Авторский блог Савва Ямщиков 03:00 7 ноября 2006

ТЕЛЕВИДЕНИЕМ МОБИЛИЗОВАННЫЙ

0
№45 (677) от 08 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Савва Ямщиков
ТЕЛЕВИДЕНИЕМ МОБИЛИЗОВАННЫЙ

Жизненный круг замыкается столь стремительно и беспощадно, что порою чувствуешь себя оказавшимся в большом лесу среди некогда радовавших своей буйной зеленью деревьев, превратившихся на твоих глазах в застывшие, лишённые и намёка на прежнюю жизнь памятники ушедшим в иной мир друзьям, коллегам, единомышленникам и просто дорогим современникам. "Повесть о забывчивой памяти" — так называется книга воспоминаний недавно скончавшегося известного телевизионного режиссёра и писателя Владислава Муштаева. Вся его жизнь связана со становлением и развитием отечественного телевидения. Он принимал самое активное участие в организации и подготовке к эфиру очень многих литературно-художественных программ и телефильмов, которые сыграли неоценимую роль в воспитании целого поколения нашей державы.
Мне посчастливилось многие годы активно работать на телевидении, рассказывая о новых открытиях реставраторов, о шедеврах русского искусства, вести циклы передач о замечательных современниках. В мою жизнь навсегда вошли люди, помогавшие в нелёгком телевизионном труде. Кира Григорьева, Ольга Селюк, Лев Николаев, Валерий Меньшов, Лидия Кутузова были не только высококлассными профессионалами, но и настоящими единомышленниками, для которых мои творческие замыслы и заботы о национальной культуре были совсем не безразличны. Постоянным помощником и заботливым покровителем всех начинаний являлся Валентин Лазуткин — один из тех руководителей, кому отечественное телевидение обязано очень и очень многим. И, конечно же, без постоянной поддержки, ценных советов и деликатных замечаний Владислава Муштаева не выпустил бы я и малой части фильмов и литературно-художественных циклов, по сей день благодарно вспоминаемых их многочисленными зрителями.
"Хотите сами предсказать свою судьбу? Почаще вспоминайте детство. Ведь всё закладывается в нас именно там: и характер, и привычки, и преданность, и честность, и чувство долга… Полжизни я прожил под Москвой, в городе Жуковском. До войны это был посёлок Стаханово. Пять каменных домов, бараки строителей, небольшой, но густой лес, а чуть дальше, через поле, Москва-река…" Отец Владислава — Павел Фёдорович Муштаев — был высококлассным лётчиком-испытателем, служившим и воевавшим вместе с такими воздушными асами, как П.Таран, Н.Харитонов и М.Галлай. Восхищение и преклонение перед этими мужественными и честными героями, научившими его неподдельному патриотизму, Владислав пронесёт через всю жизнь, стараясь не прогибаться перед начальством и не двурушничать в непростые времена, когда от человека требовалась воинская смелость даже в мирных ситуациях.
Большой знаток русской литературы, многие произведения которой он, как говорится, носил у сердца, Муштаев хорошо разбирался в музыке, любил и тонко чувствовал театральное искусство. Всё это помогало ему быстро находить профессиональные контакты с самыми различными деятелями культуры, принимавшими участие в наиболее популярных телевизионных проектах. Вот и для меня его живое участие стало важнейшим подспорьем, постоянно ощущаемым и помогавшим в нелёгком процессе воплощения всех почти наших задумок. Сегодня остаётся только ностальгически вспоминать о программах общеобразовательного канала, регулярно выходивших в эфир. "Русское искусство XVII века", снимавшееся в музеях Переславля-Залесского, Ростова Великого, Костромы, Углича, Ярославля; серия передач о забытых портретистах русской провинции; дух захватывающий рассказ о творчестве гениального кологривского самородка Ефима Честнякова; фильм о великом Сурикове — вот далеко не полный перечень рождённой при непосредственном участии Муштаева летописи отечественной культуры. А сколько противников было у наших начинаний, особенно в условиях перестроечной демократии! С одной стороны, назначенный "совестью нации" академик Лихачёв обвиняет меня в славянофильстве, не понимая, что это высшая награда — быть последователем Аксаковых, Хомякова, Киреевского и Достоевского. Потом появляется в "Останкино" некий Рыбас, изукрашенный патриотическими павлиньими перьями, скрывающими духовную нищету, и начинает крушить литературно-драматическую "муштаевскую" редакцию, руководствуясь исключительно мелкой завистью и мелким интриганством. Пришлось искать приюта в студии народного творчества, где я несколько лет вёл программу "Служенье муз не терпит суеты", тепло встреченную зрителем. Но отсутствие муштаевского плеча я чувствовал постоянно, привыкнув за многие годы к его отеческой заботе.
Моя болезнь и либерально-рыночные заморочки надолго разлучили нас с Владиславом. Я знал, что он принимает активное участие в организации государственного российского телевидения, но, увы, помочь ему в этом деле не мог. Потом он расскажет, чем закончилось сотрудничество с отвязанными демократами-телевизионщиками, ринувшимися исполнять приказ Ельцина и хапать плохо лежащее народное добро. Опубликует большое письмо в газете "Завтра" о нелёгких временах, когда он невольно стал свидетелем беспредела и безграмотной вседозволенности.
Вот и в своей книге памяти даёт Муштаев убийственные характеристики служителям телеящика или "останкинского шампура", на который, по меткому наблюдению замечательного поэта Тимура Зульфикарова, нанизываются лучшие умы России. Вот, например, портрет горе-телевизионщика Попцова: "На мой взгляд, он ни в чём не уступал Шумейко, Рыбкину, Филатову или Сосковцу… Ельцин приближал к себе людей примерно одного типа: не очень интеллигентных и высокого роста. Попцов не подходил, вроде бы, под эти условия… Он страдал безапелляционной нравоучительностью и мог судить обо всём: о политике, об армии, о музыке, о живописи, о литературе и спорте". Справедливость муштаевских наблюдений убедительно подтвердил сам Попцов, сняв несколько серий фильма-самолюбования, оказавшегося на самом деле самодоносом. Так же принципиальны и убийственны характеристики теледельцов Сагалаева, Лесина и косящего под культурненького Миши Швыдкого, который "телевидения не знал, а потому рушил всё созданное талантливыми людьми. Для Лесина Швыдкой был просто "кабанчиком", которого тут же отдают на заклание, если он больше не нужен. Что и случилось, стоило только кассете с голыми девочками и генпрокурором появиться на РТР. Смешно смотрелось, когда Швыдкой заявлял, что это он сам решил показать политическую порнуху. Телевидение — рентген, высвечивающий многое в характере тех, кто не побоялся связать судьбу с этим таинственным ОНО".
Такие люди, как Владислав Муштаев, всегда будут этим рентгеном, немым укором любому проходимцу, зомбирующему умы современников с помощью телевизионных коммуникаций, превратив их в дойную корову, пополняющую тугие кошельки незаконно присваиваемыми государственными капиталами.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x