Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 7 ноября 2006

«ОРАНЖЕВАЯ» ПРИСТРЕЛКА

0
№45 (677) от 08 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владислав Шурыгин
«ОРАНЖЕВАЯ» ПРИСТРЕЛКА
В 1956 году Советский Союз спас Венгрию от гражданской войны
ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ РФ по поводу венгерских событий 1956 года, в котором содержится сожаление по поводу того, что порыв венгерского народа к свободе обернулся большими человеческими жертвами, а также фактические извинения за события пятидесятилетней давности, многих в России застало врасплох.
Совершенно не ясно, почему Россия должна сегодня приносить извинения Венгрии?
Если Россия исторически никак не связана с Советским Союзом, о чём не устают повторять многие нынешние идеологи, то события полувековой давности к России не имеют никакого отношения, и извиняться за них можно с тем же успехом, как каяться за подавление польского мятежа 1863 года. А почему нет?
Если же мы всё же исторические правопреемники СССР и его наследники, то не грех для начала всё же разобраться, а что же случилось 50 лет назад в Венгрии, и какова была роль Советского Союза в этих событиях?
И нам стоит пристальнее вглядеться в прошлое, чтобы понять его уроки.
Либеральная версия этих событий проста, как лысина Гайдара. Советский Союз залил кровью Венгрию, вставшую на путь либеральных реформ. Уничтожил борцов за свободу и казнил революционного лидера.
Кто же был "лидером" венгерских событий 1956 года и какие "реформы" он собирался провести?
Итак, знакомьтесь — главный борец с коммунизмом и реформатор Имре Надь.
Родился в 1896 году. Воевал в составе австро-венгерской армии. В 1916 году попал в плен. А уже в 1917 вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков), в годы гражданской войны сражался в Красной Армии. В 1921 году вернулся в Венгрию, но в 1927 году бежит в Вену от режима Хорти. С 1930 года живёт в СССР, работая в Коминтерне и Институте народного хозяйства АН СССР у Бухарина. Был арестован, но тут же выпущен. Причём не просто выпущен, а принят на… службу в ОГПУ. Как позже выяснилось, он был завербован ещё в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников-венгров, которые нашли убежище в Советском Союзе. Это, возможно, тогда спасло самого Надя. В марте 1938 года его тоже арестовали чекисты из московского управления НКВД, но продержали в тюрьме всего четыре дня. За него вступился 4-й (секретно-политический) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД. В дальнейшем чекист Надь занимался "чисткой" Коминтерна, в ходе которой которых был репрессировано большинство видных венгерских коммунистов. "Зачистив" Коминтерн от "врагов народа", Надь фактически расчистил для себя место и стал одним из самых влиятельных лидеров венгерской компартии в эмиграции.
Ещё летом 1989 года председатель КГБ Владимир Крючков передал Горбачеву из архива КГБ папку документов, из которых следовало, что Имре Надь в предвоенные годы был осведомителем НКВД. Эти документы Горбачёв потом передал венгерской стороне, где их благополучно спрятали и до сих пор не предъявили общественности.
С 1941-го по ноябрь 1944-го Надь вполне уютно работал на московской радиостанции Кошут-радио, которая вела трансляцию программ на венгерском языке для жителей Венгрии, бывшей союзницей Германии в войне.
Здесь стоит напомнить, что Венгрия была одним из главных союзников гитлеровцев в войне против СССР. На советском фронте отвоевали ни много ни мало — почти полтора миллиона венгров, из них погибли 404.700 человек, больше 500 000 попали в плен. Венгерскими войсками на территории СССР было совершено множество военных преступлений, но никакой ответственности за них Венгрия не понесла, вовремя предав вчерашнего союзника и выйдя из войны в 1944 году.
4 ноября 1944 года Надь вернулся на родину. Но, к его огромному разочарованию, "первым лицом" Венгрии он так и не стал: пришлось довольствоваться министерскими постами при различных коалиционных правительствах. С 1945-го Имре Надь занимал пост министра внутренних дел в кабинете Тильди — тогда этот министр одновременно курировал и спецслужбы, при Наде началась зачистка Венгрии от "хортистов", в ходе которой в лагерях оказалось огромное количество бывших высших военных и гражданских чинов Венгрии. При кабинете Ференца Надя и Иштвана Доби Имре Надь был отстранён от МВД и назначен министром продовольствия.
Столь скромная карьера настолько деморализовала и озлобила Надя, что в конце концов он открыто выступил против руководства компартии, обвинив тогдашнего генерального секретаря Ракоши в "извращении линии Ленина—Сталина" и неумении работать с кадрами.
В этот момент Надь выступил как обычный бухаринец с тезисом о том, что перед страной стоят лишь задачи буржуазно-демократических преобразований, а строительство социализма якобы исторически еще неактуально. Исходя из этого, И.Надь делал вывод и о несвоевременности постановки вопроса о социалистической перестройке сельского хозяйства, утверждал, что "капиталистические тенденции у мелкого и среднего крестьянства обречены и исчезнут сами собой" — фактически главный тезис Бухарина. Эта его позиция привела к тому, что он начал искусственно тормозить создание крупных сельскохозяйственных кооперативов, что сказалось на росте сельскохозяйственной продукции.
Примечательно, что после венгерского путча проведенная под руководством правительства Кадара индустриализация и укрупнение сельскохозяйственных кооперативов позволили за 5 лет увеличить производство с/х продукции вдвое по сравнению с "допутчевым" периодом, и в дальнейшем именно эта форма проявила себя в Венгрии наилучшим образом..
За это в 1949 году он был исключен из ЦК и снят со всех постов. После снятия Надь так перепугался, что тут же (1951г.) поддержал идею двухкратного повышения первоначальных установок пятилетнего плана и был снова включён в Политбюро. Правда, поговаривают, что здесь не обошлось без вмешательства его советских кураторов, которые вступились за своего ценного агента и настояли на его возвращении в большую политику. По утверждениям людей, близких к архивам КГБ, с советскими спецслужбами Надь не рвал никогда.
А ведь именно с этих перекосов, собственно, и начался кризис, закончившийся путчем.
В 1951-1952 гг. предписанные обязательные госпоставки тяжелым бременем легли на плечи крестьян, а И.Надь — бывший противник коллективизации — теперь одну за другой писал статьи о том, насколько такие размеры поставок необходимы.
При члене Политбюро Наде и при полной его поддержке задания первого пятилетнего плана в 1951 г., т.е. через год после его принятия, были повышены почти вдвое. По новому плану промышленное производство в целом должно было увеличиться за пятилетие уже не на 86,4%, как это намечалось первоначально, а на 200%, объем производства тяжелой промышленности — не на 104, а на 280%; уровень капиталовложений повышался по сравнению с первоначальным на 70%. В отдельных отраслях ставилась задача добиться прямо-таки скачкообразного роста: например, объем производства в горнодобывающем секторе было намечено увеличить на 142% (ранее планировалось 55,2%), в черной металлургии — на 162% (ранее — 15%).
Все эти перекосы и привели Венгрию к кризису 1956 года. И Надь принимал самое активное участие в этом марафоне в пропасть.
Сегодня воспеватели Надя любят говорить, что он-де "боролся за единство Венгрии". Что выступил с известным призывом: "Девять с половиной миллионов венгерских сердец, которые бьются, как одно сердце; девять с половиной миллионов венгерских душ, которые вдохновляются, как одна душа..."
Но никакого единства в Венгрии на тот момент не было и быть не могло. Страна вышла из тяжелейшей мировой войны и была расколота. Существовала крупная группа "старовенгров", представителей буржуазных слоёв и части интеллигенции, выступавших, как сейчас принято говорить, с "державно-патриотических позиций", была большая просоветская лево-коммунистическая группа, была, наконец, достаточно большая группа "хортистов" — фактически нацистов венгерского разлива, затаившихся и выжидавших своего часа.
На самом деле, Надь просто занимается популизмом. Ни в какое единство его правительство не играло.
Став в 1953 году главой правительства, И.Надь назначает своим министром внутренних дел Э.Герё, несущего прямую ответственность за нарушения социалистической законности в предыдущий период. При Наде было вынесено почти 30 000 обвинительных приговоров "врагам народа". А своей правой рукой И. Надь сделал одного из главных организаторов политических процессов М.Фаркаша. Дело дошло до того, что И.Надь предложил кандидатуру полностью скомпрометировавшего себя М. Фаркаша на пост секретаря ЦК ВПТ, и тот стал одним из самых активных представителей политики "нового этапа". Конечно, окружив себя такими палачами, можно требовать от венгров, чтобы "девять с половиной миллионов венгерских сердец, которые бьются, как одно сердце; девять с половиной миллионов венгерских душ, которые вдохновляются, как одна душа..." А кто не согласен — Герё и Фаркаш разъяснят.
При этом стоит напомнить, что при премьерстве Надя народнохозяйственный план изменялся 225 раз, а промышленное производство сократилось по сравнению с предыдущим годом на 2,4%. Гениальный хозяйственник, ничего не скажешь!
БОЛЬШИНСТВО ИСТОРИКОВ сходится во мнении, что спусковым механизмом венгерских событий стали события в СССР, где после смерти Сталина началось развенчание его "культа личности", которое очень многим тогда показалось преддверием краха советской системы. Определённые силы в Венгрии потребовали такого же расчета с прошлым, который начал Хрущев, произнеся свой знаменитый антисталинский доклад.
В июле 1956 года в обстановке начавшихся народных волнений пленум ЦК ВПТ отправил в отставку генерального секретаря Ракоши. Однако новым лидером ВПТ стал не Надь, который к этому времени, как годы спустя Ельцин, снискал лавры "реформатора" и "пострадавшего оппозиционера", а Эрнё Герё. В очередной раз разочарованный Надь разряжается очередной порцией критики, и 23 октября 1956 началась массовая студенческая демонстрация в Будапеште, закончившаяся погромом. Демонстранты снесли памятник Сталину и попытались захватить ряд зданий в Будапеште. В такой обстановке 24 октября 1956 Надь всё же был назначен на пост председателя совета министров. Фактически это делалось под нажимом "группы Надя", которая в тот момент, манипулируя демонстрациями, просто вынудила вернуть Надя как якобы "единственную альтернативу полного политического кризиса".
К этому моменту уличные столкновения уже переросли в вооружённый мятеж — начался захват правительственных учреждений. По Будапешту прокатилась волна самосудных казней, когда пойманных коммунистов, сотрудников спецслужб и даже членов их семей после зверских издевательств вешали на деревьях вниз головой. Стремясь остановить погромы и убийства, в Будапешт были введены советские части с категорическим приказом огня не открывать. И почти сразу начались убийства советских военнослужащих и членов их семей. За 6 дней беспорядков, с 24 по 29 октября, погибло 350 советских военнослужащих и около 50 членов семей.
К этому моменту Надь, оставаясь формально в Политбюро, уже фактически порвал с партией и вовсю разыгрывал роль "знамени венгерского сопротивления", и опирался не на сторонников в партии, а на "кружок Петёфи" — идеологический центр путчистов и группировавшихся вокруг союза писателей Венгрии авантюристов. Их он прикрывал и на их помощь рассчитывал.
На заседании, где состоялось это назначение, Надь клялся оставить нарастающее противостояние и начать процесс гражданского примирения. Под нажимом Москвы руководство компартии согласилось на проведение политической реформы и заявило о готовности начать диалог по всем требованиям митингующих. Фактически Надь получил "карт-бланш" на проведение реформы и мирный выход из политического тупика. Но бывший стукач решил, что его звёздный час настал, и вместо того, чтобы попытаться успокоить людей, начать мирный диалог, Надь фактически спровоцировал гражданскую войну.
Формально выступая за подавление мятежа, он до последнего саботировал введение законов чрезвычайного положения, а 25 октября вообще отменил комендантский час и приказал вернуть армейские части в казармы, дав возможность путчистам перегруппироваться и прийти в себя после первых неудачных боёв. Это его решение позволило подтянуть силы и с 29 октября начать новый этап вооружённого мятежа.
Стремясь до конца не вмешиваться в происходящие в Венгрии события, советское руководство пошло навстречу требованиям Надя, и 28 октября 1956 советские войска были выведены из Будапешта, но это привело только к эскалации гражданской войны.
Буквально на следующий день на площади Республики перед зданием горкома партии толпа расправилась с сотрудниками госбезопасности и столичного горкома партии. В ходе расправы было убито 26 человек во главе с секретарем горкома Имре Мезе. Их всех повесили на деревьях головой вниз.
Фактически сразу за этим Надь и допустил главную ошибку, решив, что власть в Будапеште окончательно взята в руки, он 30 октября объявил о введении многопартийной системы — в тех условиях, когда уже вовсю шли расправы над коммунистами, это была фактически постановка компартии вне закона — и создании коалиционного правительства. А 31 октября, выполняя требования контрреволюционных групп, он провозгласил выход из Варшавского Договора, и 1 ноября заявил о "нейтралитете" Венгрии и призвал ООН вмешаться.
Сегодня много любят рассуждать о "всеобщности" восстания, хотя на самом деле в стране началась настоящая гражданская война, с обеих сторон сражались и погибали десятки и сотни людей. И насколько бы затянулась эта война, можно только гадать, но однозначно одно: счёт убитым шёл бы на десятки тысяч.
Верхом "карьеры" агента ОГПУ стало его обращение к ООН с просьбой защитить суверенитет Венгрии.
Собственно, сейчас любому непредвзятому исследователю ясно, что политический авантюризм бывшего сексота привёл к тому, что в Венгрии была фактически спровоцирована гражданская война, последствия которой сложно предугадать, если бы не ввод советских войск. Такова, увы, ущербность психологии "сексота" — куча задавленных комплексов, ненависть к кураторам, презрение к окружающим и громадный комплекс неполноценности, который способен толкнуть на любую авантюры.
ТЕПЕРЬ О "КРОВАВОЙ РАСПРАВЕ", как её модно называть на Западе. Сегодня установлено, что в результате событий 1956 года в Венгрии погибло 2740 чел, 25000 было репрессировано, 200 000 сбежали из страны.
При этом как-то по умолчанию принято считать, что их всех — 2740 человек — уничтожили "советские оккупанты". Хотя на самом деле это совсем не так. Это ВСЕ жертвы этих событий. Причём, согласно документам, в первые дни "восстания" от рук "восставших" погибло более 300 "коммунистов и их пособников" — таких, как, например, расстрелянные у здания МВД солдаты, которым просто не повезло оказаться не в той форме не в том месте.
Надо честно сказать, что далеко не все в Венгрии потеряли голову и рвались в бой. Например, во всей Венгерской армии нашлось всего несколько офицеров, которые перешли на сторону путчистов. При этом ни один генерал не принял участия в этой бойне.
Самым заметным "героем" того времени оказался начальник строительных частей полковник Пал Малетер, как это ни смешно — ещё один советский агент, бывший офицер хортистской армии, попавший в плен в 1944 году, прошедший подготовку в советской разведшколе и заброшенный в Венгрию с заданием организовать партизанский отряд.
Именно он стал военным лидером путчистов, правда, перед этим успев отдать приказ танкам стрелять по "мятежникам" и лично расстреляв двух пойманных студентов. Но когда наступавшая толпа фактически не оставила ему шансов, он отдал приказ солдатам перейти на сторону народа и сам объявил о своей верности Имре Надю. Надю настолько был нужен хоть один перебежавший на его сторону старший офицер, что он спокойно закрыл глаза на расстрел, учинённый Малетером, и назначил его первым заместителем министра обороны.
А теперь о потерях и зверствах.
Гарнизон Будапешта на тот момент насчитывал около 30 000 солдат; известно, что на сторону восставших перешло около 12 тысяч, но далеко не все приняли участие в боях. После ареста Малетера его подчинённые фактически разошлись по домам. В различных боевых отрядах сражалось в общей сложности около 35 000 человек, из которых более половины это бывшие солдаты и офицеры "хортисты", составившие костяк путчистов.
Сегодня вообще не модна тема исследования социального состава "повстанцев". Чаще всего напирают на то, что это были "студенты и рабочие", но, судя по спискам погибших, студентов среди них было не так уж и много. То, что "хортисты" составляли костяк отрядов, вынуждены были сквозь зубы признавать и современные венгерские историки.
Так, обороной города Печ командовал опытный хортистский офицер, ветеран ВОВ майор Чорги, у которого под командованием находилось больше 2 000 боевиков, Мишкольц также защищали хортисты и переброшенные сюда из Западной Германии прошедшие подготовку у Гелена эмигранты.
В распоряжении путчистов было более 50 000 стрелкового оружия, до 100 танков, около 200 орудий и миномётов. Сила немаленькая. И за 4 суток боёв вся эта группировка была фактически рассеяна и разоружена. Потери составили около 1300 убитых, а всего за весь период боевых действий, с 1 ноября по 5 января, в боях погибло 1700 человек. Причём в эту цифру входят и потери стороны, которая воевала против "путчистов". Если это называется "умыть кровью", то я тогда даже и не знаю, что значит — гуманизм?
За шесть лет до событий в Венгрии английские части были брошены на подавление коммунистического восстания в Малазии, и только за первый год боёв там было уничтожено больше 10 000 человек. И никого это не возмутило.
За два года до событий в Венгрии французская армия начала карательную экспедицию в Алжире, где в ходе войны погибло почти миллион алжирцев. И опять же, никому в голову не пришло обвинять французов в жестокости.
А советские войска всего за 4 суток смогли разгромить и рассеять почти пятидесятитысячную армию мятежников, взять под контроль все основные города и объекты, уничтожив всего 2 000 мятежников, и за это заслужили прозвище "кровавых палачей". Вот уж воистину краснобайство!
Потери советской стороны составили 720 убитыми, 1540 ранеными, 51 пропали без вести.
В ходе последовавшего затем следствия было заведено 22 000 судебных дел. Было вынесено 400 смертных приговоров, но приведено в исполнение чуть больше 300, сбежало на Запад 200 000 человек. Если считать, что на Запад бежали ТОЛЬКО противники коммунистического режима (а на самом деле, очень многие просто воспользовались возможностью устроить свою жизнь на Западе, не являясь активным участником событий), то получается, что в путче принимало участие всего 2,5% населения Венгрии (10 млн.) Мягко скажем — немного…
Поэтому мне очень стыдно сегодня. Но не перед венграми, которые могут сколько угодно заламывать руки на могилах своих путчистов, стыдливо помалкивая о куда более позорном и кровавом следе, оставленном их дедами и отцами на русской земле, за который они почему-то каяться не собираются, мне стыдно перед могилами наших павших солдат и офицеров, спасших Венгрию от гражданской войны.
Сегодняшние "раскаяния" России над могилами путчистов просто неприличны.
Мёртвые сраму не имут! Вы хорошо сделали своё дело, вечная вам память!
5 лет назад мне передал на хранение свой боевой орден Красная Звезда генерал-лейтенант Юрий Николаевич Калинин. Этот орден № 3397404 ему был вручён 18 декабря 1956 года в Будапеште.
Держу его в ладони. Через алую эмаль чувствую его спокойную, жёсткую силу.
Никто не забыт, ничто не забыто!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x