Авторский блог Анна Серафимова 03:00 31 октября 2006

ЖИЛИ-БЫЛИ

0
№44 (676) от 01 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Анна Серафимова
ЖИЛИ-БЫЛИ

Написав статью о вырубке деревьев в городе, дендролог c активной жизненной позицией Наталия Михайловна ожидала неравнодушной реакции. И дождалась. Читательница М. в отклике на публикацию обвинила дендролога в том, что она обошла в статье такую важную проблему, как уничтожение памятников архитектуры: "Вы считаете, что деревья нельзя корчевать, а здания можно?" Наталия Михайловна так не считала, и поскольку неравнодушная читательница оставила свои координаты, связалась с ней в желании объясниться. Но читательница упрекнула автора в замалчивании более важной темы и выразила убеждение, что в противном случае в статье были бы освещены и темы сноса памятников архитектуры.
Позвонивший в редакцию читатель П. пафосно возмущался, что о деревьях сказано, а об уничтожении населения не говорится в статье ни слова. "Вам чурбаны и пеньки дороже людских жизней?!" — кричал читатель в трубку. На попытки редактора оправдаться тем, что о чрезмерной смертности населения не раз писалось, вот и в прошлом номере была статья, читатель взвивался до потолка: "Что, отписались в прошлых номерах, и дело с концом?!" А когда редактор сказала, что мол, статья не об этом, читатель прочеканил: "Об этом необходимо писать в каждой статье!"
Письмо из общества защиты животных гласило: "С возмущением прочитали об уничтожении деревьев! Мы, активисты общества, негодуем, что в статье ни слова не сказано о том, что безжалостно уничтожается животный мир. В лесах и лесопарках России всё меньше зверей и птиц. Но эта тема не волнует, как мы убедились, ни автора, ни редакцию".
Комитет по озеленению подал на автора в суд за клевету, поскольку дендролог указала, что "за последние 6 месяцев уничтожено 1453 здоровых дерева ценных пород", в то время как спилено было 1452,5 дерева: одно из деревьев спилили, оставив довольно высокий пенек. Посему цифра, указанная в статье, является клеветническим измышлением. К тому же ряд дендрологов полагают, что клён, дуб, ясень не относятся к ряду ценных деревьев, потому фигурирование их в статье в качестве ценных является введением общественности в заблуждение.
Из пресс-службы мэрии пришло возмущённое письмо, что почему-то акцентируется внимание на якобы отрицательном в жизни города, тогда, как в статье не нашли отражения факты, что за аналогичный период обустроено 15 детских площадок, покрашена 231 урна. На месте вырубленных скверов развернулось строительство жилых домов и торговых центров, где счастливые жители будут жить, а счастливые покупатели — покупать.
Дендролог слегла с гипертоническим кризом, но когда пришла в себя, пожелала хоть как-то реабилитировать себя и газету. Написала статью о прекрасном враче городской больницы, который поставил её на ноги после криза.
И вновь реакция читателей не заставила себя ждать. Пенсионерка И. прислала возмущённое письмо, что её вот очень плохо лечат, врачи берут взятки, а их расписывают как ангелов. "Если вас хорошо лечили, не значит, что и другим оказывают должную медицинскую помощь. И какой это эгоизм, писать о себе, плюя на страдания других. Как не стыдно редакции помещать хвалебные материалы, когда всем известно, что врачи — взяточники".
Ветеран внутренних органов позвонил и, задыхаясь от возмущения, прокричал речь о том, что почему-то о хороших врачах пишут, а о хороших милиционерах в статье — ни слова. "А кто вас спасает, когда бандиты нападают? Тоже врачи? Где они были, эти врачи, когда мы ловили в 56-м году банду грабителей? Этого вашего хвалёного врачишки тогда и на свете не было. Разве он рисковал тогда жизнью? Но все лавры почему-то нынче ему. Не об этом статья? Вот и плохо, что не об этом!"
Обескураженная начинающая авторша поделилась с редактором, что не хотела обидеть людей, не виноватых в данном конкретном неблаговидстве. Может, написать критический материал о работе, например, преподавателей вуза, куда поступил её племянник, о том, что там распространена система взяток.
Редактор на это показал ответы на материал с критикой учителя. Учителя из разных городов писали: не надо из-за отдельных случаев порочить систему. Читатели частный пример распространят на всех, а вот они, пишущие учителя, не замешаны в этом. Так почему должны ощущать на себе косые взгляды? Что, критиковать больше некого? Посмотрите, как прогнила милиция, суды. В армии вон что делается. А врачи что вытворяют? Пишите о них, если нужно о недостатках. О маленьких людях пишете, а о сильных мира сего боитесь.
Показал и ответы службы по связям с общественностью министерства "Призрения пребывающих в немощи", которые последовали вслед за публикацией журналистского расследования, вскрывшего кражи замминистром из бюджета 387 миллионов 248 тысяч рублей. Общественности сообщали, что министерство поддерживает традиции своего основателя барона фон Резона, вошедшего в историю благотворительности фразой "Моя жена на своей шее почувствовала костлявую руку голода", поскольку в голодный год барон на благотворительном балу своей рукой вынул их ожерелья жены в 1267 жемчужин один перл и пожертвовал в пользу голодающих. И если бы журналисты, собирая факты, обратились в службу по связям, их охотно оснастили бы фактурой. Например, министерцы собственноручно высадили в сквере перед зданием голубые ели. А беспрецедентная акция "Мерседесов круг — город вокруг"? Когда сотрудники, от министра до мелкого клерка, каждый на своём "Мерседесе", выехали на бульварное кольцо, таким образом сомкнувшись в неразрывное кольцо, и дали два круга: один — "За чистоту воздуха в городе", второй — "Ни одного голодного ребёнка!" На организацию акции ушло 17 миллионов рублей: покупка шаров и лент, индпошив формы для участников. Но для голодных детей министерству "Призрения пребывающих в немощи" никаких денег не жалко. Что касается замминистра, на которого после публикации было заведено уголовное дело, то, учитывая его чистосердечное признание (он признался, что деньги потратил) и деятельное раскаяние (вернул в бюджет государства оставшиеся 23 рубля 76 копеек), ему назначили 1,5 года условного наказания с обязательным требованием 5 лет не уходить с занимаемой госслужбы (если только на повышение), чтобы быть под присмотром коллектива.
И пишущий журналист такую реакцию должен иметь ввиду.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x