Авторский блог Сергей Загатин 03:00 17 октября 2006

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

0
№42 (674) от 18 октября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Андрей Смирнов, Сергей Загатин
ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

Дело двадцатилетнего москвича Александра Копцева, его преступление и наказание, подобно другим "символическим" уголовным делам (например, делу Бейлиса и делу Дрейфуса), в которых так или иначе прослеживался определённый культурно-идеологический конфликт, не оставило практически никого из сознательных граждан РФ непричастным и безучастным, и практически взорвало и раскололо общественное сознание. Теперь, после окончательного, и, скорее всего - не подлежащего пересмотру приговора, который многих и многих удивил своей несоразмерностью, дело Копцева принадлежит истории. И чем далее от нас тот январский день, тем большим количеством невероятных "подробностей" и прочих вымыслов будет обрастать "дело Копцева", поскольку интерес к такого рода "знаковым" делам, как показывает практика, не ослабевает со временем. Но в данный момент беспощадного времени факт происшедшего ещё практически не оброс тиной субъёктивных восприятий и ракушками конспирологических теоретизирований.
Чтобы зафиксировать этот "момент истины" для истории и вечности, мы не могли не сделать данный материал.
Кратко напомним читателям обстоятельства и хронологию дела Копцева.
20-летний москвич Александр Копцев 11 января 2006г. вошел в здание синагоги на ул. Большая Бронная в Москве и охотничьим ножом с выкриками "Всех жидов убью, зарежу", "Хайль Гитлер" нанёс девяти прихожанам и сотрудникам синагоги ножевые ранения различной тяжести, в том числе троим — опасные для жизни.
В тот же день Копцев был арестован, ему было предъявлено обвинение по двум статьям УК РФ: покушение на совершение убийства девяти человек по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды (ч.3 ст.30, п., п. "а", "л" ч.2 ст.105) и совершение действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии с применением насилия (п. "а" ч.2 ст.282).
27.03.06. Мосгорсуд осудил Копцева на 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима, признав его виновным в совершении покушения на убийство девяти человек по мотиву национальной и религиозной ненависти и вражды (ч.3 ст.30, п., п. "а", "л" ч.2 ст.105УК РФ) и оправдав, то есть признав его невиновным, в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии с применением насилия (п. "а" ч.2 ст.282 УК РФ).
Прокурор и потерпевшие не согласились с таким приговором суда и обжаловали его в Верховный суд РФ. Верховный суд РФ решил, что оправдание Копцева по ст.282 УК РФ является необоснованным и отменил приговор Мосгорсуда и направил дело на новое рассмотрение обратно в Мосгорсуд.
По итогам второго рассмотрения дела в Мосгорсуде 15.09.06. Копцев признан виновным уже по обеим статьям УК РФ, по которым ему было предъявлено обвинение, и осуждён на 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима. Также ему было назначено амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра.
При повторном рассмотрении дела в Мосгорсуде защиту Копцева осуществляли адвокаты Р. А. Сарибжанова и К. К. Фетисов.
Защитники Копцева Р. А. Сарибжанова и К. К. Фетисов не согласились с предъявленным ему обвинением. Их позиция была высказана в судебном процессе и заключалась в следующем.
Копцев в совершении покушения на убийства девяти человек обвинён необоснованно, так как это обязательно предполагает наличие прямого умысла. Но в деле нет никаких оснований для утверждения о наличии у Копцева прямого умысла на совершение убийства. В связи с этим защитники просили Копцева по ст.105 УК РФ оправдать, а нанесение ножевых ранений квалифицировать как причинение вреда здоровью в соответствии с его фактической степенью тяжести.
На совершение второго преступления, направленного на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии (ст.282 УК РФ), умысла и цели у Копцева также не имелось. И защитники просили Копцева по ст.282 УК РФ оправдать.
Свою позицию защитники обосновывали состоянием психического здоровья Копцева — наличием у него психического заболевания — шизотипического расстройства, что стороной обвинения и судом фактически полностью было проигнорировано, что, по мнению защиты, совершенно неверно.
Корреспонденты "Завтра" обратились к московским адвокатам Розалии Абасовне Сарибжановой (адвокатский кабинет в Адвокатской палате г.Москвы) и Константину Константиновичу Фетисову (Адвокатская консультация № 140 Межреспубликанской коллегии адвокатов Адвокатская палата г.Москвы), осуществлявших защиту А.Копцева, с просьбой ответить на ряд вопросов, касающихся дела Копцева.

Корреспондент. Итак, федеральный судья Мосгорсуда Зубарев А.И. 15 сентября 2006г. озвучил приговор по делу Копцева. Комментарии, как говорится, излишни. Почему же вы взялись защищать Копцева по такому заведомо проигрышному делу, результат по которому был известен заранее?
К.Ф. Потому что Копцев, по моему убеждению, совершенно необоснованно обвиняется в совершении обоих инкриминируемых ему преступлений, одно из которых является особо тяжким. А еще потому, что из психически нездорового человека, совершившего преступление под влиянием душевного заболевания, настойчиво делают главного "русского фашиста", главного российского антисемита, судебный процесс проходит как показательный, и в результате рассмотрение этого уголовного дела превратилось в некую современную российскую пародию на Нюрнбергский процесс.
Корр. Из репортажей из зала суда создается впечатление, что это дело носило больше политический и определённо идеологический окрас, нежели правовой характер. Что вы можете сказать по этому поводу?
К.Ф.Начать нужно с того, что как только по первому приговору Копцев был оправдан по ст.282 УК РФ, представитель потерпевших заявил, что решение Мосгорсуда не правовое, а политическое.
По ходу рассмотрения дела, в комментариях и интервью участников процесса постоянно упоминались так называемый "холокост", нацизм, фашизм.
Высказывалось, что пострадавшими по этому делу являются все евреи и все лица, исповедующие иудаизм, отмечалось, что нож Копцева ударил каждого еврея.
Вспоминались 3000-летние гонения на евреев и киевский процесс 1913 года по делу Менделя Бейлиса.
Говорилось о государственном антисемитизме в СССР, о "еврейском вопросе".
Даже были упомянуты "вечный жид" из "Золотого телёнка" И.Ильфа и Е.Петрова и так называемое "письмо пятисот", опубликованное газетой "Русь православная" года полтора назад. Вот послушайте слова представителя потерпевших, сказанные в ходе судебных прений: " … нетерпимость к непохожим, к не таким, как все, к непонятным — это и есть проявление фашизма".
18 сентября, на третий день после приговора, я узнал, что днем по телевидению представитель еврейской общественности (поскольку лично этой передачи не видел, не стану называть его фамилию) отметил, что такой приговор был достигнут благодаря давлению на суд общественности. Таким образом, открыто заявляется, что на суд оказывалось давление.
Корр. Как вы считаете, а для чего это нужно было?
К.Ф. На этот вопрос дал четкий ответ раввин синагоги И.А. Коган в одном из своих интервью: "Убежден, что высказываю мнение всей общины российских евреев: ярый антисемит Копцев, абсолютно нераскаявшийся в своем юдофобстве, в животной своей ненависти к евреям, должен быть наказан именно за это". То есть не совершенное преступление, а за юдофобство и за ненависть к евреям. Характерно и то, что это интервью озаглавлено "Раввин Коган: Копцев должен быть наказан за антисемитизм".
Так же вполне определённо была обозначена и цель: "Мы уверены в том, что давно уже пора появиться такому судебному прецеденту в правоохранительной практике России. И уповаем на то, что именно "Дело Копцева" подарит его нашему обществу".
Корр. Значит, оказанное давление на суд возымело свое действие?
К.Ф. Конечно. Это видно из результатов рассмотрения дела, а также из выводов суда, изложенных в приговоре. Например, в приговоре указано, что Копцев унизил всех людей еврейской национальности.
Корр. Наши источники сообщали, что, хоть и безрезультатно, но представители потерпевших в ходе всего процесса пытались и на вас, защитников Копцева, оказывать психическое воздействие, причем очень эмоционально.
К.Ф. Представители потерпевших под видом нравственной оценки наших действий говорили в наш адрес, что мы неграмотные юристы, не знающие ни законов, ни норм адвокатской этики, что мы плохие актеры в дурной пьесе, поставленной по бездарному сценарию в захудалом театре, что мы, также как и наш подзащитный, имеем шизотипическое расстройство. На наше заявление о том, что представитель потерпевших таким образом мешает нам работать, не дает нам выполнять свои профессиональные обязанности и оказывает на защиту давление, представитель потерпевших ответил: "Да, давил и буду давить". Ну, и само собой разумеется, что наши действия являются цинизмом на грани с антисемитизмом. И ещё нам грозил представитель потерпевших, что напишет на нас донос в Президиум Адвокатской палаты.
Но самое печальное в этой ситуации было то, что суд, несмотря на наши неоднократные устные и письменные заявления и ходатайства, никак не реагировал на происходящее и фактически попустительствовал подобной тональности процесса.
Корр: А действительно ли, что вы, Константин Константинович, говорили по ходу дела такую фразу, что чем больше евреев резать и убивать, тем больше будет к ним сочувствия и сострадания.
К.Ф. Чушь! Напротив, я всегда выражаю искреннее сочувствие и сострадание всем людям, безвинно пострадавшим от рук террористов, экстремистов и разных бандитов. Так и в этом случае я совершенно искренне выражал своё глубокое сочувствие и сострадание всем потерпевшим и их близким, всем, кто пострадал не только физически, но и морально, в результате диких, безумных действий моего подзащитного, являвшихся предметом рассмотрения по данному делу. И говорил, что этой поножовщиной было вызвано сочувствие и сострадание в обществе к лицам, пострадавшим от действий Копцева. И всё. И не более того.
А вот авторство той самой, приведенной, фразы, совершенно точно вами охарактеризованной, принадлежит представителю потерпевших.
Корр. Как вы оцениваете назначенное наказание?
К.Ф. Думаю, что лучше президент Российской секции Международного общества прав человека В. Новицкий об этом не скажешь: "Новый приговор Копцеву — очевидный показательный излишне жесткий приговор". Я бы только добавил сюда — и беспрецедентно необоснованный приговор.
Корр. Почему?
К.Ф. Потому, что суд в приговоре фактически вообще не учел наличие у Копцева психического заболевания, хоть и не исключающего его вменяемости. Анализ поведения и действий Копцева проведён судом с позиций оценки поведения и действий нормального, психически здорового человека. Но в рассматриваемом случае подобный подход совершенно неверен.
А стороной обвинения и судом фактически полностью было проигнорировано это психическое состояние Копцева. Что, по нашему мнению, является серьёзной судебной ошибкой. Так как, согласно выводам судебно-психиатрической экспертизы, имеющееся у Копцева психическое расстройство носит хронический характер, имелось у него в момент совершения преступления и оказало существенное влияние на его поведение в период совершения инкриминируемых ему действий, ограничивая его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.
Также не были приняты во внимание и показания экспертов-психиатров о заболевании Копцева, он не мог в полной мере контролировать себя, свои эмоции, оценивать своё "Я".
Такова психиатрическая картина этого преступления, но она судом замечена не была. Поэтому мы не согласны с приговором, постановленным без учета изложенных особенностей личности Копцева и реально не признавшим наличие психического расстройства у Копцева существенно смягчающим его вину обстоятельством.
Корр. Скажите, пожалуйста, чем можно объяснить такую тяжесть назначенного наказания?
К.Ф. Думаю, это объясняется тем, что такую меру попросил прокурор, представители же потерпевших вообще просили суд назначить как можно более суровое наказание.Представители потерпевших объясняли это тем, что бы другим неповадно было. А кроме того, полагаю, что их менталитет им не позволяет прощать и проявлять милость к падшему.
И не случайно на дискуссионной встрече в синагоге, куда Хасидская община пригласила патриотов-идеологов, когда А.Проханов, рассматривая возможность резкого снижения конфронтации, предложил еврейской стороне проявить акт милосердия и простить Копцева, это предложение вызвало резкое неприятие с еврейской стороны.
Лишь один свидетель — интеллигент — видный деятель российской культуры писатель-сценарист Я. А. Костюковский, посчитавший себя оскорбленным действиями Копцева и потому пострадавшим с моральной точки зрения, в своем интервью сказал, что осуждено должно быть чувство вражды к людям определенной национальности, и он вовсе не жаждет, чтобы Копцева засудили на какой-то огромный срок, а жаждет только справедливости.
Корр. Как вы считаете, вынесенный Копцеву приговор послужит поставленной цели — будет ли неповадно другим "русским фашистам" заниматься антисемитизмом?
К.Ф. Думаю, что нет. Даже подозреваю, что может вызвать противоположный эффект.
На фоне более мягких приговоров за тяжкие насильственные преступления, в том числе и реальные убийства, теперь вследствие столь сурового наказания, назначенного Копцеву, уже он вызывает сочувствие и жалость. И, соответственно, сторона потерпевших в отношении себя может вызвать раздражение, осуждение и озлобленность за тот жестокий приговор, который она инициировала, а отсюда недалеко и до антиеврейских проявлений. А такие симптомы уже имеются.
Да и положительные оценки этого приговора, сделанные некоторыми участниками процесса, не всегда могут вызвать одобрение.
Так, раввин И.А.Коган, высказывая удовлетворение решением суда по данному делу, отметил: "Главная причина его (Копцева) прихода в синагогу — то, что он хотел убивать евреев, а не просто убивать людей на улицах, — принята (судом) во внимание". Это как понимать прикажете? Что, убивать на улицах — это совсем не то, что убивать в синагоге, и убивать людей — это совсем не то, что убивать евреев? И какие выводы из этого может сделать какой-нибудь радикальный антисемит? Об избранности и исключительности евреев? И на какие "подвиги" эта фраза его может подтолкнуть? Вот вам и последствия такой положительной оценки приговора. И последний, самый интересный вопрос: кто в этом случае провоцирует антисемитизм — Мосгорсуд своим приговором или раввин И.А.Коган своей оценкой этого приговора?
По просьбе редакции газеты "Завтра" А.Копцев ответил на вопросы.
"Завтра". Александр, что вы думаете о своём будущем, как собираетесь дальше жить, как собираетесь себя вести?
А.К. В будущем — на зоне. Два месяца — адаптация. Потом намерен работать, учиться. Надеюсь найти единомышленников. От своих убеждений не отказываюсь. О более далёком будущем не задумывался.
"Завтра". Если евреи захотят вам как-то помочь, оказать какую-либо поддержку, готовы ли вы принять эту помощь и как вы к этому отнесётесь?
А.К. Им не верю. Может быть, они и будут предлагать свою помощь, но она, конечно же, будет прежде всего в их целях, которые для меня добром не кончатся. Поэтому, прежде чем что-то принять от них, надо семь раз подумать.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x