Авторский блог Станислав Куняев 03:00 17 октября 2006

ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ ИЛИ ЗЛОНАМЕРЕННАЯ КЛЕВЕТА?

0
№42 (674) от 18 октября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Станислав Куняев
ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ ИЛИ ЗЛОНАМЕРЕННАЯ КЛЕВЕТА?

ОТ РЕДАКЦИИ «ЗАВТРА»:
Мы не знаем, почему ровно через год после статьи Станислава Куняева в "Нашем современнике", с его десятитысячным тиражом и ограниченным кругом читателей, 23 августа 2006 года почти целую полосу в "Московском комсомольце", газете с миллионным тиражом , Марк Дейч наконец-таки решился посвятить уже полузабытому читателями "Нашего современника" достаточно острому и аргументированному очерку русского поэта. Может быть, это была скрытая реклама давнему другу-недругу, может быть, Марк Дейч хотел вновь возбудить споры о делах давно минувших, ибо у каждой стороны в этом деле были свои аргументы. Мы-то считаем, что спор вообще ни о чем. В каждом народе, увы, есть изуверские секты, русские подонки ритуально убивают двух оптинских монахов, в Америке с перебором хватает своих маньяков, в Израиле оголтелые фанатики убивают своего руководителя государства. Могут ли быть среди евреев маньяки-садисты, совершающие ритуальные убийства? Безусловно. Они могут быть в каждом народе.
Значит ли это, что весь еврейский народ по утрам пьет кровь христианских младенцев? Такую чушь, по-нашему, не осмелится сказать самый упертый антисемит. И дело Бейлиса, на наш взгляд, было раздуто и справа, и слева, по политическим причинам, так же, как сейчас раздувают то дело Буданова, то деяния Саакашвили. Вот об этом бы и писать журналистам, что не надо посторонним вмешиваться в сугубо судебные или дипломатические дела. Думаем, что русские профессиональные юристы спокойно разобрались бы с "делом Бейлиса", не будь на них такого политического нажима. Убил бы Бейлис — засудили, не убил бы — оправдали. И любые народы тут ни при чем. Мы спокойно отдали бы на расправу любого русского Чикатило. Впрочем, и Берия как-то, несмотря на убийственное сравнение Путина, со всем грузинским народом не ассоциируется.
Нынче политический нажим вокруг дела Бейлиса продолжается. Статья Станислава Куняева — это ответ одной стороны. Загадочная раскрутка этой статьи Марком Дейчем в "Московском комсомольце" спустя год после её выхода — предполагает противоположную трактовку. Вполне возможно, спустя сто лет наши потомки опять затеют политическую дискуссию вокруг этого, бесспорно, чисто уголовного дела.
Впрочем, и Марку Дейчу в его статье не до судебных тонкостей. И он не может сказать: кто убил и почему убил таким жестоким ритуальным методом, как в давние библейские времена, тринадцатилетнего русского мальчика Андрюшу Ющинского. Не может он сказать и о том, кто сегодня зверски убил мальчика Николая Рубцова, внука великого русского поэта. Ему бы разобраться с Куняевым и его товарищами и коллегами. "Такие подонки, хоть и не часто, но всё ещё встречаются. И даже находят понимание и поддержку у некоторых особо дремучих литераторов… Куняевская "правда" — это, доложу я вам, нечто особенное". Для Марка Дейча те, кто "пытается оспорить вердикт столетней давности", — "герои вонючего рынка". Терминология автора "Московского комсомольца" , скажем прямо, времен этак 1937 года. Тут и "полный бред", тут и "ассимилированный подлец", и так далее. Сами детали столетней давности как бы уходят в сторону. Речь скорее идет о могучем подъеме современного "русского фашизма". Да был ли мальчик-то? И чего добивается Марк Дейч таким черно-белым политкомиссаровским языком? Впрочем, мы забыли про название газеты, так и писали молодые "московские комсомольцы" во все времена. Даже в газете "Завтра" мы стараемся как-то более деликатно обращаться со своими оппонентами.
Естественно, смолчать после такой рекламно-разносной статьи Станислав Куняев никак не мог, и в рамках нашей нынешней русско-еврейской дискуссии мы публикуем его, на наш взгляд, тоже не самый политкоректный ответ на статью Марка Дейча.
23 августа 2006 года газета "Московский комсомолец" опубликовала статью журналиста Марка Дейча "Кровавый навет". Статья является полемическим ответом на публикацию в августовском и сентябрьском номерах "Нашего современника" 2005 года (!) стенографического отчёта "Дела Бейлиса", переданного в редакцию журнала бывшим сотрудником радиостанции "Свобода" И. фон Глазенапом. Комментарии и послесловие к публикации были сделаны писателем И. Блудилиным-Аверьяном, которому И. фон Глазенап передал рукопись стенограммы. Краткая вступительная статья к основному тексту была написана мной. Именно она вызвала гневный ответ Дейча. Но, видимо, он писал его в таком возбуждённом состоянии, что сделал немало ошибок — может быть, невольных, может быть, сознательно клеветнических, на которые я должен указать руководству популярной газеты "Московский комсомолец", выходящей миллионным тиражом.
Дейч пишет о том, что в своё время, будучи членом партбюро секции поэтов Московской писательской организации, я "исправно голосовал за изгнание из Союза писателей Солженицына, Галича, Некрасова, Аксёнова, Копелева... и готовил партсобрания, на которых происходили эти изгнания". Дейч или не помнит, или врёт, поскольку Солженицына исключали из Союза писателей в Рязани, Виктора Некрасова в Киеве, Аксёнова и Копелева партбюро поэтов исключать из Союза писателей не могло, потому что они состояли в секции прозы. И вообще, партбюро имело право исключать не из Союза писателей, а из КПСС, в которой ни Аксёнов, ни Галич не состояли. Так что никого из этих политических провокаторов прошедшей эпохи я из Союза не исключал. О чём жалею.
Из идейных или клеветнических соображений (а может быть, из-за провалов в памяти) Дейч искажает название моего письма в ЦК КПСС, написанного в 1978 году. Оно называлось не "О засилии сионистских сил в средствах массовой информации" (так пишет Дейч), а просто и конкретно: "Письмо в ЦК КПСС по поводу "Метрополя".
Дейч утверждает, что я был доверенным лицом "небезызвестного Макашова". К сожалению, доверенным лицом честного русского генерала и нынешнего депутата Госдумы я не был, но был таковым в избирательной кампании Геннадия Андреевича Зюганова в 2000 году. Опять врёт бульварный журналист.
Вспоминая о деятелях культуры, которые в 1911 году поставили свои подписи под обращением в защиту Бейлиса, Дейч пишет, что среди них были "знаменитые писатели: Горький, Леонид Андреев, Алексей Толстой, Сергеев-Ценский, Фёдор Сологуб, Куприн... А также Немирович-Данченко, академик Вернадский, ведущие профессора Московского и Санкт-Петербургского университетов... Почти все они в скором времени оказались под ножом большевистской гильотины". Марк Дейч, перечитав эти свои строки, может хлопнуть себя по темени и воскликнуть: "что-то с памятью моей стало", ибо большего почёта, которым были окружены Горький и Алексей Толстой в советское время, представить немыслимо, да и Сергеев-Ценский (как и Алексей Толстой) стал лауреатом Сталинской премии. Куприн возвратился в Советскую Россию и умер своей смертью в 1939 году; Леонид Андреев, Фёдор Сологуб, Немирович-Данченко и Вернадский также умерли естественной смертью в своих постелях, и никакой "нож большевистской гильотины" ни при Троцком, ни при Менжинском, ни при Ягоде не прикоснулся к ним.
Что же касается "ведущих профессоров Московского и Санкт-Петербургского университетов", а среди них были учёные с мировыми именами (В. В. Виноградов, М. Н. Сперанский, В. Н. Перетц, А. М. Селищев, Н. К. Гудзий, П. Д. Барановский и многие другие), то они в количестве 70 человек в 33-34-х годах действительно подверглись жестоким репрессиям. 28 из них были расстреляны или погибли в лагерях, — словом, "оказались, как справедливо пишет Дейч, под ножом большевистской гильотины" по "Делу русской национальной партии". Но следствие вели начальник 2-го секретного политического отдела ОГПУ Каган, начальник 4-го отдела ОГПУ Л. Коган, следователь Альтман, допрашивал академиков и профессоров оперуполномоченный 2-го отдела СПО ОГПУ Шульман, следственное дело вёл уполномоченный Иоселевич, направления в ссылку подписывал зампред ОГПУ Агранов (Ф. Ашнин, В. Алпатов. "Дело славистов", М., 1994 г.).
Процесс был организован заведомо как антирусский. При каждой фамилии была своя характеристика: "националист", "ярый шовинист", "ярая антисемитка", "из старой дворянской семьи" и т. д. Так что "гильотина" была не только "большевистской", поскольку её строили одноплеменники Марка Дейча.
Хотя Марк Дейч и работает всю жизнь в "жёлтой прессе", но мне как-то неудобно указывать ему на элементарное незнание истории, которое я даже сознательным подлогом не решаюсь назвать.
Дейч лжёт, когда утверждает, что "среди православных священников, среди православных учёных не было ни одного, по крайней мере здесь, на суде, который явился бы и своим именем священника или... православного христианина поддержал бы <...> этот кровавый навет". Русский православный учёный профессор И. А. Сикорский, давший отзыв о ритуальных убийствах, архимандрит Амвросий — наместник Киево-Печёрской Успенской лавры, архимандрит Автоном — их выступления на суде опровергают невежественные измышления журналиста.
Публикатор стенограммы И. Блудилин-Аверьян (отнюдь не Ст. Куняев, что вытекает из текста М. Дейча) высказал мнение, что и при царском режиме и при большевистской власти стенограмма "Дела Бейлиса" была "засекречена", с чем Дейч не согласился: "...это полный бред. В 1913 году в Киеве вышел трёхтомник "Дело Бейлиса. Стенографический отчёт". С тех пор этот трёхтомник был доступен любому читателю — и до революции и после. В настоящее время имеется в Ленинской и Исторической библиотеках".
Да, допускаю, что официально стенограмма не была засекречена, но что осталось от крошечного тиража 1913 года после революции и гражданской войны? Два единственных экземпляра, хранившихся, скорее всего, в спецхранах Ленинки и Исторички? Это они, что ли, "были доступны любому читателю" необъятной нашей страны? Смешно, господин Дейч. В конце концов в спецхране "Ленинки" даже книга "Майн Кампф" хранилась, но это не значит, что она была доступна для широкого читателя.
Впрочем, после сокращённого варианта стенограммы, напечатанной на страницах "Нашего современника", в полном виде отчёт о деле Бейлиса наконец-то будет издан отдельной книгой, подготовленной историком М. Назаровым.
И последнее. Статья Дейча появилась ровно через год после публикации в "Нашем современнике". Долго и тщательно готовился журналист к идеологической схватке, но всё-таки оплошал: видимо, для того, чтобы не привлекать лишний раз широкого читателя к нашей публикации, побоялся указать название и номер журнала, где она появилась. Самый популярный и многотиражный журнал из семейства "толстых" литературных журналов он с издёвкой назвал "журнальчик". Но пусть эти приёмы полемики будут на его совести. А я, поскольку Дейч даже не коснулся сущности моего предисловия, предлагаю читателям внимательно прочитать его.
Дейчу же не советую встречаться со мной лично. Я умею отвечать на оскорбления, и глумливых "наветов" не прощаю.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x