Авторский блог Лидия Новикова 03:00 17 октября 2006

КРАХ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

0
№42 (674) от 18 октября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Лидия Новикова
КРАХ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Кому — удар, кому — «навар»...
Соучредитель дачного кооператива "Озеро" под Санкт-Петербургом, занимавший в прошлом должности почётного консула Филиппин (середина 90-х годов 20-го века), председателя экспертного совета центра стратегических разработок "Северо-Запад", руководителя проекта "Институты развития инновационной экономики", куратора инновационной деятельности в министерстве промышленности, науки и технологий Андрей Фурсенко 9 марта 2004 года был назначен министром образования и науки РФ. Видимо, за то, что никакими инновационными проектами не блеснул.
Впрочем, смотря что считать инновацией. В понимании Фурсенко "инновацией" явилось "реформирование" науки, да так, чтобы от неё камня на камне не осталось. С этой целью министр задумал план "О мерах по повышению эффективности государственного сектора науки". Им, по мнению научного сообщества, началось методическое уничтожение научного потенциала России, созданного трудом нескольких поколений советских людей. Так своебразно Фурсенко воспринял слова В.Путина, произнесённые президентом в 2001 году: государство будет поддерживать фундаментальные исследования только в меру своих возможностей. Возглавив министерство, А.Фурсенко решил, что настало время "освободить" науку от "излишнего" государственного присутствия, "облегчить" кадровый состав научных учреждений от численного перегруза и "освободить" бюджет РФ от "чрезмерной" затратности на научные исследования. В них министр Фурсенко, взирая с колокольни кооператива "Озеро", не видит никакого проку. Куда важнее потребности работодателей, которым нужны "молодые специалисты", с "не обязательно огромным багажом знаний", — этим обеспокоен Фурсенко, о чём однажды проговорился на страницах "Российской газеты" (12 апреля 2006 г.). А в науке если что и интересно министру, так это её имущество, отличные здания, выделенные советской властью учёным, прочее оснащение, на содержание которого у научного сообщества теперь нет денег. И в этом — тоже видна разрушительная длань минобрнауки.
Который год финансирование научного сектора РФ проводится по остаточному принципу. На языке ведущих министров-реформаторов Г.Грефа (минэкономразвития и торговли), А.Кудрина (минфин) и их единомышленника А.Фурсенко (минобрнауки) это звучит, как сокращение государственных полномочий и обязательств в условиях рыночной экономики. Учёным было предписано перейти на коммерческие рельсы. Об этом власть напоминает научному сообществу каждый раз при вёрстке очередного бюджета. Цифры финансовых планов подтверждают, что наука в понимании минфина и минобрнауки — лишний рот, которому, исключительно из милости, даются крохи, просыпавшиеся от Стабфонда. Но даже указанный мизер величина, скорее, виртуальная, чем реальная.
— То, что закладывается в бюджете на науку, — рассказывает эксперт думского комитета по образованию и науке, учёный-физик Владимир Бабкин, — не поддаётся осязанию. В текущем году заложено то ли 72, то ли 73 млрд.руб. Куда и на что они тратятся, — знают только в министерствах. На 2007 г. закладывается опять же — не то 86, не то 85, не то 98 млрд.руб. Такие суммы назывались министром финансов, министром обрнауки, другими чиновниками из этих министерств на различных обсуждениях, в том числе на заседаниях нашего комитета. Разнобой объясняется тем, что на самом деле конкретной цифры нет. После того, как в бюджетной классификации не стало строки "Наука", она "выпала" с 2004 года, средства, которые якобы предназначаются на научные исследования, распылены по разным разделам бюджета.
В этом легко убедиться, открыв приложение №8 к проекту закона о Федеральном бюджете на 2007 г., принятом думскими "единороссами" в первом чтении. В 10-ти бюджетных разделах значится сумма на "прикладные и научные исследования". Таковые предполагаются, как в области "Национальной обороны", "Охраны окружающей среды", "Образования", так и в "Общегосударственных вопросах". Но бесполезно подсчитывать общую сумму расходов на "исследования", отмечает В.Бабкин. Получится величина, в 3 раза перекрывающая ту, что указана в записке минфина. Объяснение тому простое: одна и та же сумма может проходить по разным разделам. Это верный способ "упрятать" деньги, которые потом легко "сэкономить", а доказать, что они не достались науке, никому не удастся. Все концы прячутся в кудринском минфине при молчаливой поддержке фурсенковского минобрнауки.
Есть и другие любопытные цифроплетения в бюджете. Крупнейший по расходам раздел — "Общегосударственные вопросы" (расходы на президента и органы власти). На него выделяется свыше 821 млрд.руб., больше, чем на национальную оборону. Здесь же есть подраздельчик — "прикладные научные исследования в области общегосударственных вопросов", на финансирование которого выделяется 8 млрд. руб. Рядом же находится другой "подраздельчик" — "другие общегосударственные вопросы" с запланированной суммой в 205 млрд.руб. Что подразумевается под загадочными "вопросами", и какие такие "научные исследования" по "Общегосударственным вопросам" на эти деньги будут проводиться? Не те ли политтехнологии, предвыборные схемы и партийные проекты, на которых держится нынешняя власть? И какое отношение они могут иметь к науке?
… Кудринский бюджет-2007 полон и других загадок. Учёные только за голову хватаются.
— Не понимаю, почему у нас международная классификация не позволяет фиксировать сумму расходов на науку, а в Америке — позволяет, — недоумевает В.Бабкин. — Там указывают точную цифру. В этом году на науку в США выделено 256 млрд.дол. В 100 раз больше, чем в РФ! Есть информация, что и на следующий год будет выделено не меньше. Америка стремится развивать науку. В нашей стране и говорить не приходится о каком-либо реальном научном процессе, научных исследованиях. Денег на это нет.
Учёные уже подсчитали, что из суммы, причитающейся на науку в 2007 году, если она, конечно, не блеф, — на каждого сотрудника, оставшегося в государственном научном секторе, приходится 13 тыс. руб. общих расходов. Это зарплата, которая в среднем составляет 6 тыс. руб. в месяц, коммунальные платежи, техническое обслуживание. О модернизации изношенной научной базы, оборудования, о новых лабораториях не может быть и речи. На это Кудрин-Греф-Фурсенко и прочие экономисты-рыночники велят учёным зарабатывать коммерческим путём.
В числе тех, кто ставит перед наукой "рыночные" задачи, — скандально известные экономисты Е.Гайдар и Е.Ясин. Поработав в правительстве РФ, в Госдуме и в партиях власти, эти теоретики удобно расположились в собственных так называемых научных структурах. Гайдар — в институте экономики переходного периода, Ясин — в высшей школе экономики. Каждый из них выдаёт горы рекомендаций, как строить рыночную экономику и высвобождать различные сферы от государственного участия, то бишь — бюджетных дотаций. Сами же оракулы, по словам учёных, "жрут" громадные бюджетные средства, из причитающихся науке. Разумеется, с попустительства минобрнауки. Причём им, Ясину и Гайдару, очень на руку отсутствие в бюджете раздела "Наука". Разброс финансов не позволяет проконтролитровать, что досталось наукам естественным, а что — "противоестественным", к представителям которых научное сообщество относит Ясина с Гайдаром. В чём состоит эффективность их деятельности, — тайна за семью печатями. По словам эксперта В.Бабкина, в Госдуме неоднократно поднимался вопрос об отчёте расходования средств институтом переходного периода. На поверхность просачивается информация, что это заведение получает до 10% от общего объёма финансирования науки. Так это или нет, показало бы обсуждение. Но против него правительство и влиятельное прогайдаровское лобби в Думе, засевшее в недрах "Единой России". Тот же ореол тумана окутывает ясинскую высшую школу экономики. Она, по данным компетентных источников, также живёт, главным образом, на бюджетные деньги и ещё получает "помощь" от неких внешних спонсоров. Ясин напоминает о себе докладами об освобождении государства от бремени расходов. В 2002 году он написал, что для оптимизации российского образования и науки надо сократить их финансирование, образования — на 50%, науки — на 25%. Сами же политические конъюнктурщики, как видим, не брезгуют бюджетным прикормом. У них на поводу идёт российская власть, демонстрируя при этом пренебрежение к естественным наукам.
Ещё в прошлом году лауреат Нобелевской премии, академик, депутат Госдумы фракции КПРФ Жорес Алфёров, создавший практически единственный на сегодня конкурентоспособный в России научно-исследовательский физико-математический центр РАН, просил выделить для оснащения нового научно-лабораторного корпуса 250 млн. руб. Фактически эти деньги минфин недоплатил данному научному сектору в 2004 году. Об этом, конечно, Кудрин постарался забыть. "Мы серьёзное внимание уделяем вашему центру", — ответил тогда министр учёному, намекнув, что деятельность Алфёрова далека от интересов министерства и лично его, Кудрина. А потом ещё и попрекнул: "Сегодня из всех такого рода институтов ваш институт получает самый большой объём поддержки. Вместе с тем, вы высказываете, что такая поддержка должна быть больше". (Из стенограммы встречи фракции КПРФ с А.Кудриным 17 ноября 2005 года). До сих пор центр ждёт милости от минфина, научные сотрудники вынуждены работать на безнадёжно устаревших установках. А тем временем китайцы, создавшие такой же исследовательский корпус, начинили его новейшим оборудованием и уже обходят наших учёных… Какая ж тут может быть эффективность у российской науки?
А что же министр Фурсенко? Он не только не поддержал нашего великого учёного, но ещё и подключился к развернувшемуся шельмованию Нобелевского лауреата под дудку чубайсовских бонз. По слухам, Фурсенко не может простить академику разнос его, министерского, плана "О мерах по повышению эффективности государственного сектора науки", за который министра освистали на собрании в РАН. И теперь Минобрнауки занял выжидательную позицию.
С тем же рыночным равнодушием главный кремлёвский бухгалтер Кудрин восседает на полуторатриллионном Стабфонде. Объединяет Кудрина и Фурсенко "реформаторское" желание как можно дальше увести государство от обязательств перед научной сферой. С их подачи научные организации были лишены налоговых льгот на землю, на имущество и на НДС при ввозе научного оборудования. Учёные возмутились. Чтобы сохранить лицо, они обещали возместить потери компенсационными выплатами. Даже заложили на это деньги в бюджет. Но как?
— В итоге получилась "дурилка", — иронизирует А.Бабкин. — Компенсации внесены в раздел о субвенциях и субсидиях, которые выплачиваются поквартально. А платить налоги необходимо ежемесячно. На это у научных учреждений денег нет, они вынуждены брать в банках кредиты, которые дороги. Потом, получив компенсации, отдают их банкам, погашая проценты по кредитам…
Сколько раз об этом говорил в Госдуме Ж.Алфёров. Вносил законопроекты по восстановлению налоговых льгот. Ни "единороссовское" большинство Госдумы, ни чиновники в правительстве академика не поддержали. "Реформаторам" не до этого они воплощают концепцию коммерциализации науки. Согласно ей сужается финансирование, и внедряется проект минобрнауки по "оптимизации" научной деятельности. В основе фурсенковского проекта — сокращение научного сектора и штатов, за счёт чего тем, кто останется, начнут повышать зарплату. "Нас выгоняют на панель", — грустно шутят учёные. Оптимизм покидает уже самых стойких.
Особенно удручают страсти минэкономразвития (Греф) по поиску эффективности науки. В этом ведомстве продолжают вести диалог с научным сообществом на языке торга. И не понимают главного, что наука и торговля — не одно и то же. Основная задача науки — получение знаний, развитие человеческого интеллекта, что в будущем, несомненно, отзовётся огромным эффектом. Но не тем, который Греф может сосчитать с помощью китайского калькулятора, и не тем, которым Кудрин хотел бы пополнить Стабфонд, и не тем, который Фурсенко считает "инновацией" собственного разлива. У науки иные измерения и масштабы. Есть, например, в Иркутской области лимнологический институт по изучению природы уникального озера Байкал. Деятельность его далека от коммерции. Или — созданный в советское время институт мерзлотоведения в Якутии. Им изучалась природа вечной мерзлоты, чтобы вооружить людей знаниями о том, как строить города и заводы в экстремальных условиях. "Реформаторы" сочли тематику НИИ слишком некоммерческой и собрались институт закрывать. Что потом они наворотят, не зная природы якутского края, — остаётся только догадываться.
— Да и уместно ли министерским филистёрам говорить об эффективности науки, инновациях, если в стране загублено высокотехнологичное производство, — отмечает думский эксперт Бабкин. — Если даже наука и выдаст что-то новое и перспективное, например, в области техники, то в стране изготовить новшество всё равно не удастся. В 2002-м году у нас экспорт составлял примерно 150 млрд. евро. В основном это — природные энергоресусры. С тех пор экспорт уменьшается, а его сырьевая составляющая увеличивается. Для сравнения, ФРГ, которая в 2 раза меньше РФ, на экспорт поставляет товаров на 500 млрд. евро. Это высокотехнологичная продукция. А у нас экспорта произведённых товаров нет. За исключением вооружения. Но это копейки. Нам сообщают: заключён контракт на миллиард долларов. А это в расчёте на душу населения получается всего 7 долларов на человека! Вот цена наших производственных мощностей. Страна не работает, держится исключительно на наших полезных ископаемых. Закончатся они — мы окажемся ни с чем. И весь ВВП сдуется, как проколотый шарик.
Принятый недавно во втором чтении закон "Об автономных учреждениях" — дополнительный гвоздь в гроб науки. Он открывает новые перспективы перед теми, кто не прочь пограбить разоряющиеся научные институты, приватизнуть то, что оказалось на обочине. Добротные здания научных учреждений рискуют превратиться в казино, рестораны, "центры" торговли завозным ширпотребом.
А наука?.. Политика ведущих российских министерств по отношению к науке сравнима с действиями средневековой инквизиции, провозглашавшей ересью всё, что не вписывалось в идеологию правящего папства. Наука в нашей стране превратилась в гонимого еретика. Только методы расправы изменились. Они стали более изощрёнными. Учёных не сжигают на костре — их лишают работы, средств существования, давят "демократичными" законами и рыночными финансово-экономическими "концепциями". По сути — та же казнь, безжалостная и глумливая.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x