Авторский блог А. Иванов 03:00 17 октября 2006

ИМПЕРИЯ ДУХА КАК ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

0
№42 (674) от 18 октября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
А. Иванов
ИМПЕРИЯ ДУХА КАК ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

В развернувшейся на страницах вашей газеты дискуссии об имперском будущем России, — вижу много пользы. Позволю коротко высказать несколько тезисов по этому поводу.
Первое. В России закачивается очень важный период восстановления разрушенного государства, разваленной экономики и потери национальной самоидентификации. Но этот период отнюдь еще не закончен: даже учитывая возможный выход к началу 2007 года России на уровень РСФСР 1990 года по ВВП (еще необходимы серьёзные усилия по возвращению уровня промышленного производства, структуры экономики и экспорта, а, главное, — ликвидации оскорбительного положения 70% населения, застрявшего где-то между бедностью и нищетой). Но этот период — очевидно для всех — заканчивается.
Пока страну можно сравнить с тяжело больным человеком, находившемся при смерти в 1999-2000 годах: разрушенная экономика, фактическая потеря суверенитета, кризис власти, деградирующее общество и полное отсутствие воли исправить ситуацию — вот диагноз этого больного в те годы. Сегодня этот больной уже скорее здоров, чем болен. У него еще есть температура, слабость, но он уже понимает, что у него есть будущее, что он должен думать о нем, строить планы, восстанавливать мышечный тонус и т.д.
Перед страной, нацией, таким образом, сегодня стоит очевидная задача — увидеть своё будущее, сделать выбор стратегии развития, что означает, прежде всего, выбор концептуальный, идеологический. От этого выбора будет зависеть очень и очень многое. Главное, конечно, в правильном ли направлении начнется движение? С какой скоростью? Какие препятствия встретятся по дороге?
Эти же проблемы стоят прежде всего перед властью, которая в последние годы периода стабилизации (или восстановительного периода) работала в условиях жесточайшего цейтнота. Она напоминала футбольного вратаря, которого одновременно расстреливала команда своих и чужих игроков: времени особенно осмыслить стратегию нет, нужно успеть отбить жестокие удары — экономические, военные, информационные, финансовые.
К чести этой власти, многие удары она сумела-таки отбить. Отданы унизительные внешние долги, угрожавшие суверенитету страны, ликвидирован дефицит бюджета, огромные задолжности перед бюджетниками, душевой ВВП вырос со смешных 1500 долл. до пока еще скромных 6000 долл. и т.д. Вместо устойчивых минус 6% падения ВВП в год — добилась достаточно устойчивых — плюс 6%, о чем очень не любят говорить нынешние либеральные критики власти, которые "обеспечивали" отрицательный рост экономики в те годы.
Выбор стратегии означает в любом случае переход от стабильности к движению. Куда пойдет выздоравливающий? Собственно этой теме посвящено множество статей, появившихся в последние месяцы в самых различных изданиях, самой различной направленности. Этот выбор, конечно, экономический — какая экономика будет выбрана — ресурсная, как сегодня, или наукоемкая, как в развитых странах ?
Этот выбор — и выбор политический. Какая форма правления и политическая система будут в России? Отсюда, в частности, и дискуссия о суверенной демократии. Это и выбор социальной модели государства, и выбор внешней политики, и военной доктрины. Процесс осмысления и переоценки роли России в мире, её места в нарастающей глобализации стремительно нарастает. И не только в России. На Западе "с тревогой" наблюдают за нашим выздоровлением. А выздоравливающий больной тем временем думает, куда он пойдет завтра. В казино? Навещать больную мать? Или в тренажерный зал?
При этом слишком долго думать тоже нельзя. Перед страной уже вплотную стоят задачи развития, а не стабилизации: как использовать наиболее эффективно крепнущий рубль, куда инвестировать накопленные финансовые ресурсы, как нейтрализовать внешние угрозы и не допустить их разрастания в будущем. Сегодня, именно в октябре 2006 года, период осмысления и выздоровления заканчивается. Надо принимать решение. Прежде всего элите, власти, которая неизбежно должна будет это сделать в ближайшие месяцы.
И отнюдь не случайно также в самые последние месяцы отчетливо обозначилась "отраслевая" тенденция, когда власти поняли, что без долгосрочной стратегии (будь то воздушной безопасности, дорожного движения, информатизации, энергетики и т.д.), без стратегического планирования уже не обойтись. По привычке ругая ГОСПЛАН, создается ГОЭЛРО-2 до 2025 года, концепция воздушной безопасности (опять же до 2025 года), множество других дологосрочных концепций развития. Подчеркну, — при отсутствии формализованной идеологии развития и её стратегии, т.е. системного и комплексного плана развития общества, экономики и государственного строительства. Эту роль пока что выполняют лишь послания Президента России Федеральному Собранию.
Таким образом заниматься борьбой за выживание, внутриполитической стабилизацией, укреплять суверенитет без идеологии еще как-то можно, а вот двигаться вперед, развиваться — точно нет. Вопрос выбора стал главным.
Второе. Смею утверждать, что сознательный и скорый выбор должен быть сделан элитой только в пользу империи. Причем, чем скорее это осознает элита, тем будет лучше. Идея воссоздания империи, отмечу, не такая уж оригинальная, звучавшая как-то приглушенно еще в 90-е годы, но реанимированная уже в последнее десятилетие многими: и А.Подберезкиным (который сделал её идеей президентской кампании 2000 года под лозунгом "Россия — империя ХХ века!"), и А.Чубайсом с его "либеральной империей, и "энергетическая сверхдержава" — та же империя, отвергнутая позже В.Путиным и т.д.
Вопрос, на мой взгляд, не в том, чтобы решать сегодня: быть России империей или нет, а в том, какой империей ей быть. Повторю, Россия, как государство, обречена быть либо империей, либо не быть государством вообще, но вопрос о форме и, главное, качестве империи остается пока открытым. Это, на мой взгляд, и должно стать предметом дискуссии.
С точки зрения геополитической, у России на планете нет государств-аналогов. Ни одно из самых крупных государств мира не расположено на такой огромной территории. Ни одно из государств мира не занимает значительные части других континентов и органически составляет единое с формирующимися новыми и сохраняющимися старыми политическими и экономическими центрами силы — Атлантикой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Преодолеть это противоречие не в рамках империи можно только расколов страну.
С этнополитической точки зрения, Россия объединяет сотни наций и народностей, традиционно проживающих на этой территории, а не иммигрантов и случайных приезжих. Проживать и развиваться вместе эти многочисленные народы могут только в рамках империи, а попытки разделить их на автономии будут неизбежно приводить к росту конфликтности.
С исторической точки зрения, огромный массив складывался естественно, на протяжении столетий, формируя устойчивые экономические, культурные и иные связи.
Уже в относительно современный период истории у различных территорий и наций сложились прочные экономические, информационные, образовательные, личностные связи. Их противоестественный разрыв в 1991 году привел к гуманитарной катастрофе, которая не только не ликвидирована до сих пор, но и в принципе не может быть разрешена на межгосударственном уровне. Практика дипломатических отношений с бывшими советскими республиками показывает их искусственный, неэффективный характер.
Но главный фактор в пользу империи — уникальность культурно-духовной специфики России, которая осознается всеми, в т.ч. и на Западе, но которую не любят признавать вслух. С этой, в действительности самой главной точки зрения, Россия — целая цивилизация, которая может быть поставлена в одном ряду с древнегреческой, древнеримской, китайской, индийской. С той лишь разницей, что российской культуре и духовности присущи все современные, перечисленные выше этнические, геополитические и иные атрибуты, которых нет, например, у сохранившихся до сего дня древнеиндийской и китайской цивилизации.
Третье. Вопрос заключается в том, что в эпоху глобализации Россия может выжить и успешно развиваться только в форме империи, отражающей специфику и особенности нынешнего и будущих этапов глобализации, а именно перехода развитых стран от информационно-технологического этапа глобализации к новому — культурно-духовному.
Известно, что нынешний этап развития человечества тесно связан с созданием и массовым использованием наукоемких технологий, прежде всего в области информатики и связи. Это этап, начавшись в 80-е годы (когда стоимость информационных ресурсов превысила стоимость ресурсов ТЭКа), логически перетекает в качественно новый этап развития человечества и использования технологий, когда главными направлениями развития станут науки и технологии, связанные с развитием человека, потенциала его личности, прежде всего, в области культуры, духовности.
По некоторым оценкам, этот переход состоится к 2015 году. Именно тогда социальный, человеческий потенциал станет не только главным фактором развития, но и определять экономическую, политическую, военную и иную мощь государства. Понятно, что та страна, чья элита осознает это быстрее всех и сделает соответствующие выводы, станет ведущей страной, мировым лидером. В тех же странах, где эти процессы тормозятся, может произойти не просто отставание, но и трансформация в культурно и информационно зависимые (а значит, и политически, и экономически зависимые) государства. Будет создано качественно новое общество — креативный класс. По оценкам экспертов разведсообщества США, например, к 2020 году в результате такого развития лишь 20% граждан страны обеспечат США "мировое лидерство".
Иными словами, культурный, духовный потенциалы станут главными потенциалами, определяющими темпы и уровень политического, экономического и социального развития государств в ХХI веке. Так же как до этого такими потенциалами были информационные технологии и новейшие технологии вообще.
Россия, отстав в 70-90 годы от ведущих стран мира на этапе информационно-технологического развития, вынуждена не только развиваться опережающими темпами, ликвидируя это отставание (а это больше, чем нынешние 6%, как минимум, вдвое), но и неизбежно готовиться к "перескакиванию через технологические этапы", более того, понимать, что не за горами принципиально новый, культурно-духовный этап развития человечества.
Лидером этого этапа, естественно, станет прежде всего та страна, у которой уже есть богатая накопленная культура, духовные и нравственные традиции, а также умение их интегрировать с современными технологиями. Пока что это умеют делать только в Китае и Индии.
Но Россия, по общему признанию (включая и её недоброжелателей), не только обладает в полной мере таким культурным и духовным ресурсом и традицией, но и другими факторами, т.е. она может и должна стать культурно-духовным мировым центром. Это лидерство уже имперское. В условиях нового этапа развития человечества это может быть тождественно мировому лидерству в культурно-духовной области (а посредством этого и в остальных областях).
Четвертое. Из всего сказанного вытекает набор очевидных действий, которые должны предпринять представители российской элиты в ближайшие годы. Эти действия вполне укладываются в систему мер по обеспечению опережающего развития, прежде всего в тех областях, которые на нынешнем и будущем этапе эволюции человечества будут определять качество, мощь, темпы развития государств и наций.
На нынешнем информационно-технологическом, этапе развития речь идет об опережающем развитии наукоемких технологий, средств связи и всего, что связано с повышением потенциала человеческой личности. В физической области — это демографические факторы: социально-экономические, прежде всего, но также и нравственные, духовные составляющие. В нематериальной сфере — это доступ к информации, образованию, услугам здравоохранения, достижениям науки и культуры.
Хорошо, что власть это понимает и уже движется в этом направлении, реализуя приоритетные национальные проекты, к которым необходимо, на мой взгляд, добавить науку и культуру. Здесь происходит даже определенное опережение по сравнению с отстающими промышленными отраслями.
Интересно и другое. Реализуя нацпроекты, власть фактически образовывает старую и создаёт новую управленческие элиты, т.е. решает одну из важнейших общенациональных задач — формирование профессиональной и ответственной элиты (строго говоря, большинство ошибок и преступлений последних лет СССР и России имели субъективный характер).
Кроме того, власть отчетливо ищет новые механизмы управления экономикой и обществом (так называемый проектный подход), иногда просто создаёт их, эксперементирует, осознавая, что эффективность прямо зависит от качества управления.
Появляется и новый тип политика — управленец, трудяга, с повышенным до гипертрофирования чувством ответственности, без ярко выраженных личных амбиций, без подчеркнутой харизмы и т.д., то есть тип Путина, к которому можно отнести также и Медведева, да и других чиновников "путинского призыва".
На этом этапе развития империи необходимо понимать, что успех или неудача будут прямо зависеть от темпов ликвидации отставания и формирования у государства профессиональной и ответственной элиты. Здесь очень важно не увлечься внешними атрибутами сильного государства — мощной армией и полицией.
Глупо мечтать о авианосцах, обладая половиной военного бюджета Франции. Не отдавая, может быть, отчета, что такая авианосная группа по стоимости равна всем расходам на образование федерального бюджета. Сила государства на этом этапе измеряется уровнем образования и степенью развития информационных технологий. (Военная сила, кстати, является на этом этапе прямо производной от этих двух факторов). Поэтому империя формируется инструментами образования, науки и информационных технологий.
Следует иметь в виду, что уже сегодня закладывается фундамент нового этапа — культурно-духовного, — где конкурентные преимущества России могут проявиться самым полным, даже фантастическим образом. Поэтому уже сегодня надо делать всё для того, чтобы, во-первых, сохранить огромный культурный и духовный потенциал Империи, а, во-вторых, постепенно переходить к этому новому культурно-духовному этапу, не дожидаясь полного завершения реализации информационно-технологического этапа развития.
Новые достижения в науке о человеке, прежде всего биологии, биохимии, нанотехнологиях необходимо развивать на собственной фундаментальной научной основе, на собственном культурном наследии. Качественно новый научный и культурный продукт в принципе не может быть создан без национальной исторической и культурной традиции. Того, чего нет и не будет в США. Там-то, кстати, это очень хорошо понимают.
В контексте таких размышлений уже совершенно не случайными видятся многие события и действия последних лет. Например, настойчивые требования от России реституции, разгром библиотек, музейных фондов (не случайно Медведев потребовал провести полную инвентаризацию этих фондов), кризис репертуарных театров, засилье рекламы и попсы и многое другое, начиная с массового внедрения в начале 90-х годов соросовских учебников и переписывания истории.
Не случайными видятся и нападки на русскую православную церковь, да и другие имперские традиционные религии — ислам, иудаизм, буддизм, появление различных сект и культивация примитивного атеизма.
Вполне понятны и усилия внедрить антиимперскую и антинациональную, по сути, политику, сохранение которой остается прямой угрозой единому имперскому народу — автономии, особые национальные права и т.д. — должны иметь исключительно вспомогательный экономический характер, сохраняющий для империи каждую, даже самую маленькую национальную традицию.
Подытоживая, хочу сказать, что будущее, великое будущее, конечно, за империей, но за Империей культуры и духа. Это — наше самое эффективное оружие выживания и развития, которого (хорошо понимая его силу) нас уже многие годы хотят лишить.
Автор — профессор МГИМО

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x