Авторский блог Александр Лукашенко 03:00 3 октября 2006

«МЫ МОЖЕМ ВСЁ!»

0
№40 (672) от 04 октября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Лукашенко:
«МЫ МОЖЕМ ВСЁ!»
Из стенограммы пресс-конференции Президента Республики Беларусь для российских журналистов
29 сентября в просторном представительском зале административного здания Минска Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко общался с многочисленной делегацией представителей российских СМИ. Встреча проходила в формате пресс-конференции, длилась более трех с половиной часов. Белорусский лидер председательствовал за большим круглым столом, в живой, экспрессивной манере отвечал на самые разнообразные вопросы, касающиеся внутренней и внешней политики белорусского государства.
Этой встрече предшествовала длительная поездка российской делегации по республике. Журналисты заезжали на промышленные предприятия, посещали фермы, агрогорода, школы, музеи, церкви и библиотеки. Общались с администраторами, директорами, учителями, доярками и случайными прохожими на улицах. Увидели чистую, занятую созидательным трудом, устремленную в будущее страну. Увидели жизнь без игровых автоматов на улицах городов, без засилия агрессивной рекламы и толп неприкаянной молодежи, сосущей в сумерках неизбежное пиво. Это был мир без вычурной роскоши, которая неизбежно соседствует с грязью и нищетой. Зато в каждом белорусском городе гости из России увидели ожившие заводы, а в сельской местности — аккуратные вспаханные и засеянные озимыми поля. Темпы экономического роста Беларуси поражают даже скептиков из числа либералов. Пока в России идут неутихающие споры, куда мы идем: к "суверенной демократии" или "вассальной диктатуре", — в Белоруссии построен подлинный суверенитет, реализуется тенденция развития, строительства государства, социума и сильной централизованной экономики.
Разговор журналистов с творцом белорусского чуда — Александром Лукашенко, вышел чрезвычайно интересным. Славянский лидер абсолютно откровенно, эмоционально делился своими впечатлениями и прогнозами. В ходе встречи сделал несколько важных и жестких заявлений, которые позже, вырванные из контекста, были растиражированы враждебными Белоруссии СМИ. Разговор скользил с Запада на Восток, с Севера на Юг. Речь шла и о движении неприсоединения, о тех технологических и организационных новациях, которые позволили республике вырваться из цепких лап бедности и экономического упадка. Ниже мной приведен фрагмент выступления Лукашенко — тот самый, который послужил отправной точкой для инсинуаций недругов. Из данного текста, по-моему, ясно, что ни о какой попытке шантажа России со стороны руководства Белоруссии, говорить не приходится. Другое дело, что как практик и жесткий прагматик Лукашенко не собирается строить Союз с Россией на условиях заведомо проигрышных для народа Беларуси. Единственное, что хочет в этих условиях от России Лукашенко, — это определенности в выборе и неукоснительного выполнения взятых на себя обязательств.
Так случилось, что и мне посчастливилось присутствовать на этой встрече, видеть Лукашенко с близкого расстояния. Пресс-служба администрации президента Беларуси определила кресло для представителя газеты "Завтра" в непосредственной близости от президента, посадив меня прямо одесную Александра Григорьевича. В течение нескольких часов наблюдал за Лукашенко, изучал его профиль, мимику и лексику. Был потрясен и очарован его личностью, несомненно, подпал под обаяние этого мощного, деятельного и творческого ума. Поразила тонкость, вплоть до аристократизма, строения его лица. Он был чуть бледен, и эта бледность в сочетании с рыцарским носом и ясным орлиным взглядом никак не сочеталась с образом Лукашенко, который навязывают нам центральные российские СМИ. В то же время Лукашенко не совсем похож на литовского князя. Он — обладатель больших крестьянских некрасивых рук. Покуда он жестикулировал, я видел его широкие ладони. Временами он осторожно делал пометки в блокноте золотым "Паркером", но такая длань вполне могла бы сжимать рабочий молоток, ручку плуга или грубую рукоять старого двуручного меча.
Основное чувство, вынесенное мной с пресс-конференции, — это чувство гордости. Гордости за славян — покуда у нас рождаются такие лидеры, мы непобедимы. Гордости за братскую Белоруссию, за всю Россию. Я вышел из зала вдохновленный, с высоко поднятой головой.
В какой-то момент, отвечая на вопрос о перспективах и возможностях его небольшой и небогатой ископаемыми ресурсами страны, Лукашенко, сверкнув глазами, вдруг произнес фразу, которая характеризует его личный и государственный проект. Он ответил так, как должен отвечать лидер, нацеленный на Победу. Он сказал: "МЫ МОЖЕМ ВСЁ!". Браво, Александр Григорьевич!

Андрей Фефелов
«Почему Лукашенко, как у вас принято говорить, "мочат" на каждом перекрестке, особенно на Западе, да и в российских средствах массовой информации и, кстати, больше всего на государственных каналах? Потому что Лукашенко "последний в Европе диктатор"? Американцы не с такими авторитарными руководителями государств в обнимку ходят — там, где пахнет нефтью...
Среди причин — в том числе мое стремление построить Союзное государство. На Западе боятся нашего единства, прежде всего экономического. Им хочется прийти сюда экономически, сделать нас зависимыми. Они хотят, чтобы мы покупали только их продукцию. Они хотят, чтобы Россия поставляла на Запад нефть, газ, мы — свою древесину и со временем — воду, нашу и вашу. Им хочется забирать наши ресурсы за бесценок. Причина прежде всего — экономическая. Но есть и много-много других.
Беларусь на деле продемонстрировала, что нужно основываться на мудрости народной. А таких мудрых поговорок — вы знаете — очень много. Одна из них: работай с тем, что у тебя есть. Ну что рассчитывать в реформах на какой-то вариант американской экономики или немецкой, или шведской? Вот я стал президентом. Вы знаете, какая республика тогда была. Ее вообще не было. Пустые полки, всё развалено. Соответствующая элита, как её называют, соответствующие кадры... И я не стал кричать, что до меня все были негодяи, что всё было плохо. Я взял эту страну такой, какая она была. И завтра мы уже стали работать, шаг за шагом выполнять наши договоренности. А того, кто не выполнял, мы немедленно выгоняли из нашего коллектива, из команды, особенно строго относясь к коррупции.
И мы вышли! Были определены критерии и цели: социально ориентированное государство, в котором главное — человек. Мы действительно во главу угла поставили человека. Раньше в стране 10-30 долларов получали, а сегодня средняя зарплата — 300 долларов. И этот рост обеспечен не за 10-12 моих президентских лет, а только за последние 5-6, потому что первые годы мы мучились так, что просто трудно представить и вспоминать трудно. Иногда кадры хроники смотришь — рыдать хочется...
Мы спокойно, терпеливо занимались рутиной, достигая тех целей, которые перед собой поставили. И мы создали государство с социально ориентированной экономикой, где во главе стоит человек, где этому человеку обеспечена возможность получать должную зарплату. Даже либералы в России говорят о том, что экономика будет развиваться, если дать человеку хорошую зарплату. Потому что он будет покупать товары, значит, потребность в них будет расти, и заводы их будут производить. Все говорят об этом, но так не делают. А мы это сделали! Конечно, когда средняя зарплата 300 долларов, мы не можем дать человеку 1000 долларов. Нам, может, и хотелось бы, но нельзя: это нарушение всех экономических законов и принципов, завтра бы развалилась экономика. Мы сидели, прорабатывали каждый шаг и шли. И создали модель — вот здесь главное — модель, несовместимую с той, которую нам предложили сильные мира сего через Международный валютный фонд. Вы помните, кто к нам сразу прибежал? МВФ и Сорос, экономисты и политики: давайте делайте так, давайте делайте этак. У вас Гайдар, Чубайс начали проводить эти реформы. Первые годы и мы побежали следом за вами, год-два, а потом остановились, после президентских выборов. Я прямо заявил, что мы не будем проводить политику обвальной приватизации: кто здоровый — тот выживет, кто слабый — умрет. Мы от этой политики отказались и начали проводить, если можно так сказать, человеческую политику в экономике. И показали, что и та, советская система, элементы которой во многом мы сохранили, была нормальной. Нормальной. Ее нельзя было разрушать. В основном Китай ее сегодня придерживается, разрешив частную собственность, всё остальное советское у них осталось. Смотрите, какие темпы роста! Раньше говорили: гм... Китай, да ну что вы, пример приводите, отсталая страна, на кого вы смотрите? Сегодня уже так никто не говорит. Все понимают, что это следующий центр силы, это уже сегодня экономический монстр. С китайцами сегодня все считаются. А вы побежали за какой-то шведской или немецкой, или американской моделью. Мы этого не сделали. И показали, что это возможно. И год назад МВФ признал темпы нашего развития, признал нашу белорусскую модель. Но они нас за это ненавидят. Они предлагали одно, а в результате этих предложений разрушили Бразилию, другие государства. Это же были проекты МВФ. А здесь, оказывается, можно.
А если бы у нас были ресурсы, хотя бы сотая часть того, что есть в Российской Федерации? А если бы мы без всяких оговорок, по доброй воле не вывели то ядерное оружие, которое у нас было? Сегодня нас все обвиняют, чуть ли не идиотами считают, но забыли нашу добрую волю и наш добрый шаг, когда мы без всяких условий, "за бесплатно" отдали свою собственность — ядерное оружие. Раньше говорили: гиря на ногах. Я очень долго оправдывался перед вами: никакая мы не гиря и никогда не были ею, и приводил в пример советские времена. Тогда мы в союзном бюджете не были дотационными. Мы 3 млрд. долларов, как говорят сегодня российские специалисты, отдавали в союзный бюджет. Мы жили за свой счет, за счет своего потенциала. Мы ежегодно добывали для себя примерно 8 млн. тонн нефти. Это то, чего нам сегодня хватило бы. Мы честно качали эту нефть. Не было более честной республики в Советском Союзе, чем Беларусь.
И мы каждого третьего положили на алтарь Победы за нашу общую страну. Третью часть населения мы потеряли! Многие были убиты, и после войны часть искалеченных умерла. Третья часть! У нас населения не осталось. Ни одна страна мира не потеряла столько населения. Это тоже дорогого стоит. А нам говорят: "гиря на ногах". Я убеждал Россию, что никакая не гиря, что мы уже в конце 90-х жили за свой счет и превзошли уровень Советского Союза, Беларусь превзошла, мы удвоили ВВП за последние 7 лет. Правда состоит в том, что мы сегодня у вас покупаем за 46,68 доллара каждую тысячу кубов газа на границе. На границе. Пока до потребителей доставим, с учетом строительства новых сетей в Беларуси, у нас уже цена для промышленных предприятий по 80-90 долларов. Это почти в 1,5-2 раза выше, чем цена в Российской Федерации. А мы ведь договорились, и в договорах, и в соглашениях это прописано, что если мы строим одно государство, то там разных цен быть не должно. Вы пошли на уступки по ресурсам, мы пошли на уступки по другим вопросам: транзит, территория, военные объекты и прочее, прочее, прочее — то, что я называю комфортом для россиян: у вас нет проблем с Беларусью, таких, какие есть в других государствах. У нас, слава Богу, нет границы с Российской Федерацией, такой, как с Украиной. Таможенную границу, к сожалению, вы сами начали восстанавливать. Не знаю только, зачем вам это? Так что говорить, как сегодня некоторые говорят: белорусское чудо — это за счет дешевого газа, — нельзя, потому что нефть мы уже по мировой цене у вас покупаем... Да, газ дешевле. Украине вы продавали до последнего года, по-моему, по 50-60 долларов, а нам за 46,68, но это в 1,5-2 раза выше, чем в самой России. А должны были поставлять по ценам Смоленской области, такая была договоренность. Вы сейчас — знаете — совсем недавно вышли из этого Соглашения о равных условиях по ценообразованию.
Вот у меня спрашивали про Союзное государство. Скажите, о каком государстве может идти речь, если — это вообще беспрецедентный шаг — Россия выходит из Соглашения со своим главным союзником? Что же вы взамен от этого получите? Ну хорошо, через нашу территорию провозится 100 млн. тонн груза, а удвоение цены на газ — это миллиард долларов примерно, мы посчитали. Вот Андрей Владимирович Кобяков здесь сидит, наш главный экономист в Правительстве, вице-премьер, попробуйте прикинуть, какой надо тариф за тонну, чтобы получить этот миллиард. 10 долларов с каждой тонны? Так я только беру транзит. Пожалуйста, заплатите. Сейчас бесплатно. Заплатите...
А военные объекты? Я часто говорю — вы не обижайтесь, что я так откровенно ставлю эти вопросы: у вас от Москвы до западных границ на линии с НАТО хоть одна войсковая часть есть? Только белорусские. И я не побоялся сказать, что если, как это было всегда в истории, грубо говоря, танки пойдут оттуда на Россию, мы умирать здесь будем за Россию, и наш народ к этому должен быть готов. Назовите хоть одно государство, которое так в открытую заявило, что "мы будем умирать за Россию". И у нас создана совместная белорусско-российская группировка на западном направлении, почти 100% которой составляет белорусская армия. Так мы же вас защищать готовы! Мы к этому готовимся. Такая наша политика. Мы сюда со скрипом, с гвалтом вытаскиваем хотя бы по одной-две роты, последний раз несколько рот удалось вытянуть из Московского округа хотя бы провести совместные учения. Вы же всего боитесь: "А что про вас скажут? Что вы милитаризованное государство, что вы тут против Запада..." Мы должны вместе на полигонах общаться для того, чтобы в случае чего хотя бы средства связи отработать. Когда у вас возникли вопросы по Калининградской области, вы в Беларуси видели проблемы? А мы же здесь кормили, кормим, поим россиян, которых просто, как собак, гонят из Литвы, если они вдруг там не понравились им. Это же наши люди! Даже чеченцы, когда с детьми ехали через Брест в Польшу, их выкинули из Польши, сотни людей — мы их приняли и в Бресте всех разместили, кормили, поили, они там рожали и моим именем называли детей. Мы же к вам относимся, как к своим людям.
Это не только эмоции, хотя и эти эмоции для нас очень дорого обходятся. Я бы мог назвать десятки мероприятий — это и совместная граница, а это же затраты, это небольшая толика из союзного бюджета, в основном наша; это единая таможня, где мы несем затраты, защищая ваши интересы. Мы же там работаем, на западной границе — это под 100 млн. тонн грузов. Посчитайте, будет это на миллиард долларов услуг? Это будет на два миллиарда. Заплатите нам два миллиарда и повышайте в два раза цену на газ, если уже так это надо, мы вам из этих двух один миллиард отдадим. Я не логичен?
Кто-то в России в очередной раз хочет наступить на эти грабли, подминая под себя все соглашения, все договоры, все договоренности и так далее. Но ведь понимает российское руководство, и в "Газпроме", видимо, люди понимают, что этого делать нельзя. Потому что самая надежная страна-транзитер для "Газпрома" — Беларусь.
Вот идет тягомотина по "Белтрансгазу": акционировать, продать. Нас спрашивают: почему не отдаете "Белтрансгаз", не продаете? Вы хотите правду услышать? Я вам ее расскажу. Когда Российская Федерация продает свою собственность, она что, продает одному какому-то избранному собственнику? Нет. Как вы продаете — не мое дело, но вы объявляете конкурс, тендер и говорите: кто дороже? А если мы "Белтрансгаз" выставим сейчас на продажу? И не за смешную цену, 300 миллионов долларов, как сегодня предлагает "Газпром" у нас купить 50% акций. А придут американцы и предложат два миллиарда за 50%. Что вы будете делать потом? Вы же с американцами так, как с нами, разговаривать не сможете. А если они в Украине на 51% купят системы газотранспортные? Они же за горло возьмут Россию и Европу. И вы с ними так разговаривать не будете, потому что это цивилизованная рыночная торговля. Но мы разгосударствили "Белтрансгаз". У нас приватизация этой системы запрещена была. Но я пошел на это, уговорил депутатов, приняли закон, приняли решение, что одному государству будем продавать 50% — Российской Федерации. Так "пусти козла в огород"… Они говорят, "за 300 миллионов нам продайте, по балансовой стоимости". Представляете? У нас в бухгалтерии цена "Белтрансгаза" 600 или 800 миллионов. Нам говорят, продайте 50% по балансовой стоимости, то есть за 300 миллионов. Так я еще хочу после того, как перестану быть президентом, по земле ходить, а не в тюрьме сидеть. Разве в рыночной экономике другому государству или другой системе какой-то продается вот так вот декларативно или же волевым образом собственность? Это же рыночная ситуация, вы же рыночные цены хотите на газ — так вы купите по рыночной цене эти 50%. Говорят: нет, за 300 отдавайте. Но я не могу на это пойти — это тюрьма.
Поэтому мы не против продаж. Не бедный сегодня "Газпром". Если сегодня этот объект в Беларуси с учетом школы, строителей, важности, значения его и так далее — это всё учитывается — стоит 5 миллиардов, ну так, я не говорю, заплатите 2,5 миллиарда завтра, давайте вообще газом рассчитаетесь, я не против. Более того, мы дважды договаривались с президентом России. Вы хотите взять 50% "Белтрансгаза"? Пожалуйста, не будем даже считать. Давайте мы у вас на таких же условиях, как американцы и европейцы, возьмем месторождение газа или нефти, обсчитаем его, и сами будем добывать, скажем, 10 млрд. кубов газа (нам надо сейчас 22 млрд., со временем потребуется 25 млрд.). И мы вам отдадим половину этой собственности. Нормальное, говорят, предложение. И что? Два года прошло — торможение. Я президенту России сказал: "Если ты хочешь, чтобы мы были зависимы по газовой проблеме от вас, так мы 10 млрд. газа добудем, а 12 млрд. кубометров будем у "Газпрома" покупать". И при этом всё равно будем зависимы. Уже и такие "обнаженные" были разговоры...
Вообще, представьте, впервые за последние годы инфляция в Беларуси в два раза ниже, чем в России. Председатель Нацбанка мне еженедельно докладывает. Сегодня впервые в истории белорусы доверились своей национальной валюте, они свои вклады хранят на депозитах в белорусских рублях, потому что нам удалось сделать свои деньги привлекательными. Не в долларах, не в российских рублях (хотя у нас разрешено, пожалуйста, свобода в этом плане) — в белорусских. Конечно, это еще слабая валюта, но тенденция нормальная. Какой же гражданин поймет, зачем я его агитировал хранить деньги в белорусских рублях в белорусских банках, а назавтра отказался от этой валюты? Но самое главное — нам говорят, переходи на эту валюту, но практически никаких прав по управлению этой валютой нет. Мол, мы вам гарантируем и так далее... А я привожу такой пример: Российская Федерация тоже гарантировала при развале Советского Союза, что советские деньги не будут выведены из обращения. И Беларусь продавала свои тракторы, автомобили. А когда Россия отказалась от советских денег, мы остались с огромной массой бумажек. Вы понимаете, что мы отдали тракторы, автомобили, у нас оказалась огромная денежная масса и нам ее некуда девать. Нас просто "кинули". И когда мне Владимир Владимирович говорит, мол, если мы вас обманем, то вы откажетесь от российской валюты, то я говорю, что мы уже в Советском Союзе имели "честь" отказаться. И остались без штанов с морем советских денег. До сих пор Прокопович их сжигает, но еще не может все уничтожить.
Мы не хотим наступать в очередной раз на эти грабли. Деньги, валюта — это очень важная составляющая суверенитета любого государства...
Поэтому я у вас должен спросить: чего вы хотите от Беларуси? Вы говорите о Союзном государстве... Когда россияне у меня начинают спрашивать, в чем дело, я задаю один простой вопрос: "Скажите нам, наконец, чего вы хотите от Беларуси в этом Союзе?" Ничего вы не хотите, вы не хотите этого Союза. Элита ваша не хочет. Поэтому она ищет причины для того, чтобы спихнуть это на Беларусь, на Лукашенко: мол, вот он играется по ценам, потому что живет за счет России. Знаете ли, мы не умрем из-за этого миллиарда. Если оценивать наш ВВП по паритету покупательной способности, мы произведем в этом году около 100 млрд. долларов. Из-за 1 миллиарда — одного процента — мы не умрем, но вы потеряете последнюю страну-союзницу.
И потом, мы у вас денег не просим. Мы вас просим цивилизованно строить наши отношения и выполнять те договоренности, которые заключили. Там тоже были не дураки. Чубайс главой Администрации был, готовил договор при Ельцине. Поверьте, что было нелегко, они всё посчитали, когда мы шли на равные условия для субъектов хозяйствования. Сегодня это не нужно. Я уже не говорю о политических вопросах. Не хочу об этом говорить, потому что меня потом снова обвинят в каких-то амбициях.
Поэтому если повысите цены — ну что ж, постараемся выжить. Но знаете, какую нам предложили цену на газ? Больше, чем для Германии. Кто бы мог подумать полвека назад, что вы немцам будете продавать газ дешевле, чем белорусам? Этим всё сказано.
А если без эмоций, то идет тяжелый переговорный процесс. Тяжелый. Не хочу в него сейчас вдаваться, раскрывать карты. Вы и раньше не слышали, чтобы я об этом где-то что-то говорил, не стану и теперь говорить о нюансах переговорного процесса. Но хочу, чтобы вы знали: мы не виноваты в том, что иногда у нас что-то не получается. Мы не можем быть объективно виноватыми. Мы гораздо меньше, чем вы, и слабее, поэтому не можем диктовать вам какие-то условия. Мы только порядочно и честно можем с вами строить отношения и разговаривать. В противном случае вы просто от нас отмахнетесь.
Но вы должны знать, и должны знать те, кто вас прочитает и увидит. Как бы вы ни проводили политику, как бы вы ни пытались Лукашенко вывести из себя и выбить его из колеи строительства нормальных отношений с Россией — не получится. Мы, наоборот, для вас будем создавать идеальные условия в Беларуси, чтобы тем, кто сегодня пытается придушить Беларусь, было стыдно. Мы выживем. Будем беднее, но выживем. Мы и так сегодня небогаты. Нам всё это: лоск, порядок, сельское хозяйство, экономика, выпуск вместо 20 тысяч тракторов 55 тысяч, — дорого обошлось. Мы от лекарств отрывали деньги, направляя туда. У нас были времена, когда Президенту автомобиль нечем было заправить. Кризис был неимоверный, когда цены подскочили, когда вообще бензина не было в стране. Мы это всё прошли и пережили. Мы уже кое-чему научились. И мы выживем.
У нас БелАЗ — это очень важный элемент, БелАЗ — это махина, монстр, он владеет 33% мирового рынка. Треть мирового рынка большегрузных автомобилей — наша! Кто бы мог подумать? Треть! Мы конкурируем с "Камацу", "Катерпилларом" и так далее, американцами, японцами — и выигрываем у них. Мы вернули весь рынок СНГ, рынок всего арабского мира, ЮАР сегодня запросила — мы поставили туда 20 самых лучших автомобилей. Мы уже сегодня создали сверхбольшегрузный самосвал — 320 тонн! Вот вы не были, посмотрели бы. Мне на нем удалось проехать. Слушайте, это чудо техники. 320 тонн машина везет! Управляется, как "Жигули". Третья часть рынка! Спрос неимоверный на тракторы МТЗ, на МАЗы, на БелАЗы, на многую продукцию.
У нас был ряд проблемных предприятий. Раз есть спрос, надо решать вопросы производства, строить новые мощности. Мы не пошли этим путем. Мы взяли в провинциях, малых городах предприятия, которые были неэффективны, и передали БелАЗу. Даже крупные. В Могилеве завод имени Кирова, который выпускал скреперы, вы помните, мы БелАЗу его отдали. Он полностью загрузил это предприятие. И таким образом, передавая им эти предприятия, вовлекали их в этот огромный водоворот по производству большегрузных автомобилей. Так МТЗ, так МАЗ создавали, как помните, в советские времена, тогда строили производственные объединения, а нам строить не надо. Сейчас это модно называть "холдинги". Вот создавали и передавали их туда. Там генеральный директор, он и назначает, и руководит этими предприятиями. Оказалось, что таким образом можно вытащить многие проблемные предприятия, убыточные в том числе.
Но это будет возможно только тогда, когда это государственное предприятие. Если частник, он может не взять предприятие, ему это не надо. Плевать ему на то, что в Могилеве 5 тыс. безработных остались на каком-то "Трансмаше". Поэтому мы так обвально и не пошли на приватизацию. Нам не для того, чтобы Лукашенко удержался у власти, нужны эти госпредприятия. С частником проще работать. Нам нужно было для того, чтобы вытащить эти предприятия, экономику, потому что там люди. И вот мы пошли по пути создания этих холдингов, производственных объединений. И таким образом нам удалось быстро увеличить количество производимых тракторов, автомобилей, холодильников, телевизоров.
Или, к примеру, проблема льгот. Мы в Беларуси пообещали и практически все льготы ликвидировали, за исключением льгот участникам Великой Отечественной войны. Вот у вас были бунты, помните, когда вы по проезду принимали решение, и прочее. А мы если говорили военным, что вводим подоходный налог, то обещали настолько же повысить заработную плату и делали это в следующем же месяце, как бы нам трудно ни было. Военные получили расчет, они видят: да, заплатили 10% подоходного налога, но на 12% компенсация, то есть увеличено их денежное содержание. Мы никогда никого не обманываем. У нас, представляете, если на Россию перевести, сейчас прикину... Мы на оздоровление тратили 393 млрд. рублей. А сейчас только 175 млрд. рублей. Так вот, у нас 10 млн. населения, а если этот подход перенести на Россию, то будет порядка 3 миллиардов долларов. Такая вот сумма выбрасывалась на путевки отдыхающим. Мы разобрались, кто ездил по этим путевкам. Далеко не бедные люди. Но мы им оплачивали путевки. Кому половину, кому — 75%. Это что, нормально? Как бы ни было это непопулярно, мы оставили только пятую или шестую часть на поддержку участникам войны — их немного уже осталось, а также инвалидам, детям. Непопулярно это было, тяжело было, но мы народу прямо сказали, зачем, а эти деньги отдали людям, детям-сиротам, на школы, детские сады, питание в чернобыльских районах. И в каждой школе, не только чернобыльской, практически бесплатно кормим детей 2-3 раза в день. Это было и раньше, когда у нас тяжелые были времена и не в каждой семье ребенок нормально питался. Пусть он в обед — суп, второе, компот, но нормально поест. Не каждая семья могла его накормить. Мы это четко понимали — и мы туда эти деньги направляли, а также на восстановление детских санаториев, на реабилитацию, на строительство детских деревень и особняков для семей, где воспитываются по 10 детей-сирот. В Беларуси сегодня ни одного беспризорного не осталось, хотя это было после развала Советского Союза. Сейчас мы изменили курс — не в сиротские дома детей направляем, а строим для них дома семейного типа. Спасибо тем, кто нам в этом помогает: немцам, австрийцам, итальянцам. Возводим коттеджи для 10 детей из сиротского дома. Наша цель — закрыть все эти интернаты, где по 100-150 сирот, и перевести их в такие вот благоустроенные дома. Хотя у таких детей нет родителей или они брошены родителями, пусть они чувствуют заботу.»
Полную версию стенограммы пресс-конференции Президента Республики Беларусь можно прочитать на портале информационного агентства союзного государства Беларуси и России "Союз-Инфо" (http://www.sinfo.ru)

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой