Авторский блог Александр Маслов 03:00 26 сентября 2006

УКРАИНСКАЯ РАПСОДИЯ

0
№39 (671) от 27 сентября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Маслов
УКРАИНСКАЯ РАПСОДИЯ

В хитросплетениях нынешней украинской политики, похоже, теряются не только эксперты-аналитики, но зачастую — и непосредственные участники процесса. Для того, чтобы адекватно воспринимать происходящее на территории "нэзалэжной" и более-менее точно прогнозировать развитие ситуации, нельзя зацикливаться на потоке событий, нельзя смотреть "изнутри" него. Хотя бы потому, что такая точка зрения — при всей своей "реальности, данной в ощущениях", — не отличается ни устойчивостью, ни определенностью, да и нелепо было бы их ожидать: поток есть поток.
А в украинском случае — он еще и течет по совершенно новому руслу. Можно сколько угодно говорить о химеричности, "неполноценности" и внутренней противоречивости современной Украины как государственного образования, но его существование сегодня — это не просто "медицинский факт", а одно из важнейших проявлений гигантского геополитического разлома, подобного геологическим разломам земной коры. И если причиной последних современная наука называет "дрейф" глобальных тектонических плит, которые, наподобие льдин, плавают по расплавленной мантии Земли, то геополитические разломы, судя по всему, вызваны к жизни аналогичным "дрейфом" человеческих цивилизаций.
Соответственно, внешними проявлениями геологического "дрейфа" становятся землетрясения, цунами, извержения вулканов и прочие природные катастрофы. В отличие от них, внешние проявления цивилизационного "дрейфа" менее заметны, зато более многообразны. Однако, если прислушаться к этим шорохам и шелестам, все вместе они сливаются в очень сложную, но стройную, величественную и грозную "музыку сфер". Украина незаметно для себя и для нас оказалась именно в такой зоне разлома.
Первой нотой нынешней украинской рапсодии с полной уверенностью можно считать Чернобыльскую катастрофу, двадцатилетие которой отмечалось нынешней весной. 25 апреля 1986 года треснул не просто четвертый блок Чернобыльской АЭС — трещина прошла между Украиной и Советским Союзом. Именно после Чернобыля впервые стал формироваться многомерный феномен нынешней Украины. Именно тогда — впервые — западные и диссидентские голоса об отдельном от "большой России" украинском государстве получили массовое внимание и поддержку. Именно в связи с Чернобылем об Украине как таковой широко заговорили во всем мире.
Справедливости ради следует признать: Украина (именно как Украина, а не часть Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, России или Советского Союза) никогда не играла не то что значимой, но даже сколько-нибудь заметной роли в мировой истории. Во многом именно этот неоспоримый, но прискорбный факт заставлял, заставляет и будет заставлять самых ярых и "свидомых" (т.е. "сознательных") сторонников украинской "самостийности" уводить её корни из середины XVI-начала XVII вв., т.е. из времен "реестровых" козаков и инженера Боплана как можно дальше в глубину веков, так что на этом бесконечном пути в незнаемое Киевская Русь выглядит лишь самой первой из возможных остановок.
Но именно за последние годы ситуация кардинально изменилась. Многие ноты новейшей "украинской рапсодии": например, конфликты вокруг Тузлы и крымских маяков, а также противостояние американским "военным строителям" в Феодосии, — весьма отчетливо прозвучали в мировом информационно-политическом пространстве. А дважды: во времена "оранжевой революции" конца 2004 года и газового конфликта с Россией зимой 2005/2006 года, — Украина вообще становилась его доминирующим фактором.
В отличие от этих событий, "парламентский кризис" весны-лета 2006 г., завершившийся "вторым пришествием" Виктора Януковича на пост премьер-министра, не сопровождался таким же всеобъемлющим мировым резонансом, хотя по своему фактическому значению он превосходит их все, вместе взятые. Возможно, это утверждение кому-то покажется не слишком обоснованным. Но давайте посмотрим на реакцию так называемой "мировой прессы".
"Financial Times", 4 августа: "От совместной работы двух Викторов (Ющенко и Януковича. — А.М.) Украина только выиграет".
"Times", 4 августа: "То, что произошло, нельзя назвать поражением демократии… Нынешний поворот говорит не о том, что демократия на Украине слаба — может быть, даже совсем наоборот".
"Wall Street Journal", 4 августа: "Предательство!" — закричали вчера многие сторонники "оранжевой революции"… Но истинным предательством "оранжевой революции" было бы лишение Януковича такого права (возглавить кабинет министров. — А.М.), которое он завоевал в справедливой и честной борьбе".
"Economist", 4 августа: "Хотя у некоторых зарубежных поклонников г-на Ющенко сделанный им выбор наверняка вызовет недоумение, его следует признать правильным".
"Guardian", 4 августа: "Наконец на Украине появилась надежда".
"Financial Times", 7 августа: "Это может стать самым стабильным решением для страны, которая оказалась расколотой на два лагеря".
"Time", 7 августа: "Возвращение некогда пророссийского премьера-автократа знаменует не поражение, а триумф "оранжевой" революции на Украине… Благодаря его политическому перерождению и внутренним дрязгам в некогда триумфальной коалиции Ющенко, в пятницу Верховная Рада Украины одобрила кандидатуру Януковича на пост премьера".
"Guardian", 7 августа: "Решение о внесении кандидатуры Януковича и об участии "Нашей Украины" в коалиции предотвратило политический кризис".
Цитаты подобного рода можно множить и множить. Конечно, не обошлось и без противоположных оценок — например, со стороны рупора ультраконсерваторов "Christian Science Monitor", провозгласившего "гибель оранжевой революции", но пересилить слаженный хор остальных западных масс-медиа, которые в целом пропели осанну "широкой коалиции" Ющенко—Януковича, им не удалось.
Получается, подавляющее большинство тех изданий, которые во времена Майдана выставляли Виктора Януковича "марионеткой Кремля с криминальным прошлым и коррумпированным настоящим", чуть ли не исчадием ада, буквально через полтора года изменили свои оценки этой политической фигуры на прямо противоположные. Что же произошло, в чем заключается тайна того "политического перерождения" бывшего и нынешнего премьер-министра Украины, о котором как бы вскользь упомянул автор цитированной выше статьи в американском журнале "Time" Юрий Зарахович, признанный "серый кардинал" украинской политики? Да и было ли оно на самом деле?
Пытаясь ответить на эти вопросы, мы неминуемо вернемся к событиям пресловутой "газовой войны", которая завершилась, как известно, неким компромиссом по ценам и утверждением нового посредника, компании "RosUkrEnergo", в роли монопольного посредника при поставках газа на Украину. Уже тогда было ясно, что в основе конфликта лежала необходимость учета интересов новой украинской власти во всех вопросах, связанных с потоками "голубого золота" через территорию "нэзалэжной". Но, судя по всему, реальные последствия этого передела вышли далеко за границы двусторонних российско-украинских отношений и приобрели глобальное геополитическое значение. А виной тому, как всегда бывало в истории, — любовь. В данном случае — любовь Виктора Ющенко и Екатерины-Клер Чумаченко. И не смейтесь, маловеры! — лучше перечитайте последнее по времени федеральное послание президента Путина. Что он там назвал "самым главным"? Правильно — любовь.
Так вот, любые интересы украинского президента уже давно перестали быть его личными интересами. Они одновременно являются и интересами его любящей супруги, которая хорошо известна многолетней успешной службой на ключевых, можно сказать, постах американской внешнеполитической системы. Конечно, вся эта служба вроде бы в прошлом: ныне Екатерина Чумаченко — гражданка Украины и счастливая мать троих маленьких детей. Но связи, связи на самом верху политической элиты США, в основном — из числа демократической партии — они же никуда не делись! И это обстоятельство, не исключено, с блеском использовали в Кремле.
Владимир Владимирович Путин за годы президентства зарекомендовал себя как верный друг республиканцев вообще и Джорджа Буша-младшего в частности — достаточно вспомнить его выступления образца 2004 года. Эта дружба, как утверждают некоторые аналитики, была подкреплена не только совместными катаниями на "Волге", "Запорожце" и электрокаре, но также переходом крупных пакетов акций ряда российских энергетических компаний в руки американских корпораций, близких "клану Бушей". Однако "вечных друзей" в политике, как известно, не бывает — бывают только вечные интересы. И волна "цветных революций" на постсоветском пространстве, дойдя в конце 2004 года до Украины, очевидно "напрягла" нынешнего хозяина Кремля. Заставив Владимира Владимировича несколько пересмотреть приоритеты. А тут, как по заказу, подвернулась возможность через "газовые интересы" президента Украины и его супругу наладить взаимовыгодные контакты с представителями демократического истеблишмента США.
О "цене вопроса" можно только догадываться, но понятно, что на таком уровне разговоры начинаются от миллиарда долларов ежегодно. Понятно и то, что взаимопонимание между высокими договаривающимися сторонами пусть и не сразу, но было достигнуто. Если бы не это — никакой "широкой коалиции" и никакого "парламентского кризиса" на Украине мы бы не увидели. А была бы вполне предсказуемая, хотя и не слишком устойчивая, "оранжевая коалиция" с Юлией Тимошенко в роли премьер-министра — на чем, кстати, всё время настаивала госсекретарь США Кондолиза Райс. Но — как-то не сложилось…
В этой связи весьма характерно, что развязка "парламентского кризиса" на Украине наступила сразу после окончания саммита "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге, где Буш и Путин достигли нового "консенсуса". До этого, конечно, так почти в открытую "кидать" своего старшего партнера российский президент позволить себе не мог. А вот после того, как "джентльмены договорились о главном", — сколько угодно. И только в этом случае слаженный хор подконтрольной демократам мировой прессы в пользу связки Янукович—Ющенко перестает выглядеть абсурдным.
Впрочем, главная проблема заключается в другом — зачем Владимиру Владимировичу вообще понадобилась подобная смена приоритетов — ведь его президентский срок официально заканчивается почти на полгода раньше, чем у Джорджа Буша-младшего? Значит ли это, что пресловутый "третий срок" — всё-таки не фантазия? Или Путину после президентства нужны гарантии безопасности от нового вашингтонского руководства? Но перед этой загадкой улыбчивого кремлевского сфинкса лучше пока застыть в немом благоговении.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x