Авторский блог Лев Данилкин 03:00 12 сентября 2006

РОМАН-ПАРОХОД

0
№37 (669) от 12 сентября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Лев Данилкин
РОМАН-ПАРОХОД

У романа, на отделке которого автор хорошо сэкономил, есть, однако, настоящая боеголовка. Изданный пятитысячным тиражом, "Теплоход" на самом деле адресован трем-четырем читателям. "Иосиф Бродский" — ужасно неуклюжая попытка всучить перспективным фигурам из президентского окружения — сечину-суркову-козаку-медведеву — барашка в бумажке, политический аванс, вовлечь их в свою орбиту. Если перевести провокационный месседж витиеватого романа на человеческий язык, то получится вот что: "Ребята, Путин вот-вот уйдет и сдаст вас — ну так ответьте ему тем же, если не хотите отправиться в Гаагский трибунал. Продолжив политику восстановления империи, вы не потеряете свои должности, яхты и нефтяные компании, но спасете Россию от либерально-еврейского Антихриста, сбережете народ и заслужите вечную славу". Рисуя Есаула силовиком-интеллектуалом, Проханов предлагает своим колеблющимся политическим партнерам ролевую модель, соблазняет их и проповедует. "Вот та грязь, в которой вы пребываете (сексуальные оргии), вот те, кто растерзает милую Россию (евреи и американцы), вот то, кем вы можете стать (Сталин)". Я, говорит он, снабжу ваш проект идеологией, обеспечу вам миф, героическую биографию и место в истории. Я инвестирую в вас свою великолепную фантазию и свою безупречную кровь, привью вам лучшие, избранные гены — полковника-афганца, художника-последнего-солдата-империи. Я сделаю из вас, менеджеров-временщиков, былинных героев. Я достаточно квалифицированный соловей Генштаба, чтобы защитить вас от ястребов Пентагона.
Такова прикладная функция романа. Но он не сводится к открытому письму вельможам; есть еще и более глубокая причина, для чего П. взялся пересказывать свой сон о теплоходе, — и вот тут мы возвращаемся к "либерально-еврейскому Антихристу", такие вещи надо комментировать. Роман написан, чтобы выяснить отношения со своим ровесником и двойником Бродским. Почему выяснять эти отношения следует во сне, с фантомом? Потому что в жизни Проханов и Бродский никогда не встречались.
Во время спиритического сеанса Есаул-Проханов чувствует "трагическое единство и сходство" с Бродским: "вращаясь в разные стороны, оба двигались вокруг единого центра, придавая устойчивость шаткому миру". Внимательные читатели Проханова знают, что его всегда занимали пары не существующих отдельно друг от друга антиподов, "классические диполи", как он их называет: жертва и палач, художник и модель, автор и редактор. В "Теплоходе" нам открывается еще одна серия таких диполей: Мессия и Антихрист, ангел и бес, русский и еврей, Проханов и Бродский. Это — наконец-то! его столько лет пытали, антисемит он или кто, — роман про русско-еврейский вопрос.
Евреи в концепции Проханова — мистические близнецы русских. Они не просто сожительствуют на одной территории — их отношения разворачиваются в космической, религиозной сфере. Русские выкликают второе пришествие Христа, а евреи воскрешают Антихриста (в романе — Троцкий, и не заставляйте меня пересказывать этот трэш). Одни паразитируют на других, но все при этом разгадывают одну и ту же загадку мироздания. Бродский в романе — что-то вроде идеального еврея, равновеликий прохановский двойник, пророк с той стороны; "оба они были сосудами, в которых гудел голос Бога, трубами, из которых дул огненный псалом". Чтобы в России произошло второе пришествие, там должен воцариться Антихрист, которого, по мнению Проханова, произведут евреи. Именно поэтому вот уже много лет эти две страдающие аллергией друг на друга нации сосуществуют и парадоксально необходимы друг другу.
Из "Теплохода" можно набрать таких цитат, что за Прохановым начнет охотиться МОССАД; но едва ли можно обвинять Проханова в подсудном — и даже зоологическом — антисемитизме, в призывах к этническим чисткам или чему-то подобному. В сущности, "Теплоход" вовсе не анафема евреям, но предложение о партнерстве, подход делового человека: работайте в своем направлении, мы будем — в своем, и, будьте уверены, если каждый исполнит свое предназначение, мы непременно обнимемся на Страшном суде, где ваш Бродский станет автором моего "Красно-коричневого", а я, Проханов, выведу на чистом листе его "Ни страны, ни погоста…" — чем, собственно, и заканчивается этот роман, безобразно неполиткорректный, но не расистский, нет.
Как известно, самый знаменитый сон в мировой литературе, сон Колриджа о Кубла Хане, был прерван неким человеком, который вошел в историю под именем "обыватель из Порлока" — он разбудил поэта. Можно не сомневаться, что найдется немало раздраженных обывателей из Порлока, которые станут осаждать дом визионера, чтобы разрушить его "Сон о Бродском": "Хватит этой бредятины про "Луизу Кипчак, с ног до головы покрытую п…здами", "рехнулся окончательно", "сколько можно путать литературу с политикой". И, да, порлокцы в своем праве — политическая деятельность Проханова в самом деле коверкает внутренние органы его романов; и, да, проповедь, сатира, политический ангажемент, религиозный трактат и медитация не срослись в роман, и знакомиться с этим сном мучительно. Означает ли это, что скептики — все те, кто считают Проханова сумасшедшим, запрограммированным на бомбардировку книжных магазинов килограммовым томом раз в полгода, — получили в мае 2006-го колоссальную фору? Мы видим, как в режиме реального времени писатель — предвзятый, озлобленный, но не желающий лицемерить — решает щекотливые, табуированные, болезненные, но действительно насущные политические, религиозные и нравственные вопросы; как он на глазах у нас производит значительную и очень тяжелую работу, уголь в шахте рубит; и прежде чем клевать этого труженика за дефицит артистизма и обклеивать ему спину записочками "графоман" и "автор худшего романа года", подумаем, а сделает ли эту работу кто-нибудь, кроме него.
"Афиша"

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой