Авторский блог Шамиль Султанов 03:00 5 сентября 2006

В ПРЕДЧУВСТВИИ ВОЖДЯ

0
№36 (668) от 06 сентября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Шамиль Султанов
В ПРЕДЧУВСТВИИ ВОЖДЯ

Прочитал статью Кугушева. Такое ощущение, что автор вдруг забыл и о принципе Оккама, и о принципе фальсифицируемости, и других классических методологических приемах, позволяющих произвести хотя бы некую верификацию выдвигаемых концепций и гипотез.
Давайте вначале зададимся простым вопросом. Кого в России боится или опасается Запад? Под Западом я имею в виду не столько совокупность правительств западных стран или группу американских неоконовцев и т.д., сколько некоего более или менее целостного субъекта, ответственного за реализацию западного проекта. Может, Запад напуган кем-либо из "мощных" левых российских политиков типа Зюганова, Анпилова? Я думаю, что там даже о существовании Зюганова уже давно позабыли. Путин, возможно, единственно кого они реально боятся внутри России. Далее, а на международной арене кого Запад держит прежде всего на прицеле — Ахмадинежада, Ху Цзиньтао или Путина? Опять-таки, сегодня главный враг для Запада — это Путин, которого многие тамошние стратеги называют "хитрым", "коварным", "умным", "жестоким".
В 1999 году ельцинскую Россию оппоненты презирали и над ней смеялись. Сейчас Россию ее враги боятся и ненавидят. Но древние римляне успокаивали: "Пускай ненавидят, лишь бы боялись". Но, между прочим, на Россию уже и надеются, например, многие страны Исламского мира, Латинской Америки, Азии. Путин вновь сделал ядерный потенциал России значимым внешнеполитическим фактором. Президент России не стесняется использовать энергопотенциал страны для реализации национальных интересов. Российский лидер демонстрирует свою волю, а ведь именно политическая воля в периоды системного кризиса становится решающим фактором.
Объективно мир сегодня больше заинтересован в России, чем Россия в мире. И это заслуга не только внешних обстоятельств, но и самого лидера страны.
Кугушев пишет, что исторический выбор Путину предстоит совершить. Я же считаю, что Путин такой выбор уже сделал, и вполне возможно ему еще предстоит расплачиваться за такой шаг, потому что широкомасштабная коалиция против него лично и его команды уже начала формироваться.
Теперь по поводу т.н. загадок Путина. Одна из особенностей системного кризиса заключается в том, что он значительно девальвирует традиционные подходы анализа и прогнозирования. Напомню, что в 1999 году был не один, а фактически три с половиной претендента на роль ельцинского наследника. Потому считать, что Путин в тот период был обречен на наследование, было бы неправильно. Более того, в декабре 1999 года сложилась такая сверхдраматическая ситуация, когда кремлевские "младотурки" уже подготовили проект указа Ельцина о снятии Путина с поста премьера и назначении на этот пост другого политика.
Как и почему именно бедный корсиканец Наполеон Бонапарт стал вождем революционной Франции? Почему летом 1917 года реально претендовали на пост лидера постмонархической России только Ленин и Керенский, которые не только родились в Симбирске, но и учились в одной и той же гимназии? Чтобы ответить на эти и другие забавные вопросы, необходимо исходить из того, что системный кризис — это особый исторический субъект, он не любит тривиальностей и у него свои странные правила и странные выборы.
Что касается т.н. загадки команды. Даже в стабильной ситуации любой лидер выбирает команду по соотношению — "профессионализм — лояльность". Путин тоже не исключение. Если он делает крен на лояльность, то это вполне логично: в кризисной ситуации чекист и корпоративист именно так и должен поступать.
Что касается стабфонда и золотовалютных резервов. Конечно, можно считать, что "Путин не их хозяин". Но если есть более простое объяснение, говорил монах Оккам, зачем придумывать сложное, хотя и интригующее? Во-первых, эти триста или четыреста миллиардов — не очень большие деньги для России. Во-вторых, при сохраняющейся тотальной коррупции в стране эти деньги умелые люди очень быстро "упакуют". В-третьих, когда через какое-то время конфронтация с Западом станет неизбежной, тогда эти финансовые ресурсы станут сверхнеобходимыми.
Кстати, одна из главных задач Путина как Президента России на протяжении всего президентства заключалась в том, чтобы как можно дальше оттянуть время такой конфронтации. Этот же лейтмотив присутствовал и у Сталина в тридцатые годы. Но Путину приходится действовать в гораздо более сложных условиях, чем Иосифу Виссарионовичу. Почему на первом плане для Путина была и остается внешняя политика? Потому что главные угрозы для страны лежали и лежат во внешнеполитической сфере.
Особая роль Путина на нынешней стадии российского системного кризиса определяется объективными причинами. Почему у него высокий рейтинг, почему ему доверяет огромный сегмент населения? Нынешнее российское общество (от бомжей до т.н. олигархов) насквозь мелкобуржуазно, то есть здесь господствует принцип тотальной партикулярности интересов. Такое общество инстинктивно стремится в лице Путина найти вождя, который мог бы объединить эти частные, конфликтующие интересы.
Кугушев пишет, что "господин Путин — великий удачник". Я считаю, что это также упрощение. Во-первых, удача любит волевых. Во-вторых, Путин один из немногих российских политиков, которые действительно постоянно учатся и развиваются. Более того, я думаю, что он единственный лидер, который придерживается важнейшего креативного принципа: "учиться как учиться".
Наши "левые", в том числе и Кугушев, постоянно предъявляют претензию Путину: почему до сих пор не произошел перелом в целом ряде негативных кризисных процессов: демография, технокатастрофы, коррупция, транспортная инфраструктура? Политика — это искусство возможного. Это банальность. Но не банальность, что системный кризис в стране открыто стал развиваться уже с середины 70-х годов, а это тридцать лет. Элементарное правило гласит: длительные инерционные процессы нельзя в принципе оптимально решить за сверхкороткий срок — система просто рухнет. Стратегические системные проблемы могут быть решены только усилием большинства общества. Если же отчуждение российского мелкобуржуазного общества от государства не только сохраняется, но и растет, то даже сверхэффективный лидер ничего с системным кризисом поделать не сможет.
Ближайшие три-четыре года будут решающими и для страны, и для путинской команды, и для самого Путина. С одной стороны, вновь начнет ускоряться волна системного кризиса. С другой стороны, принципиально новые угрозы встанут в национальную повестку дня, которые потребуют и формирования новых взаимоотношений с обществом, и модификации новых моделей государственного управления, и использования новых антикризисных процедур.
Как ключевая политическая фигура современной России Путин, безусловно, в той или иной форме останется на политической авансцене. Плюнули же американцы на свою конституцию, когда в условиях американского системного кризиса Ф.Рузвельт доказал свою политическую необходимость "здесь и сейчас".
Другой вопрос: достаточен ли будет временной ресурс, и насколько эффективными окажутся процедуры мобилизации общества для борьбы с глумливым типом по имени системный кризис?

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x