Авторский блог Александр Бородай 03:00 29 августа 2006

ТРУДНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

0
№35 (667) от 30 августа 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Бородай
ТРУДНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

Когда Сергей Кугушев констатирует угрозы, нависшие над нашей страной, с ним невозможно не согласиться. Собственно, все названные проблемы — инвалиды, наркомания, вымирание — находятся в рамках единой демографической проблемы. Об этом сейчас говорят все, включая президента. Есть специальная группа при "Деловой России", которая вместе с правительством работает над разрешением демографической проблемы. Появляются спорные проекты вроде спонсирования многодетных матерей. Почему-то никто из "проектантов" не задумывается, что это, скорее всего, приведет к тому, что у нас вместо большого количества полноценных представителей государствообразующей нации появится дополнительное количество нелегальных иммигрантов. И даже если сама государствообразующая нация начнет дополнительно плодиться, то прирост, по-видимому, пойдет в низких социальных слоях, которые будут пытаться решать все возможные проблемы за счет денег, выделяемых на детей.
Действительно также то, что довольно паршиво действует система социальных лифтов. Наш истеблишмент выковывается в некую достаточно закрытую страту общества. К нему остается все меньше и меньше свободного доступа. Некоторое время назад общество было взбаламучено демонтажем советской империи, и можно было вскочить на подножку трамвая, который выносил на вершину горы. То время закончилось, и сейчас кристаллизуется наследственная элита. Дети богатых и имеющих власть родителей сами становятся богатыми и имеющими власть, не допуская в свою среду пришлых. Это явление, которое приходится учитывать как данность.
Надо сказать, что сейчас никакого лавинонарастающего кризиса нет. Это не результат того, что власть хорошо управляет обществом или имеет отточенные рычаги воздействия; а потому что власть сейчас подперта прекрасной экономической ситуацией, прежде всего внешней. Цены на углеводороды и прочие природные ресурсы позволяют нашим правителям совершать самые дикие управленческие ошибки, потому что любая ошибка демпфируется гигантским финансовым плечом, которое есть у государства. Можно вспомнить крайне неудачную реформу системы социальных льгот. Реформа провалилась, вызвав страшные протесты. Власть в ответ бросила в население гигантское количество денег, просто заткнув социальный протест. Иные схожие управленческие ошибки могут быть еще более чудовищными, просто они незаметны для широких масс, но затыкаются они аналогичным образом.
Проблема же упоминаемых в статье научных технологий в их неубедительности. Ведь власть сегодня сплошь вооружена методичками, тоже весьма научными, начиная, например, с теории Кейнса. Власть тоже считает, что она правильно, научно действует. Кто сказал, что те методы, которые предлагает Кугушев, лучше прежних, абсолютно непонятно.
Главная ошибка Кугушева в том, что он, мягко говоря, преувеличивает роль государства. Его главная идея в том, что если правильно построить государство, то все станет хорошо. Найти правильные методы — и все будет как надо. Нет, не будет. Есть миф, что русский народ якобы хочет патерналистского государства. Однако русские люди типа Ермака Тимофеевича и Семена Дежнева, которые, собственно, и создали страну, выпирая на восток, бежали от пяты государства. В той или иной мере они сотрудничали с государством, но жаждали быть свободными.
Государство, которое дает социальные ориентиры, а также вылечивает больной духовно народ — это явная утопия. Хотим мы того или нет, но мы находимся ныне в русле развития западной цивилизации — государство у нас не выполняет роль духовного отца народа и не будет выполнять в ближайшее время. Власть у нас является предметом общественного договора между социумом, во всяком случае его активной частью. Эта часть формирует некую бюрократическую надстройку, которая по идее должна обеспечивать выполнение некоторых услуг, за которые каждый отдельный индивид, гражданин платит тем, что отдает налоги, не выходит за юридические рамки того, что обозначено как допустимое поведение. Государство взамен обеспечивает услуги по безопасности, учету, контролю, распределению жизненных благ. Сделать так, чтобы государство каким-то образом структуризировало общество и еще вылечило измученный душевно народ, бессмысленно. Тем более, сам автор констатирует, что государство является големом, которое поглощает ресурсы, которое коррумпировано и деградирует усиленными темпами. Коррупция в России является особой нормой существования. Рассчитывать на то, что нынешнее коррумпированное чиновничество, которое ни в какой степени не является духовной элитой общества, вдруг "вылечит" народ, не приходится.
Колоссальная угроза, стоящая перед Россией, — распад государствообразующей нации. Она распадается и духовно, и физически. Но как остановить распад, никому не известно, рецептов пока не видно. Без государствообразующей нации не будет государства. Если костяк размывается, то рано или поздно государство рухнет. Каким бы богатым оно ни было, какими бы финансовыми и организационными ресурсами ни обладало. Что сделал Путин по сравнению с Ельциным? Он отстроил механизм подавления и заменил власть олигархов на власть чиновников. И в этом смысле мы возвращаемся к социализму, потому как наш социализм был тоже властью чиновников. Но такая власть долго не держится, потому что чиновничество начинает душить здоровую частную инициативу. Это серьезная угроза, но не новая. Еще Солоневич в работе "Диктатура импотентов" высмеял тогдашнюю власть чиновников. Нынешняя бюрократия ничем принципиально не отличается. Разве что сохраняет частную собственность, но прежде всего потому, что это ей самой выгодно.
Кугушев справедливо критикует власть, но всю надежду возлагает на государственный аппарат, который якобы с помощью правильных технологий способен перестроиться. Это внутреннее противоречие свойственное очень многим русским людям. Дело в том, что русский народ слишком много генетически вложил в создание государственного механизма, который освоил в свое время одну шестую часть суши. Однако государство далеко не везде эффективно. У бюрократии своя логика, отличная от интересов нации и государства. Например, в долговременном проекте чиновник прекрасно понимает, что до конца его не доведет. Посему его мотивация — украсть деньги, заработать очки по чиновничьей линии — может никак не совпадать с интересами проекта. Инициативные люди внутри бюрократической иерархии — редкость. И если такие люди сейчас есть во власти, то, скорее всего, они пришли из частного бизнеса. Заработали свои состояния и решили сделать государственную карьеру, потому что им интересно.
Бюрократия на самом деле существует как механизм перераспределения. В нормальном обществе все это гигантское количество бюрократии было бы выкинуто на улицу. Но вся эта многомиллионная армия была бы страшно не довольна. Эти люди не хотят и не умеют работать, но у них высокие социальные претензии. Они не хотят быть дворниками, рабочими, водителями автобусов. Они убеждены, что это занятие, условно говоря, для “гостей”. Любому здоровому делу их наличие только вредит, на них выделяются большие средства, кроме того, почти у каждого есть возможность коррупции того или иного размера. Бюрократическая система всегда может "затоптать" частное лицо: само законодательство устроено так, чтобы можно было "докопаться" до любого, потому что все чрезвычайно усложненные нормы выполнить практически невозможно. Поэтому существует целый штат людей, которые все это согласовывают. Вся их функция в том, что они дают на лапу одному, второму, третьему. С каждым годом система все усложняется, количество людей, которым надо дать на лапу, растет…
Для нейтрализации этой массы нужны великие потрясения. Сейчас, к сожалению, похоже на то, что путь к Великой России лежит только через катаклизмы. Понятно, что у любого потрясения ситуация неравновесная, и когда государствообразующая нация истощена и морально, и физически, то великое потрясение может закончиться летальным исходом для страны. Но весь вопрос в отсрочке — или потрясение — возможный летальный исход, но и возможная великая Россия. Или же нет потрясений, но тогда неизбежный летальный исход просто оттянется на несколько десятилетий.
Общество — это естественный организм, путем использования государственного аппарата ничего сделать нельзя. Государство может помочь этим процессам, но они должны начаться внутри самого общества. И надо сказать, что как-то где-то эти процессы идут. В условиях массовой духовной и физической деградации населения действительно существуют процессы, направленные в другую сторону. Есть активная часть общества, которая реально и духовно растет, и детей рожает. Нужно следовать примеру этой части населения. Кризис идентификации может быть преодолен только в ходе некоего другого кризиса, который поставит под угрозу существование государства и народа. Возможно, тогда, в момент высшего напряжения духовных сил, возникнет чаемая национальная самоидентификация, которая возродит и духовные ценности, и все остальное. А пока есть единственный эффективный индивидуальный рецепт — работать, крепнуть экономически и рожать детей. Я понимаю, что это совершенно не научно, зато действенно. Нереально, что это произойдет повсюду, нужны очаги и зоны роста, которые смогут потянуть за собой страну. Однако во время Смуты XVII века тоже казалось, что Нижний Новгород, где собиралось ополчение, — очень локальная зона.
Автор — председатель правления Агентства регионального развития, член коллегии Минрегионразвития

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x