Авторский блог Николай Коньков 03:00 25 июля 2006

«МАЛАЯ ВОСЬМЁРКА»

0
№30 (662) от 26 июля 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Нагорный, Николай Коньков
«МАЛАЯ ВОСЬМЁРКА»
Саммит G8 и его постсоветское продолжение
Вследствие того, что в Москву 21-22 июля на встречу лидеров стран СНГ не приехали Туркменбаши Сапармурат Ниязов, а также Виктор Ющенко, Михаил Саакашвили и Роберт Кочарян, это мероприятие само собой превратилось в "малую восьмерку" — случайное, но весьма наглядное указание на его неразрывную связь с недавно завершившимся саммитом "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге — на первый взгляд, весьма удачным для нынешнего "хозяина Кремля". Можно даже предположить, почему Путин собрал лидеров СНГ даже в таком усеченном виде. Либо он получил от "друга Джорджа" своего рода "ярлык на княжение" именно в таком формате. Либо, напротив, он сам, к восторгу Буша предложил схему роспуска СНГ и перехода на двусторонние отношение с бывшими "братскими республиками". В пользу последнего варианта, в частности, говорят публичные заявления Алиева и молдавского президента (ненужность организации, которая не приносит пользы), а также план Назарбаева, который, видимо, забыв о наличии 1500 документов, предложил сделать из СНГ клуб "вроде большой восьмерки". Клуб с дискуссиями и ритуальными действиями. В позитиве же, по Назарбаеву, следует сосредоточиться на оптимизации миграционных потоков, а также на различных видах культурного сотрудничества. Между тем миграционные потоки в рамках СНГ идут только в направлении России. А если, по его мысли, следует улучшить данную ситуацию, так она развивается и без этого. В том же случае, если говорить о формализации данных потоков в РФ, неизбежно возникнет и вопрос о реальных потоках китайских переселенцев в Казахстан. А это уже будет "посильнее, чем "Фауст" Гете" для казахстанских пространств. Кроме того, куда девается вся нахваливаемая самим Путиным система единого общеэкономического пространства и другие начинания типа ОДКБ? Если Путин распускает даже расшатанный союз, на место вакуума сразу придут новые крупные игроки типа КНР для Средней Азии, США для Азербайджана и Евросоюза для Молдовы. По Украине так же сразу замигает контур НАТО в гораздо более явной форме. Всё это в перспективе приведет к еще большему приближению дружеских американо-натовских ракет к нашим границам, не говоря уже о других последствиях. В свете этого Путин был бы безумцем или тотальным предателем типа Горбачева, сделав ставку на подобный курс. Позволим себе предположить и еще один вариант, смешанного характера: когда бывший подполковник КГБ мог, с одной стороны, намекнуть товарищу Бушу на роспуск СНГ в перспективе, испросить "ярлык на княжение" во избежание острых кризисов.
Но теперь о самом "съезде". Начнем с состава присутствующих (а в еще большей степени — отсутствующих). Он позволяет оценить реальный формат и перспективы нового геостратегического пейзажа на постсоветском пространстве и вокруг него. Весьма характерно, что среди высоких гостей первопрестольной "блистательно отсутствовали" представители всех главных регионов так называемого ближнего зарубежья: западного (Украина), кавказского (Грузия с Арменией) и среднеазиатского (Туркмения). Причины тому в каждом случае свои, и весьма разные. Но все они в целом свидетельствуют об одном: тотальное геостратегическое отступление России конца ХХ-начала XXI столетия от Рождества Христова наконец-то приобрело некие более-менее определенные очертания. Это еще не значит, что оно закончено или даже временно прекращено, однако из всеобщего и полного хаоса, когда было неясно: где "свои", где "чужие", кто друг и кто враг, где тыл, а где фронт, — наша страна всё-таки выбралась. "Тогда считать мы стали раны, товарищей считать…"
Весной прошлого года президент России сказал, что СНГ создавался для цивилизованного развода между бывшими союзными республиками, тем самым подтвердив давнюю формулу первого президента Украины Леонида Кравчука. Более того, за этими словами явно просматривалась установка на роспуск СНГ. Впрочем, если продолжать рискованные "семейные" аналогии, то следует признать, что развод не просто подзатянулся, но и приобрел за это время черты странного группового брака с элементами промискуитета — особенно после череды "оранжевых" революций 2003-2005 гг. Понятно, что государственный суверенитет большинства республик СНГ, включая формально не входящие в их состав Литву, Латвию и Эстонию, существует и действует за счет постоянной подпитки со стороны России, что в определенной мере может рассматриваться как усечение государственного суверенитета Российской Федерации. Но это и так, и не так. Годы, прошедшие со дня насильственного расчленения Советской России, неожиданно показали, что существуют более крепкие скрепы для пространства и народов, проживающих на нем, чем только нефть и газ. И это прежде всего — особый склад людской психологии и своего рода сложившийся за годы СССР и Царской России генотип, который оказалось очень трудным делом уничтожить по воле "наших американских", да и "европейских" друзей.
Конечно, поставки энергоносителей "по льготным ценам", финансовые трансферты в различных формах, "трудовая миграция" и наличие русского языка и русскоязычного населения — весьма значительные факторы, от которых нынешние номенклатура и правители не могут просто так отмахнуться. Иными словами Россия как ядро страны и сверхдержавы всё еще сохраняется. Следовательно, как рассуждают в Вашингтоне, если ее нельзя уничтожить сразу, то с этим следует временно смириться и даже использовать в своих целях — впрочем, при любых раскладах не допуская возрождения такого феномена как СССР, который до сих пор вызывает содрогания в вашингтонских коридорах власти.
Понятно, такая ситуация не предполагает сколько-нибудь значительной протяженности во времени: либо Россия должна была окончательно рухнуть и распасться под возложенным на нее непосильным бременем "либерально-рыночных реформ", либо ей предстояло постепенно сбросить с себя это бремя — как некогда было сброшено почти 250-летнее ордынское иго. К счастью, в нашей истории, судя по всему, вновь реализуется не первый, а второй вариант. Во многом этому способствовал кризис "однополярного мира" Pax Americana, начавшийся во второй половине 90-х годов, и приход к власти в Соединенных Штатах неоконсерваторов-республиканцев, сделавших ставку не на информационно-финансовые, а на военно-техно- логические формы господства, что предполагало совсем другую структуру глобального устройства мира. В этой структуре России с ее гигантскими запасами сырья, прежде всего — углеводородного, и всё еще высоким военно-технологическим потенциалом можно было рассчитывать уже не на роль бессловесной ограбляемой и убиваемой жертвы, а как минимум на роль "вассала у глобального сеньора": со своей собственной — пусть даже сильно усеченной — "зоной контроля и ответственности", а также со своим — пусть даже сильно усеченным — правом голоса в решении целого ряда международных проблем. Но при таком историческом шансе, у России сохраняется и будет развиваться вне зависимости от действующих идеологем стремление к собственной системе ценностей и собственной роли.
Надо сказать, что данным "коридором возможностей" путинский Кремль воспользовался если и не в полной мере, то достаточно эффективно. Рост цен на энергоносители, вызванный прежде всего стремлением США сохранить статус доллара как мировой валюты, несмотря на гигантские изъятия "нефтедолларовой массы" из отечественной экономики через механизмы олигархических корпораций и Стабилизационного фонда, всё же позволил значительно увеличить государственный бюджет РФ, переформировать политическое пространство страны и хоть немного залатать "чеченскую дыру". Более того, воспользовавшись типично американской схемой либерализма (отпускания цен) РФ за один только год показала всему постсоветскому пространству насколько она важна для выживания и функционирования всего народонаселения, равно как и местных номенклатур. При этом российский президент традиционно всячески поддерживал "друга Джорджа" и словом, и делом — достаточно вспомнить его выступления против демократов образца 2004 года и продажу значительной части "ЛУКОйла" (а теперь и "Роснефти" с "Газпромом") близким "клану Бушей" транснациональным корпорациям. Соответственно, в значительной мере укрепились и позиции российского крупного капитала. 33 "официальных" (по версии "Forbes") долларовых миллиардера (2-е место в мире) и 88 тысяч долларовых миллионеров — это не просто очень богатые люди. Это люди, так или иначе тесно связанные с государственным аппаратом РФ, а в целом ряде случаев прямо представляющие интересы тех или иных властных кругов. Разумеется, среди них немало и "големов" зарубежного финансового капитала, но в целом "прихватизация" бывшей общенародной собственности СССР не просто состоялась, но и в значительной мере оказалась легитимизирована как внутри страны, так и на международной арене.
Логика же капитала, особенно крупного капитала, ничуть не изменилась за прошедшие со времен "огораживаний" и "флибустьеров Её величества" три-четыре века — это прибыль, прибыль и еще раз прибыль. Путинский Кремль, сросшийся с "олигархическим" и "естественно-монополистическим" капиталом, здесь не исключение. Ему нужны гарантированные рынки сбыта и соответственные "зоны влияния". Всё, что препятствует этому, должно быть или подчинено, или уничтожено. Разумеется, в рамках допустимого риска — рамках, которые для страны периферийного, сырьевого капитализма, в которую превратилась Россия за последние 15-20 лет, неизбежно оказываются весьма узкими и заданными более сильными державами. Однако столь же неизбежными оказываются попытки их расширить или, во всяком случае, воспрепятствовать их сужению, — как это мы видели на примере путинской политики последних двух лет. Если "революции роз" в Грузии Кремль, хотя и нехотя, помогал, если "оранжевая революция" на Украине прошла уже при видимом, хотя и весьма неэффективном, сопротивлении российской "вертикали власти", то "революция маков" в Киргизии фактически закончилась для американских кураторов ничем, а намеки на "хлопковую революцию" в Узбекистане вообще не прошли, завершившись расстрелом манифестантов в Андижане.
Причем в двух последних случаях помимо ослабевшей "руки Москвы" "тихим американцам" очевидно противодействовала и набирающая силу "рука Пекина". Развитие событий в постсоветской Центральной Азии, как справедливо отмечают эксперты, в настоящее время вообще представляется ключевым фактором для мировой политики. Именно здесь проходит главная "линия фронта" между двумя претендентами на глобальное лидерство в XXI веке: США и КНР. Если задача американцев — "закрепиться в тылу" у "красного дракона" и воспрепятствовать прямому выходу Пекина к энерегоресурсам Центральной Азии, России и Каспийского региона (а через Иран — и Персидского залива), то задачи китайцев выглядят диаметрально противоположными: если не добиться полного контроля над республиками постсоветской Центральной Азии, а в идеале — еще и перехватить гигантский наркотрафик из Афганистана в Европу, то, во всяком случае, обеспечить себе здесь надежные тылы и беспрепятственный доступ к энергоресурсам.
Следует признать, что в настоящее время Китай стоит гораздо ближе к осуществлению своей стратагемы в Центральной Азии, чем США — к осуществлению своей. Свою роль здесь сыграла и позиция Москвы, пытающейся сохранить хоть какую-то альтернативу "добровольно-принудительному" западному вектору своей политики, и деятельность Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), и чрезмерные старания американцев модернизировать во многом традиционные среднеазиатские общества, и — особенно — развитие событий в подвергнутых агрессии и оккупации со стороны Соединенных Штатов Афганистане и Ираке. То, что Вашингтон во многом "потерял лицо" и утратил стратегическую инициативу на "Большом Ближнем Востоке" и в Центральной Азии, видимо, вынуждает его стратегов делать ставку на очередную агрессию — на этот раз против Ирана. Судя по всему, саммит "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге в той или иной форме дал "зеленый свет" этой агрессии. О ее причинах и перспективах уже не раз говорилось в публикациях газеты "Завтра", поэтому мы не будем еще раз повторяться — остановимся лишь на возможных результатах данного (пока во многом еще гипотетического и виртуального) выбора для России и других "постсоветских" государств. Итак.
Почему не приехал Туркменбаши? В рамках данной гипотезы — прежде всего не вследствие разногласий о цене "голубого золота" с "Газпромом", а из-за своего стремления "выжить" путем сложного маневрирования между таким давлеющими факторами как РФ, КНР, США и прежде всего Иран, с которым Ашхабад имеет наиболее тесные связи. В свете этого окончательный выбор, еще не сделанный Кремлем, в американо-иранском надвигающемся конфликте а также и принятые на себя некие обязательства перед Вашингтоном, сделали невозможным появление вождя туркменского народа.
Почему не приехал Кочарян? В рамках данной гипотезы — прежде всего не из-за простуды, а из-за того, что при ударе по Ирану американцам необходимо обеспечить лояльность и сотрудничество со стороны официального Баку, и "ценой вопроса" здесь вполне может оказаться Нагорный Карабах. Войдя "в долю" с Вашингтоном, Кремль просто обязан "сдать" в этом вопросе и Ереван.
Почему не приехал Ющенко? В рамках данной гипотезы — прежде всего не из-за трудностей с формированием правительства, а из-за того, что сами эти трудности — важнейший симптом сдачи "оранжевой влады" как таковой Вашингтоном Кремлю и договоренности об установлении на "нэзалэжной" своего рода "кондоминиума" между США и РФ. Важнейшую роль в осуществлении этого кондоминиума будет играть уже не "Наша Украина" Ющенко, а Блок Юлии Тимошенко в "борьбе нанайских мальчиков" с Партией регионов Виктора Януковича—Рената Ахметова.
Почему не приехал Саакашвили? Потому что официальный Вашингтон после "триумфальной" для Саакашвили встречи с Бушем-младшим сворачивает поддержку его откровенно антироссийскому и полукриминальному режиму в обмен на договоренности с Кремлем, но официальный Вашингтон — это еще далеко не вся Америка, и поэтому несостоявшийся "царь Михаил" готов "пойти ва-банк", рассчитывая на помощь финансовых кругов, поддерживающих демократическую партию в Америке. Вероятно, под гром ударов по Ирану мы увидим и некую развязку нынешнего грузино-российского конфликта с приходом к власти в Тбилиси более умеренных по отношению к России политических сил.
Наконец — несколько слов о тех, кто приехал. Главную роль среди них, несомненно играют постоянно находящийся на авансцене событий Нурсултан Назарбаев с его предложениями реформировать СНГ, а также постоянно находящийся в тени Ислам Каримов, чей Узбекистан в первом полугодии показал 6,6% роста ВВП, а положительное сальдо внешней торговли — свыше 800 млн. долл., что для страны с населением 26 млн. человек является весьма серьезным показателем. Лидеры Киргизии и Таджикистана — стран, входящих в ШОС, присутствуют в Москве, что называется, "по умолчанию". Президент Азербайджана Ильхам Алиев, несомненно, готовится принять лавры победителя в затянувшемся карабахском конфликте — и в дальнейшем играть роль ключевого распорядителя нефтяных потоков по проекту Баку—Тбилиси—Джейхан. Владимир Воронин в свете санкт-петербургских договоренностей должен выглядеть еще бледнее, чем Виктор Ющенко. Что же касается "батьки" Александра Лукашенко, то он теперь просто вынужден пойти на собственный вариант сделки "газ—трубы", продав свою трубопроводную сеть "Газпрому" за 3 млрд. долл. и тем самым компенсировав для белорусской экономики повышение цен на российское "голубое золото", хотя бы временно сгладить ценовой шок для своего собственного населения.
Итак, в сухом остатке от встречи находится демонстрация Путиным своего нового реноме и своей новой мировой "роли". Предложение Назарбаева перейти к новому типу отношений, основанном на образцах Евросоюза, не соответствуют реальности. Выжидательная позиция приехавших и не приехавших лидеров постсоветских республик, которые еще не полностью поняли, куда же дует ветер и какие паруса он надувает. Внимательным же аналитикам становиться еще раз ясным и понятным, что постсоветское пространство все еще ждет от Москвы некого лидерства для совместного движения вперед, для формирования абсолютно нового объединения народов в единой сетке. Но этот вызов не может выкристаллизоваться и развиваться на базе нынешней либеральной финансово-экономической модели и при нынешнем олигархическом укладе, равно как и при отсутствии собственного мирового идеологического предложения окружающему миру.
Ясно и то, что движение РФ вдоль нынешних либеральных политико-идеологических и экономических линий неизбежно приведет к утрате сложившегося исторического шанса для Москвы, распаду и возможно весьма неприятным последствиям для самого Путина и его "вертикали власти".

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x