Авторский блог Владимир Бондаренко 03:00 18 июля 2006

БЕРЕГИТЕ РУССКИХ ПОЭТОВ!

0
№29 (661) от 19 июля 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Бондаренко
БЕРЕГИТЕ РУССКИХ ПОЭТОВ!

Проходит время, приходит истинное понимание потери последних великих русских поэтов ХХ века — Юрия Кузнецова и Николая Тряпкина. Хотелось бы только писать о многоцветии их поэзии, о перекличке с великой классикой, находить самые разные сравнения и параллели. Хотелось бы радовать наших читателей новыми находками неопубликованных стихотворений.
Конечно, есть и находки. Вот обнаружилось в домашнем архиве неизвестное стихотворение Юрия Кузнецова "Кавказскому другу". Кто это, кому посвящены эти строки, думаю, после нашей публикации обнаружится их адресат в Осетии или Дагестане, в Ингушетии или Абхазии. Мы с радостью опубликуем любые новые данные.
КАВКАЗСКОМУ ДРУГУ
Летят на север поезда
И поезда на юг.
Горит заветная звезда
Над нами, старый друг.
Когда встречаемся с тобой,
Мы вспоминаем тех,
Кто пал за Эльбрус снеговой
На подмосковный снег.
Отцов мы видим наяву,
Которых нет меж нас, —
Горой стоявших за Москву,
Москвою — за Кавказ.

Эта вечная для Юрия Кузнецова тема войны и защиты родного Отечества, вечная для поэта тема дружбы наших российских народов. И нас еще упрекают в ксенофобии. Да переводил ли кто из наших высокомерных либеральных оппонентов столько стихов талантливых поэтов разных народов, сколько переводил, открывал впервые для российского и далее для мирового читателя великий русский поэт Юрий Кузнецов? Вот еще один публикуемый впервые в нашей газете его перевод с арабского стихотворения Шауки Багдади:
К МОЛИТВЕ ПРИЗЫВАЕТ ПУШКИН
А Пушкин не умер,
А Пушкин погиб молодым!
Когда б между жизнью и смертью
Был в воздухе мост распростерт,
То он бы стоял там один,
Жив, молод и мёртв.
Не раз умирал он от гибельной пули
И после неё умирал.
Он умер, как в небе летящая птица,
Которой не дали отвага и честь
До земли опуститься.
Поэзия — наша погибель и наше бессмертье.
Несём её тяжкое бремя — сквозь время.
Творцы красоты, мы с восторгом играем со смертью
Овеяны славой счастливой,
И смерть наша будет красивой.
Россия! Седые снега и огни золотые,
И краткие грёзы святые!
Как будто впервые рождается Пушкин
И требует жизни остаток, который так сладок.
Отдайте поэту любимую музу и силу!
Верните Руслану его дорогую Людмилу!
А мне предоставьте толкучее место с ним рядом,
Чтоб я возгласил — о, Россия!
Немало дорог твоих исходил за полвека,
Как страстно влюблённый, тебя пожирая глазами.
Царица моя! Кто развеял влюблённые грёзы?
Кто хрупкую чашу разбил?
Кто чистый исток замутил?
Кто шёл впереди каравана,
Не зная пути и сбивая с него остальных?
Что, кроме поэзии, в мире осталось,
Чтоб полная крови и грязи любовь отстоялась?..
А Пушкин не умер.
Он стены насквозь пробивает,
Он двери как вихрь открывает,
Он в колокола ударяет —
К молитве святой призывает.
Аминь!

Думаю, храня память о нём, важнее публиковать его переводы и даже незаконченные отрывки из задуманных стихотворений, нежели бытовые письма, заполненные всяким мусором и написанные в ту или иную минуту раздражения. Что они дают? Ни памяти поэта, ни памяти его близких они не добавляют ничего. Надо ли уподобляться тем, кто ныне всем стихотворениям Пушкина предпочитает интимные высказывания из его писем и его донжуанский список? Впрочем, каждому своё. Но я перестаю доверять эстетическому вкусу стихотворца Виктора Лапшина, доверившего печати мелкие бытовые откровения Кузнецова, унижающие и память о поэте и память его близких. Сжигать надо такие письма, или отдавать на хранение без права публикации лет на сто. Надо ли, подобно былому почитателю кузнецовского творчества критику из Майкопа Кириллу Анкудинову, в погоне за скандальной славой выводить всё творчество Юрия Кузнецова из одного, и на самом деле близкого и по тематике и по стилистике, стихотворения Иосифа Бродского? Зачем осознанно сталкивать уже посмертно этих двух поэтов, которые при жизни довольно деликатно обходили друг друга стороной? Думаю, и тому и другому это псевдооткрытие пришлось бы не по душе.
Не лучше ли южнорусским землякам Юрия Кузнецова добиться установки памятника поэту в Краснодаре? Много ли у них рождалось великих писателей? А также добиться проведения ежегодных кузнецовских литературных чтений?
Я знаю, что его искренние почитатели делают всё, чтобы уже в этом сентябре состоялись первые кузнецовские чтения в Краснодаре. Есть уже и зал, есть и программа. Не хватает денег. Ни губернатор краснодарский не отваживается на такой подвиг, ни Дума наша не хочет предпринимать никаких шагов, ни отечественные бизнесмены не решаются порыться в своих бездонных карманах. Неужто и впрямь исчезли истинные ценители русской поэзии? Я понимаю, это не Окуджава и не Радзинский, наш президент о Кузнецове вряд ли замолвит доброе слово, да и не слышал он о таком поэте. Не его уровень…
И всё же, может быть, найдутся ценители среди чиновников и предпринимателей?
Деньги можно перевести или прямо вдове поэта Батиме Жумакановне Каукеновой, или же положить на её счет в Киевском ОСБ №5278 Сберегательного банка России города Москвы, счёт № 42307.810.6.3826.0401444 (реквизиты см. ниже). Я уверен, что рано или поздно, но деньги найдутся, и каждый год или в день рождения поэта, или в день его ухода в мир иной лучшие поэты и критики России будут съезжаться в Краснодар на традиционные кузнецовские чтения. Еще одним святым местом на земле станет больше, еще одна традиция в русской литературе оживет.
Получил я письмо и от вдовы другого великого русского поэта Николая Тряпкина. "Прошу меня простить за беспокойство, — пишет Павленко Римма Васильевна. — Посылаю вам почтой решения организаций, куда я обращалась за материальной помощью для окончательного благоустройства могилы мужа моего Тряпкина Николая Ивановича. Умер он 20 февраля 1999 года. Похоронен на кладбище "Ракитки" (от метро "Теплый стан" ехать автобусом минут двадцать). Всё на могиле установлено, кроме гранитного цветника. Необходим еще крест с надгробной плитой из чёрного гранита, покрыть плиткой участок.
Может быть, газета поможет мне найти деньги. С низким к Вам поклоном. 117437 Москва, ул. Арцимовича, 12, кор.1, кв. 554. Тел.: 330-52-30."
К сожалению, наша газета сама сегодня еле-еле сводит концы с концами, не зная, выйдет ли следующий номер, и мы помочь Римме Васильевне никак не сможем. Но поражает цинизм, с каким вдове великого русского поэта отвечают и из администрации президента, и из министерства культуры, и из федерального агентства по культуре, и из мэрии Москвы. Речь идет всего лишь о нескольких тысячах долларов на надгробный памятник поэту. Да на один банкет в этих ведомствах тратятся гораздо большие суммы.
Из администрации президента Путина пришло аж целых четыре ответа за подписями неких Филина А.С., Крыловой А.С., Шуверовой В.Д. и даже заместителя начальника управления президента РФ по культуре К.Воробьева. Всё сводится к тому, что "…средства резервного фонда используются на финансирование общественно-значимых мероприятий… Удовлетворить запросы отдельных граждан нет возможности…"
Вот и в гробу остаешься ты, дорогой мой Николай Иванович Тряпкин, всё тем же "отверженным поэтом". Тем самым отдельным гражданином, чьи запросы, пусть и самые малые, наше родное правительство удовлетворить не имеет никакой возможности. Это когда-то в советское время ты писал:
Не бездарна та планета,
Не погиб еще тот край,
Если сделался поэтом
Даже Тряпкин Николай.
Даже Тряпкин Николай
Ходит прямо к богу в рай.
И Господь ему за это
Отпускает каравай.

Теперь время караваев для Тряпкиных Николаев давно уж прошло. Ну а если наш любимый президент Путин не желает помочь последнему народному поэту России, то Швыдкому и его клеркам сам черт велел "не иметь возможности выделить средства на работы по надгробию Н.И.Тряпкина", как пишет сам зам. начальника управления швыдковского агентства по культуре А.С.Заволокин. Про мэрии и прочие гробачев-фонды и говорить не буду. Как чувствовал он перед смертью, когда писал:
Всё мильонами да трильонами
Стали денежку исчислять.
А с моими-то гуслезвонами
И знакомства не стали знать.
Укатили все дрожки младости.
Поиссяк мой последний грош.
А теперь вот — ни сил, ни радости,
Только сердца глухой скулёж…

Непонятно мне только одно: неужели, поднатужившись, наш родной Союз писателей России не способен наскрести денег на надгробье поэту? Зачем тогда и нужен наш Союз писателей? Зачем нужен Литературный фонд? Или, может быть, в Америку, к Александру Межирову за помощью обратиться?
Вот и обращаюсь я к нашим читателям и почитателям русской поэзии, может, сообща наберем мы денег и установим Тряпкину именно такой памятник, который он давно уже заслужил? Адрес кладбища указан, адрес вдовы тоже. Дело за малым.
Реквизиты для перечисления денег:
Сбербанк России. Киевское ОСБ N2 5278 г. Москвы. Дополнительный офис № 0135. К/с 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России, р/с 30301810138000603826. ИНН 7707083893. БИК 044525225. КПП 775003004. Юридический адрес: 117997, Москва, ул. Вавилова, 19.
Корреспондентский адрес: 121059, Москва, ул.Брянская, 8. Счёт № 42307.810.6.3826.0401444. Каукенова Батима Жумакановна.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x