Авторский блог Елена Антонова 03:00 27 июня 2006

У «РАМПЫ МОСКВЫ»

0
№26 (658) от 28 июня 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Елена Антонова
У «РАМПЫ МОСКВЫ»
Заметки с VI Международного фестиваля современного танца
Продюсер Международного фестиваля современного танца "Рампа Москвы" Николай Анатольевич Басин — создатель и бессменный руководитель театра Русский камерный балет "Москва" (1991), при котором с 1993 года существует Группа современного танца (Contemporary dance group), а с 1996 года — Центр современной хореографии, своей первостепенной задачей считает развитие современного танца в России. Фестивали, творческие семинары, мастер классы, гастроли, организуемые Центром, — средства для решения этой задачи. На очереди — создание городского балетного колледжа.
Разговор о современном танце во избежание разночтений надо начать с определения того, в чем состоит отличие танца "современного" от "классического"? В тематике? В меньшей каноничности и большей свободе? В подготовке, наконец? В последнем пункте хореографы единодушны: школа классического балета должна составлять основу обучения любого артиста, вне зависимости от того, что он будет танцевать впоследствии. На деле же получается, что постановки современного танца часто содержат элементы пантомимы, акробатики, хип-хопа, стриптиза, эротики, даже этно-фольклора, но не классики. То же и в живописи, относимой к модерну, где основа её, рисунок, — задвинут сейчас даже не на второй, а на десятый план. Тут-то и является подозрение, что термин "современный" употребляется часто для прикрытия поделок масс-культуры и означает лишь то, что вопрос об их апробации временем не стоит вообще. Пойдем от обратного. Вспомним постановки Григоровича в Большом театре. Балеты "Спартак" Хачатуряна (1968), "Иван Грозный" Прокофьева (1975), "Золотой век" Шостаковича (1982) во многом были новаторскими. Они заметно расширили язык хореографии, но всеми воспринимались как классические, и это для них — лучшая аттестация. В любом виде творчества авангард при талантливом и самобытном исполнении со временем становится классикой.
В первый день фестиваля мое внимание привлек спектакль "Fico Balet" "Confi-dance", названный так по созвучию слову confidence — доверие оказался совершенно иным. Хореографы и исполнители, Горан Богдановски и Деян Шрой, через танец, мимику, жест, пластику в союзе с музыкой, светом и даже текстом, проецируемом на экране, приобщают зрителя к своим находкам по гармонизации современной непростой жизни. И красота этих зримых образов вдруг совершает чудо: доверившиеся им люди, говорящие на разных языках, имеющие разные жизненные установки, оказываются сопричастными неким общим чувствам. Подобные спектакли — веский аргумент в защиту того, что называют "contemporary dance".
Второй день фестиваля был отдан самой молодой балетной компании — Южно-африканскому театру балета ЮАР, который предложил зрителям три спектакля. "Я скажу "прощай" завтра", поставленный на музыку местных композиторов, посвящен динамике отношений между людьми, где характер этих отношений уподоблен временам года — зиме, осени, лету, весне. "Прерванный полет" — яркий, динамичный балет, очеловечивающий жизнь африканских птиц, в котором традиционные представления аборигенов о жизни природы воплощены в красочные экзотические танцы. "Копано" болгарского балетмейстера Калояна Боядиева, прожившего несколько лет в Африке, соединил европейскую и африканскую культуры, взяв лучшее из них: фортепьянную музыку Моцарта и африканские тамтамы, классический балет и органику негритянских танцев. Страна, недавно отвергшая апартеид, с увлечением создает балеты, где танцевальные искусства белых и черных взаимно обогащают друг друга. Артисты, олицетворяющие молодость и красоту Африки, стоя в ряд вдоль края сцены, пританцовывая и широко улыбаясь, в ответ на аплодисменты метали в зал красные розы, только что поднесенные им самим.
На следующий день канадский дуэт труппы "Butoh-a-go-go" в составе хореографа, танцовщика и актера Кевина Бергсма и его друга, художника и танцовщика Томаса Энсфилда показал свою премьеру "Рабочее название: Ванкувер", которая была впервые вынесена на суд публики. Этот спектакль и стал без преувеличения главным событием фестиваля. Название труппы, созданной в 1999 году, в вольном переводе означает: "Буто — шаг за шагом". Стиль танца буто известен в Японии с 1953 года. В первом поколении буто начинался с движения души. Про него говорили, что это — стиль, который не имеет никакого стиля. Главное — не думать о движениях, а идти изнутри — от ощущения темы и снаружи — от слияния с аудиторией. Буто составлен из двух иероглифов: "бу" — я и то, что вокруг меня, "то" — топать, переступать. Основоположник буто, Тацуми Хидзикате, в танце шел от эмоций, загнанных внутрь, в искусстве был сюрреалистом, в жизни не признавал запретных тем и умер на сцене в экстазе. Европейский стиль буто связан с именем Мин Танака, близок экзистенциализму, но в восточном понимании.
Основатель канадской труппы Кевин Бергсма относит себя ко второму поколению стиля буто. Его спектакль представляет собой художественное исследование Западного побережья Америки. Да, да! Не людей, а края в целом, природы и человека в их взаимодействии. Бергсма предлагает: "Расслабьтесь, наблюдайте и позвольте изображению, движению и звуку прикоснуться к Вам лично, позвольте Вашим воспоминаниям и генетической природе подняться на поверхность". Это было бы просто словами, если бы его спектакль не произвел поистине ошеломляющего впечатления. Двое молодых мужчин в красных, похожих на рясы бродячих буддийских монахов одеждах за 50 минут таинственным образом умудрились прояснить нам наше отношение к природе, тоску по прошлому, желание быть любимым и любить, глубоко запрятанную нежность и жажду прекрасного. И при этом провести по незнакомому нам портовому городу Канады, рассказать об окружающей природе, его жителях и влиянии на них большой воды Тихого океана, ветра и дождя. Всё — без единого слова. Лишь — шум ветра, воды, негромкая музыка да неназойливые световые эффекты, не заслоняющие наблюдение и работу мысли. Два сильных, великолепно сложенных и обладающих кошачьей пластикой человека, погружаясь в думы о своем городе, разительно перевоплощались то в несмышленых детей, то в беззубых старцев, то в неспособных насытиться умалишенных, то в грациозных женщин. И всё же основное в спектакле — добро и теплота, любовь и приятие жизни и человека.
Были в программе VI Московского международного фестиваля современного танца и явно "проходные", и даже отталкивающие, низводящие человека на уровень животного или машины, постановки. Но в целом его итоги позволят убедиться, что истинно современное искусство всегда несет "разумное, доброе, вечное". И еще. Надежда планеты Земля — на ее окраинных, не слишком благополучных с точки зрения материальных благ территориях, а не в странах "золотого миллиарда". И даже "элитарные" искусства позволяют разглядеть эту "сермяжную" правду.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x