Авторский блог Михаил Рябинин 03:00 6 июня 2006

ПРАКТИЧЕСКАЯ ИХТИОФОНИЯ

0
№23 (655) от 07 июня 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Михаил Рябинин
ПРАКТИЧЕСКАЯ ИХТИОФОНИЯ

"Поп и рок-музыка в их нынешнем состоянии выполняют исключительно утилитарную развлекательную функцию. Причем даже в роли "развлечения" перспектив не имеют по причине активного развития всяческого кросс-медиа, онлайновых alternative reality-игр и т.п. Для талантливых и честных музыкантов в данной ситуации уготован в лучшем случае "нишевый" статус. Я не исключаю искусственное накачивание системой поп-музыкального пузыря в целях кретинизации населения. Представление о целенаправленном прессинге, "гноблении и непущании" внесистемных артистов кажется мне несколько преувеличенным — западный опыт (да и отечественный тоже) говорит о том, что рок в качестве оружия сопротивления малоэффективен и для системы неопасен". Виталию Стерну тоже нравятся онлайновые игрушки.
"Самый продажный! — смеется Игорь Колядный, реагируя на вручение Филиппу Киркорову World music award, как самому продаваемому артисту России. И тут же перестраивается: — Когда твоя деятельность никак не приносит денег, ты в конце концов понимаешь, что работаешь на идею". Под своим лейблом "Планктон" он в формате limited edition издает экспериментальную музыку из Питера, Ижевска, Курска, Москвы…
Кто-то знаком с деятельностью московского дуэта Виды Рыб по ремиксу на "Лошадку" Найка Борзова или альбому ремиксов на группу Текила Джаз. Кто-то — по работе с одним из самых ярких музыкальных предсказателей конца ХХ века, жителем Манчестера, Muslimgauze. Еще у них есть постоянные слушатели из числа меломанов, для которых слово "музыка" ассоциируется с тайной и не имеет ничего общего с туповатым набором децибелов, наполняющих мусоропровод российского FM-диапазона. В своем рассказе я попытаюсь избежать глянцевых трюизмов, обобщений и идентификаций, иногда точных и талантливых, но существующих в лживом мире гламурного "купи-продай", измученном садизмом маркетинга, и взглянуть на Виды Рыб с другой стороны.
Стандартная статья о наших героях начинается так: "Патриархи российской экспериментальной сцены, ветераны отечественной электроники, люди, чье творчество пронизано идеями авангарда и эклектики. Их саунд плотно скроен из лоскутов брейк-бита, рэгги, джаза, эстрадных песен 60-х, индустриальных пассажей, приемов эмбиента и т.д. Символично, что проект зародился где-то в конце 80-х, на перегоне между Комсомольской и Сокольниками — станциями первой линии московского метрополитена, чьи названия символизируют революцию, с одной стороны, и самодержавие — с другой…" Непонимание всегда окружало деятельность Игоря Колядного и Виталия Стерна, чему они сами немало поспособствовали. Их современники и сограждане настолько прикипели к образу беспомощных птенцов с распахнутыми клювами, что без правильной подачи не в состоянии отличить Луи Армстронга от Форд Фокуса, а объяснять Игорь и Виталий не стали.
И правильно. Наше дело — сочинительство.
Свободное время, хорошая акустика, отсутствие внешних раздражителей, IQ выше среднего, образное мышление и желание. Таковы минимальные системные требования, необходимые для комфортного знакомства с музыкой столичных интеллектуалов, одинаково похожих как на героев Чехова, так и на представителей современной творческой элиты по-европейски. За их художественным кредо — "объять необъятное", — сугубо русским по своей природе, скрываются детальный анализ и почти библиотечная классификация музыки ХХ века. Но "в контексте общего движения мировой культуры". Здесь и латексный левый экстремизм Адорно, и самоудивляющийся абсурд Пикассо, и пессимистичный юмор паутины Пруста, и крайне правая, монархически-сталинская философия стратегической необходимости жертвы, и брутальная глубина Достоевского, и латентное либидо интернетфорумистов. И всё это надо услышать.
Возникает проблема. Если в литературе, журналистике, кино, театре образы новой эпохи вошли в сознание индивида, то эти же образы, но воплощенные в музыке, требуют декодирования, так как воспринимаются в основном в искаженном виде. Причин тому много и скрываются они как в общем развитии музыки, так и в социальных или ментальных особенностях России.
Триста лет в культуре Европы (то есть мира) доминировал определенный музыкальный строй. Бах, Вивальди, Монтеверди, Шопен, Вагнер, Мендельсон, Шостакович — все они сочиняли в границах одного музыкального строя, сформировавшегося в XVII веке. Мажорно-минорная система, — в которой все аккорды связаны тональным центром, главную роль в образовании формы играет гармония, а носителем темы является мелодия, неотделимая от ритмической организации, — определяла мысль автора и восприятие слушателя. На основе постренессансного строя созданы все великие произведения классиков, рокеров и бардов. В период между мировыми войнами 20-го столетия незыблемость этого строя пошатнулась. Процессы социальной деклассированности, всеобщая электрификация, развитие технологий, глобальная миграция населения земли, — все это расширило границы восприятия мира. В музыке была найдена новая система взаимоотношения звуков — додекафония. В ее основе — серийность. Форма развивается на основе серии неких выбранных автором звуков, не связанных в мелодию, посредством различных операций с этими звуками: перестановками, заменой регистров, тембров и т.д. Причем додекафония спокойно контактировала с другими неизвестными западной культуре приемами выражения. И с абсурдным, с точки зрения европейца, применением ритма как главной составляющей африканской народной музыки, и с арабской безгармонической монодией. Конечно, тональная музыка будет жить вечно, но принцип серийности, обращение к аутентичной музыке и фольклору, уличному саунду, появление звукозаписи и изменение отношений "автор — слушатель", изобретение электронных инструментов и, следовательно, новых, нетрадиционых созвучий, полуречевые эксперименты с вокалом — все это не заигрывание эмбриона с мертвечиной, а признаки революции в музыкальном мышлении. К концу ХХ века тональная система перестала занимать главенствующую нишу в композиторском сознании и эмигрировала в неодушевленный мир популярной песни. Конкретная музыка, сонорность, алеаторика, дискретная музыка, эмбиент… — это не деградация, это саундтрэк измененного сознания современного человека. Человека, как свидетеля ядерных взрывов, концлагерей, землетрясений и цунами, локальных и глобальных военных конфликтов. Человека, как соратника смерти и как носителя негативной информации. В этом море, на разной глубине и с разной скоростью, существуют и двигаются наши Виды Рыб.
"Я в метро вижу молодых людей в наушниках, у них там бам-бам-бам, бипиэмов 120-140. Не понимаю, лучше шум колес послушать. Это тоже музыка. Да все — музыка. Я и Staalplaat в свое время полюбил за то, что они в окружающую среду так органично вписываются". Игорь — деятельный человек. За его любовью прячутся конкретные дела. До дефолта он пытался создать в России систему легальной дистрибьюции продукции независимых рекод-компаний, таких, как Warp, Mute, Compact, Fused and Bruised, Staalplaat (с чьей помощью и состоялся релиз с Muslimgauze — почившем в бозе, главным пропагандистом и агитатором исламских традиций в электронном звуке) и многих других.
"Каждая кухарка может играть свой рок-н-ролл. И это хорошо. Меня, кстати, удивляет отсутствие мультитрэковых и интерактивных музыкальных релизов, позволяющих пользователю создавать свои ремиксы, альтернативные сведения и прочее. За что они там так держаться? За копирайт? За авторство? Странно, если так — ведь почти вся их музыка состоит из краденого, причем краденого внаглую. Пассивное прослушивание насквозь вторичных и, по большей части, бессмысленных звукоизвержений, лично для меня давно потеряло всякую привлекательность. Если я что и слушаю, то только musique concrete в реальном времени: звуки природы, дорожного движения, индустриальные шумы города. Ну, еще самую малость, любимое старье из ностальгических побуждений. Ведь было на моей памяти время, когда рок имел, пусть иллюзорное, но все-таки социокультурное значение и, по-любому, был чем-то большим, чем просто развлекательный звуковой фон". Виталий — мультикультурый теоретик, на его примере лишний раз убеждаешься в правдивости монашеского утверждения: "многия знания — многия печали".
В 1925 году испанец Хосе Ортега-и-Гассет написал работу "Дегуманизация искусства", где утверждал, что современное искусство бесчеловечно, так как художник поворачивается спиной к людям и вещам и оборачивает свой глаз зрачком внутрь. Что искусство — это художественный мир идеальных (с точки зрения создателя) предметов, не имеющих ничего общего с их привычным, повседневным обликом. А главным достоинством произведений искусства является достигнутая с помощью обесчеловечивания и распредмечивания их оторванность от действительности и враждебное противостояние ей. В 1930 году в работе "Восстание масс" он же пришел к выводу, что на место классовой структуры общества должна прийти социокультурная, с делением на массу и элиту, осуществляемым на основе понимания современного искусства. А так как способностью к восприятию нового искусства обладают люди избранные, в этом процессе утверждающие свою особенность и свое единство друг с другом — единство элиты, — то элитарность, по своей природе, оппозиционна.
Но в сегодняшней России, как и когда-то в Советском Союзе, оппозиционность не в моде и вызывает обывательскую неприязнь или жалость. В отсутствие достойной элиты творческая среда теряет важнейший источник стимулирования своей деятельности. Художник обречен на непонимание и на выживание или смену профессии. А общество, оставшееся без идейной подпитки, обращается к внешним креативным достижениям и попадает в нравственную зависимость от чужих мировоззренческих доктрин. "Свято место пусто не бывает": и экспансия Голливуда, популярность Спайдермэна, Мадонны, Паоло Коэлью, Дэвида Бекхэма тому примеры. В моде потребительский максимализм. Обыватель есть главный заказчик в структуре обычного, "слишком человеческого" (Ницше) общества потребления, главный критерий и главная жертва.
Виды Рыб — уникальное для нас явление. Они существуют не благодаря, но вопреки. Чистый эксперимент, абсолютная альтернатива и драматическая независимость. Их творчество — отважный звуковой коллаж на вечную тему противостояния человека и системы. Противостояния человека ХХI века с блудливым органицизмом постиндустриального феодализма. Истина заключается не в тиражах, которые в данном случае огромными не будут никогда. Но если вам хочется прикоснуться к коллективному бессознательному планеты Земля, Виды Рыб — ваш шанс. Подробнее о фактической истории и деятельности проекта вы можете познакомиться с помощью сайта www.libfl.ru/specifish. Мне ближе других альбом "Species of fishes". И, похоже, готовится сильная новая работа, фрагменты которой мне удалось услышать в процессе подготовки данного материала. А нам "что делать?" Да подтянуть штаны и тоже работать — строить Пятую империю.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x