Авторский блог Владимир Бушин 03:00 30 мая 2006

АРИНА РОДИОНОВНА И ГЕББЕЛЬС

0
№22 (654) от 31 мая 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Бушин
АРИНА РОДИОНОВНА И ГЕББЕЛЬС

ДЕНИКИН, КОТОРОГО ОНИ ПОТЕРЯЛИ
В тот же день, когда в "Завтра" была напечатана вторая часть моей статьи "Ленин, профессора и психи", в другом месте можно было прочитать: "Деникин предлагал Сталину послать "белых" добровольцев на фронт, чем прекращалась распря двух исторических эпох, совершалось "примирение на крови" двух периодов русский истории". Из последних слов можно понять, что добровольцы и были посланы, и сражались, и проливали кровь вместе с воинами Красной Армии. Увы, это не так. Никто деникинских добровольцев на фронте не встречал даже среди кашеваров. И Деникин ничего не предлагал Сталину не только по той досадной причине, что в 1920 году был разгромлен по плану, предложенному Ленину именно Сталиным. А хотя бы даже потому, что у битого и беглого семидесятилетнего генерала не было никаких добровольцев, а одна только грыжа. В существовавших на Западе, в том числе в Германии, русских военных организациях он не занимал никаких руководящих постов.
Справедливости ради надо заметить, что когда в феврале 1940 года цвет западной русской эмиграции во главе с Буниным в гневном манифесте осудил свою Родину за желание в обстановке уже начавшейся Второй мировой войны обезопасить Ленинград, Деникин, по воспоминаниям Ивана Шмелёва, не только отказался подписать этот манифест, к огорчению Ильи Глазунова, но вместе со Шмелёвым еще и назвал его гнусным. Но предсмертное письмо Трумэну, о чем говорилось в моей предыдущей статье, жирным крестом перечеркнуло тот достойный поступок, хоть и был он совершен в тиши кабинета.
Разговоры о том, что немцы просили генерала о сотрудничестве, но он гордо и презрительно отверг их просьбу, ни на чём не основаны. Все годы после бегства за границу его неусыпно терзала мысль, как бы свергнуть Советскую власть. И еще перед войной в мирной Франции он составлял разные прожекты как на тот случай "если Красная Армия и вооруженный народ сбросят советскую власть", так и на тот, "если Красная Армия под ударами извне разложится и в стране наступит хаос" ("День" №19'91). В последнем случае Деникин уповал на ведущую роль в свержении Советской власти Ленинского комсомола (там же). О роли профсоюзов почему-то умолчал. А третий вариант — победа Красной Армии над агрессором — и не приходил ему в патриотическую голову.
Германское вторжение во Францию в мае-июне 1940 года, пишет забытый антисоветчик Николай Рутченко, приятель нашего Бондаренко, вынудили Деникина, не желавшего оказаться под немецкой оккупацией, бежать на машине с женой, дочерью и зятем на юг страны, к морю, в городок Мимизан, где недолгое время жил на вилле друзей. Но вскоре немцы нагрянули и туда. Они выдворили генеральскую семью из виллы, и ей пришлось чуть ли не все пять лет оккупации жить в каком-то бараке в полной скудости. Какие там добровольцы?!..
25 февраля 1945 года в ответе своему другу полковнику П.В.Колтышеву изгнанник писал: "Говоря о предполагаемых "кознях" англичан, вы не упоминаете о том, что замышляют другие, и не только в отношении Англии, но и всего "старого мира" (там же). Кто — другие? Конечно же, русские, Красная Армия. Они-де замышляют завоевать весь мир. А "козни" англичан против России это для старика нечто весьма и весьма сомнительное. Уж он-то, казалось бы, должен их знать по совместным делам в 1918-1920 годы. Но не хватало генеральского воображения представить себе, что именно в эти дни англичане в лице их премьера Черчилля, как теперь стало известно, назначили на 1 июля 1945 года уж такие "козни", что дальше некуда: под кодовым названием "Немыслимое" планировали удар по Красной Армии в Германии, т.е. войну против Советского Союза (В.Фалин. Как Вторая мировая переросла в Третью. “Российская Федерация сегодня” №9'05. С. 35). Остановил их, образумил только сокрушительный штурм Красной Армией Берлина.
Наконец: "И вот эта опасность теперь самоочевидна. И перед ней насторожился мир". С этой настороженностью Деникин вскоре и отбыл в США, ибо во Франции после войны огромное влияние обрели коммунисты во главе с Морисом Торезом. Чем он занимался, какой страстью жил в США, я уже рассказал.
7 августа 1947 года генерал умер. Помянутый Рутченко заканчивает свой панегирик ему так: "Он остался морально непобежденным… Он жил только одним: надеждой на освобождение своей родины и верой в возрождение России". Ну вот и пришло освобождение, а за ним и возрождение идёт семимильными шагами: к восторгу Михалкова научились колокола лить, как в ХVI веке…
Но вернемся к Ленину и к облепившим его психам. Тут пора заметить, что психи водятся и среди защитников Ленина. Вот, скажем, Борис Лебедев, постоянный автор "Советской России". На сей раз в "Нашей трибуне" в статье о поединке Проханова с Мидинским он обрушился на первого: какое, мол, имеет он право защищать Ленина. Зюганов или Губенко, говорит, "наверняка с большим успехом могли бы противостоять шабашу. Тем более(!), что они имеют большее право выступать от имени коммунистов, чем некоммунист Проханов".
Вот они, ленинцы зюгановской выучки. Мне уже приходилось встречать нечто подобное. Один доктор каких-то наук возмущался мне по телефону: "Какое право имеет Кара-Мурза писать на философские и политические темы, если он химик!" Я ему ответил: "Бородин тоже был химик. Какое право он имел писать оперы и симфонии?" Доктор помолчал и повесил трубку. Может быть, это был известный нам А.Н.Сахаров, будущий директор Института истории.
ДЕНИКИНЦЫ, КОТОРЫХ МЫ ОБРЕЛИ
А в том "поединке" лихо развернулся молодой думский светоч Мединский. Он окончил МГИМО, потом занимался рекламным бизнесом, там, разумеется, многому научился, и, судя по тому, как бестрепетно теперь умеет врать, пойдёт далеко, — он уже доктор путинских наук, профессор того самого МГИМО, да ещё и член Думы, и лютый деникинец.
Вот что доктор лепетал: "Деникин был выдающимся военачальником, командиром знаменитой Железной дивизии, которую бросали с фронта на фронт, забивали дырки, когда немцы шли в наступление".
Вранье. Никаким выдающимся Деникин не был, за три войны дальше генерал-лейтенанта не продвинулся, несколько недель был Начальником штаба верховного главнокомандующего М.В.Алексеева, потом годика полтора командовал Вооруженными силами юга России, почти не встречая сопротивления дошел с ними до Орла… И что дальше? Под ударами Красной Армии стремительно покатился обратно и вскоре бежал на Запад — что тут выдающегося? Только стремительность бега. Сталин констатировал: "Весь мир знал, что за спиной этих контрреволюционных русских генералов стояли империалисты Англии и Америки, Франции и Японии, без поддержки которых гражданская война в России была бы совершенно невозможна" (т.8, с.360).
Вот, правда, пять томов воспоминаний никто из этих генералов, кроме Деникина, не сочинил. Тут он, бесспорно, тоже — выдающийся.
4-ю стрелковую дивизию, которой командовал Деникин, действительно иногда называли Железной, но никто её с фронта на фронт не перебрасывал, она все время находилась на Юго-Западном фронте в составе 8-й армии. Видимо, Мединский просто не знает, что такое фронт, и уж точно не имеет представления о том, как дивизию при тогдашнем транспорте в критической обстановке срочно перебросить с одного фронта на другой с целью "забить дырку".
Дальше: "Деникин был один из самых гуманных военачальников, писал хорошие (?) солдатские (?) уставы, запрещал рукоприкладство".
Во-первых, если бы думский светоч хоть полгодика послужил в армии, то знал бы, что никаких "солдатских" уставов не существует. С другой стороны, Деникин был строевым командиром, и писать уставы было не его дело. Наконец, о гуманности Деникина и армии, которую он возглавлял в 1918-1920 годы, мы уже приводили авторитетное свидетельство его единомышленника по ненависти к Советской власти — Врангеля. Можно и добавить.
Когда Врангель занял пост Деникина, вот что в свою очередь писал в открытом письме ему Борис Савинков, никем в чрезмерной любви к Советской власти не замеченный:
"Господин Генерал!..
Мы, русские патриоты без различия партий, видим в вас носителя русского национального флага…
Мы верим, что вы не пойдёте по дороге ген. Деникина… Честный и доблестный генерал Деникин не понял, однако, что такое свобода. Он воевал с Грузией и Украиной, он восстановил против себя Польшу и Финляндию, Латвию и Эстонию, но, главное, он восстановил против себя крестьян, то есть самоё Россию… За ним шли помещики, становые, исправники, губернаторы, контрразведка, бесчисленные тылы, — за ним шло старое, истлевшее, неспособное возродить Россию. Не большевики одолели его, не в бою проиграл он святое дело, не самоотверженные бойцы виноваты в его поражении. Его одолели расстрелы и грабежи, в его поражении виноваты "Осваги" (Осведомительное агентство)… Генерала Деникина погубили безумцы, которые вместо прощения несли с собою беспощадную месть…" ("Кубань", 1991, №1, стр. 8-9).
Такую же оценку дал позже всему белому движению и Шульгин: "Почти что святые" начали белое дело. Но что из этого вышло? Боже мой!.. "Белое дело" погибло. Начатое "почти святыми", оно попало в руки "почти бандитов" (1920 год. Ленинград. "Прибой". 1926. С. 15,17). Насчёт "почти святых", как и цветаевского "лебединого стана", приходится сильно сомневаться.
Так хватит, Мединский, или ещё?.. Какие развелись хлюсты! Ни уха, ни рыла не смыслят, а лезут на экран поучать: цените гуманизм! Вот он, МГИМО в натуральную величину и в режиме реального времени!
РОЗГИ ПО УСТАВУ И ОПЛЕУХИ ОТ ДУШИ
А что до помянутого ещё и рукоприкладства в царской армии, то, может, Деникин лично был и против, кто знает, но всё равно ничего поделать не мог. Он сам пишет, что и в мирное время и на фронте "были нередко грубость, ругня, иногда самодурство и заушения" ("Очерки русской смуты", т.1, гл.2). Понимает ли думский интеллектуал, что такое заушения? Объясняем: заушина — оплеуха.
И тут же: "Два фактора имели несомненное значение в создании неблагоприятного настроения в войсках: официально введенное с 1915 года дисциплинарное наказание розгами и смертная казнь за самострел". Вы представляете, профессор, что такое хотя бы первое наказание? Берут взрослого мужика, снимают штаны, кладут на плаху и на глазах всей роты порят… А ему потом воевать надо. Вот посмотреть бы, как председатель Думы Грызлов приказал за невежество и враньё выпороть Мединского, а вице-спикер Слиска осуществила бы сию экзекуцию солеными розгами.
Между прочим, вопрос о рукоприкладстве в армии затронут в телефильме Виктора Правдюка "Вторая мировая. Русский взгляд", который тянется на ТВЦ ещё с прошлого лета. Ничего русского в фильме нет. Там участники и говорят-то как арнауты, плохо обучившиеся русскому. А пронизывает весь фильм замызганная малограмотная антисоветчина, замешанная на холуйстве и перед немцами, и перед нынешним антисоветским режимом.
Так вот, сухо рассказав о нашей великой Сталинградской победе и желая после этого сделать какую-то антисоветскую гадость, дабы не очень-то русские заносились, Правдюк тут же заявил: "Уж не знаю, уместно ли вести речь о чести, морали и достоинстве". Он в затруднении: откуда, мол, эти качества в Красной-то Армии, которую он считает "феодальной"? Вот в царской, которую с придыханием именует непременно императорской, или в гитлеровской, — там это было. Его напарник Андрей Терещук даже преподнёс нам укоризненный пример высокой морали, чести и достоинства среди немцев — "казачий генерал" СС Гельмут фон Панвиц, вместе с генералами Красновым и Шкуро за уж слишком высокую мораль приговоренный советским судом к смертной казни.
О порке розгами в этой императорской Правдюк и помыслить не смеет. А о "феодальной" РККА заявляет: "Рукоприкладство, зуботычины, мордобитие в Красной Армии процветало. Конев, Гордов, Жуков, Чуйков, Еременко, Георгий Захаров раздавали зуботычины и били офицеров налево и направо". Я подумал: откуда взял? Ведь и на войне-то не был да, поди, и в армии едва ли служил, как самые крутые наши патриоты. Потом я нашел: все эти имена из воспоминаний Хрущёва. Но Правдюк не посмел назвать такой источник: все же знают, что это за мемуарист. Почище того, что прошагал от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича.
Могло быть на фронте, чтобы кто-то кому-то звездорезнул? Конечно. Бывало и похлеще. Увы, люди не ангелы. Но ведь главное — каково отношение к этому. Великий воин Александр Покрышкин вспоминал: "В этот же день, когда нервы мои были напряжены до предела (погиб "приёмный сын" — молодой лётчик Островский — В.Б.), я узнал о позорном поступке Паскеева. Во время воздушного боя над Малой землёй он бросил своего ведомого Вербицкого, и тот погиб. Взбешенный, я решил собственной рукой пристрелить труса, но ребята не дали это сделать". И ведь пристрелил бы, как и нынешних лжецов о Великой Отечественной, но — ребята… "Тогда мы всей эскадрильей пошли к командиру полка Краеву и потребовали убрать Паскеева из нашей лётной семьи. Комполка приказал арестовать труса и предать суду военного трибунала" ("Небо войны", М., 1975, с.272).
А Хрущёв, назвав много имён будто бы отчаянных драчунов, привел только один пример: генерал Еременко врезал однажды члену Военного совета то ли армии, то ли фронта, которыми командовал. И Хрущёв-то, тоже член ВС, вознегодовал: "Как вы могли?! Как посмели?!" А дело, оказывается, было так. То ли шел бой, то ли последние приготовления к нему, и этот член Военного совета отвечал за доставку снарядов, но вдруг Еременко находит его в какой-то землянке играющим в шахматы. Ну и врезал. И был тысячу раз прав. Мог и под трибунал отдать, и пристрелить на месте. А вы что думали, мединские правдюки? Это война, там судьба страны решалась, а не трёп в Думе или по телевидению. Вы и понятия не имеете о том напряжении, о котором говорит Покрышкин и что пережили многие фронтовики. А лезете критиковать!
Я на фронте видел только один раз, как командир роты в Восточной Пруссии мордовал сержанта и ефрейтора, но это был такой случай, что я капитана полностью оправдываю. А позже в воспоминаниях маршала Буденного "Пройденный путь" (М., 1958) прочитал вот что из времён Германской войны: "За бой под Бжезинами все солдаты моего взвода были награждены медалями "За храбрость", а меня наградили Георгиевским крестом 4-й степени". Позже случилась ссора с вахмистром Хестановым, который "пнул мне в лицо кулаком. Не стерпел я обиды, развернулся и ударил Хестанова. Он упал и долго лежал неподвижно". Долго… Еще бы! Кулаки-то у Семена Михайловича были пудовые. "Солдаты молчали, пока кто-то не предложил свалить вину на коня Испанца". Но испанская хитрость не удалась, и дальше произошло вот что: "Полку было приказано выстроиться в каре. На середину вынесли штандарт. И вдруг я слышу команду:
— Старшему унтер-офицеру Буденному на середину полка галопом — марш!
Адъютант полка зачитал приказ по дивизии, что я подлежу полевому суду и расстрелу.
— Но учитывая его честную и безупречную службу, решено под суд не отдавать, а ограничиться лишением Георгиевского креста".
В итоге к концу войны Буденный оказался единственным в русской армии Георгиевским кавалером, которому крест вручался пять раз. Вот такое рукоприкладство в императорской…
ДЕНИКИН ЗА БОЛЬШЕВИКОВ ПРОТИВ МЕДИНСКОГО
О Германской войне упоминалось и на поединке. Проханов вгорячах воскликнул: "Деникин и близкие ему генералы продули Русско-японскую войну, Германскую, Гражданскую и, если бы их допустили, продули бы и Отечественную".
Это справедливо особенно в отношении Гражданской, когда белые генералы имели не только профессиональную армию, но мощную, всестороннюю поддержку Антанты против плохо обученной, голодной и разутой Красной Армии. Но вообще-то ход и исход войны зависит не от одних только генералов. Вот что читаем у того же Деникина: "Великая трагедия русской армии — отступление из Галиции весной 1915 года. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои… Помню сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней жестокого боя. Одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой артиллерии, буквально срывавшей целые ряды окопов вместе с их защитниками. Мы почти не отвечали — нечем. Полки, измотанные до последней степени, отбивали одну атаку за другой — штыками или стрельбой в упор; лилась кровь, ряды редели… Из всех армий вопль: "Патронов!" (Очерки русской смуты. т.1, гл.2). И это — всего через девять месяцев после начала войны… Что тут могли поделать самые талантливые генералы, коли на патронах сидели императорские правдюки, думавшие не о фронте, не о славе родины, а о себе…
Незадачливый деникинец Мединский, не смея ничего возразить Проханову об остальных войнах, пылко возопил об одной: "Германскую войну продули большевики!"
Это как надо было понимать? Верховные главнокомандующие великий князь Николай Николаевич, сменивший его на этом посту царь Николай, а потом — генерал от инфантерии Алексеев, потом Корнилов были большевиками? А каким фронтом командовал Фрунзе, какой армией — Ворошилов, какой дивизией — Чапаев, каким хотя бы полком командовал Щорс? Мгимошник, вероятно, всё-таки знает, что большевиков ни на каком уровне командования не было. Он имел в виду, конечно, совсем другое: дескать, большевики развалили армию своей пропагандой. В таком случае послушайте, светоч, еще раз самого Деникина. Да, большевистская печать вела пропаганду против империалистической войны, призывала к миру без аннексий и контрибуций, но Деникин писал: "Было бы неправильно говорить о непосредственном влиянии печати на солдатскую массу. Его не было…" В сознании миллионов солдат "преобладало прямолинейное отрицание: "Долой!.. Всё опостылевшее, надоевшее, стесняющее "свободную волю" — всё долой!" (Там же, гл.22). А уж опостылели-то солдатам старые порядки, которые так пленяют Радзинских-Мидинских. А уж надоела-то им война, которой эти неоденикинцы и не нюхали.
Хватит ? Можно ещё. 16 июля 1917 года в присутствии Керенского генерал Деникин заявил: "Когда на каждом шагу повторяют, что причиной развала армии послужили большевики, я протестую. Это неверно. Армию развалили другие… Развалило армию военное законодательство последних месяцев", иначе говоря, прежде всего премьер и военный министр Керенский, либерал.
МЕДИНСКИЙ И НОВОДВОРСКАЯ В ОДНОМ ФЛАКОНЕ НА ТРОЕКУРОВСКОМ
Думский мыслитель решил расширить тему: "В гражданской войне нет правых и виноватых… Деникина и Буденного надо похоронить вместе!" Голубая мечта мудрецов эпохи…
По этому вопросу умнику следовало бы посоветоваться, например, с американцами: считают ли они невиновным руководство одиннадцати южных штатов, которые в апреле 1861 года подняли мятеж и создали Конфедерацию с целью свержения президента Линкольна, захвата власти и введения рабства во всей стране, из-за чего и началась гражданская война. Похоронили ли они вместе командующего войсками южан генерала Роберта Ли и командующего северян генерала Гранта, благодаря победам которого страна сохранила единство и вслед за Россией отменила рабство. Или обратился бы к другой великой нации — к китайцам, тоже пережившим гражданскую войну: не жалеют ли они о том, что в гробнице Мао Цзэдуна рядом с ним не положили белокрылого ангела Чан Кайши?
Ни о чем подобном деникинец из МГИМО и не думал, но я подозреваю, что он вместе с Соловьевым уже вынашивает план "похоронить вместе" — маршала Жукова и Гудериана, маршала Василевского и Манштейна, маршала Рокоссовского и фон Бока и т.д.… А ведь куда больше исторического и этического смысла в проекте Проханова: похоронить в своё время Мединского в одной могиле с Чубайсом и Новодворской. Я лично уточнил бы: в той свежей могилке, где лежит, оттрепетав, их духовный отец Яковлев.
Тут в беседу вступил дьякон Андрей Алексеев:
— Символом чего является для вас Ленин?
Проханов ответил:
— Ленин для красной религии — святой!
Это надо было бы расшифровать: прежде всего, потому святой, что, возглавив страну в тяжелейшую пору распада и интервенции, Ленин организовал разгром и интервенции и белогвардейских содержанок Запада. Тем самым он и его соратники сохранили единство и страны и народа. Ведь чего стоит одно лишь восклицание Ленина: "Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский!" Вы можете представить себе Путина восклицающего хотя бы так: "Севастополь далековато, но ведь это город-то россиянский!"
Для государственного мужа нет подвига выше, чем сбережение в лихую годину своей страны и народа. Этот подвиг Ленина понимали все умные люди от Бердяева до упоминавшегося великого князя Александра Михайловича, более того, — видимо, все, кто не учился в МГИМО (Московском государственном институте максимального оболванивания).
Окончание следует

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x