Авторский блог Денис Тукмаков 03:00 30 мая 2006

ПАРАД СЕПАРАТИСТОВ

0
№22 (654) от 31 мая 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Денис Тукмаков
ПАРАД СЕПАРАТИСТОВ

ВЫ ПОМНИТЕ, под каким лозунгом происходил развал Советского Союза? Тот лозунг был прост до гениальности: "Хватит их кормить!" Его употребляли "народные фронты" с национальных окраин, выступавшие против "русского оккупанта, вечно пьяного Ивана, который разучился работать и эксплуатирует нас, носителей древней культуры". Его же старательно раскручивали "демократы первой волны" в самой России, которые сулили раздраженному пустыми полками народу с митинговых трибун: "Ничего, вот скинем весь этот кавказско-среднеазиатский балласт, всё это дикое Средневековье, на которое уходит прорва наших денег, — и тут же вырвемся на просторы светлого капиталистического завтра!"
Как много их было, сепаратистов, — вводивших "день независимости" России от исконных русских земель, выступавших против референдума 17 марта 1991 года, ликовавших в августе и в декабре 91-го.
В итоге разделились — но "кормить" продолжили, причем "едоков", своих и чужих, прибавилось. Под аплодисменты быдла отрезали от России земли, за которые проливали кровь десять поколений русских. "Обкорнали" Россию, превратив ее в уродливый геополитический обрубок.
Сегодня снова припекло. Снова раздается вопль "Хватит их кормить!" Но, как и пятнадцать лет назад, ненависть эта искусно направляется не на олигархов или нелегальных мигрантов, а вовнутрь России, на вражду народов и разделение русских пространств. Сепаратизм в России вовсе не был истреблен в начале XXI века, как это утверждает кремлевская пропаганда, уповающая на "вертикаль власти" и "назначения губернаторов". Посмотрите, вновь все воюют против всех!
Гудит, заражает окрестности своим сепаратизмом Чечня, добившаяся фактической независимости, в сравнении с которой достижения Масхадова в 96-м — полумеры. Поволжские республики, Якутия, сибирские национальные юг и север все изощреннее подчеркивают собственную исключительность, не желают платить "дань" в федеральный бюджет, устраивают праздники государственности, посылают к чертям спикера Совета Федерации, не думают отказываться от своих конституций, по которым они — суверенные государства. Центробежные настроения в Калининграде и на Дальнем Востоке вовсе не снизились за последние годы, и экономически эти регионы уже на пороге выхода из лона России. Возникают такие извращенные формы сепаратизма, как "финно-угрская государственность", чьи носители настаивают на собственной газо-лесной самодостаточности, и "сибирская вольгота", чьи идеологи утверждают, будто "проклятые москали вот уже 400 лет эксплуатируют Сибирь как свою колонию", считают "сибиряков" отдельным, нерусским этносом и верят, что "лучше платить десятину Китаю, чем выплачивать 80% зажравшейся Москве". Всеобщая ненависть к столице, "прыщу на теле России", никогда еще не достигала такого уровня, как сегодня: видимо, это судьба десятимиллионной Москвы, которую — недотационный субъект федерации — вечно путают с пауком-Кремлем и с "Городом золотых унитазов" на Рублевке.
Всё это преодолимо — ведь местечковый сепаратизм раскручивается прежде всего региональными элитами, стремящимися оставить себе побольше прибыли: при наличии политической воли Центра некоррумпированные правоохранительные органы обычно справляются с этой заразой довольно быстро.
ОДНАКО В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ, на фоне нищеты, беспросветности, засилья нелегалов, либеральной раскрутки "русского фашизма" и экспансионистского поведения дерзких молодых этносов, в России снова вызревает сепаратизм "РСФСР-ского типа", когда к расчленению территории собственной страны начинают призывать уже сами этнические русские, причем не столько "наследники либеральных идей", сколько те, что смеют именовать себя "русскими националистами".
Их сепаратизм имеет множество градаций: от идеи "мягкого" отделения одного только "отрезанного ломтя", Чечни, — до "сброса всего нерусского балласта" и скукоживания жизненного пространства русского народа до границ Московии XVI века — этакой "Швейцарии среднерусской возвышенности", "Республики Русь" — в которой, к слову, "батрачить" русским придется гораздо больше, поскольку "колоний"-то не останется.
Чаще всего, однако, проговариваются варианты, как бы избавиться от "одного только" Северного Кавказа. Варианты эти почти всегда соседствуют с планом создания мощных оборонительных сооружений на этой новой южной границе России (с "минными полями", "десятиметровыми стенами" и "выжженной землей"), а также с идеей насильственного переселения "туда" всех кавказцев из русских городов. Эти люди просто не понимают, что на создание жесткого "варианта" границы от Сочи до Астрахани потребуется до четырех бюджетов Минобороны, а для охраны этой границы — до полумиллиона солдат. Но такие "частности" "русских сепаратистов" обычно не интересуют
Подобный сепаратизм обычно обильно сдобрен соответствующей риторикой: "Довольно быть донорами! Сколько можно за счет русских кормить этих нехристей, этих чурок безмозглых! Они ж работать не желают, они только теракты устраивать, торговать да шлюх крышевать горазды. Да еще русских за недочеловеков держат: мужиков за пьяниц, женщин — за проституток. Расплодились, как саранча. Русские на инородцев двести лет батрачили, строили им дома культуры и обсерватории, а они за это нам на горбы уселись, рынки оккупировали, в армии русских мальчишек чморят. Пошли бы вы подальше с вашим драным совковым интернационализмом, с вашим "многонациональным государством", в котором всем хорошо, только русским хреново! Когда часть тела поражена гангреной — ее необходимо удалить, иначе погибнет весь организм. Если для нации нужно отдать немного земли — к черту эту вашу "пядь"! Пусть чурки проваливают в свои северокавказские "Чуркестаны", раз считают себя круче крутого яйца. Чем их вечно из бюджета дотировать — лучше уж послать куда подальше: так всё повыгоднее будет! И нечего их бояться своим совковым древним страхом! Сегодня отдадим — а уже завтра, когда станем сильнее, вернемся."
Удивительнее всего в этом послании даже не пассивная позиция жертвы, которая, дабы избежать очередного насилия, готова под риторику о "гангрене" отписать на имя насильника всё свое богатство, квартиру и родных, лишь бы тот отвязался. И не почти дословное повторение лозунгов махровых либерал-русофобов начала 90-х, оставивших на месте красной империи расчлененный геополитический обрубок уровня XVIII века. И не изначальное отношение к своей, русской земле, как к "чужой", которую непременно нужно оторвать от России и всучить кому-нибудь другому, желательно потенциальному врагу, чего не позволял себе даже Ельцин. И не "косовский" подход к русским землям по принципу "Кто на этой земле живет, тому она и принадлежит", ведущему к отколу от России громадных кусков территории. И даже не чуждое русскому духу равнодушие к "пяди земли", которую эти горе-националисты готовы раздавать направо и налево, предлагая в итоге русским перспективу стать "народом рассеяния", превратиться в "диаспору", всем народом эмигрировать куда-нибудь на Антарктиду под лозунгом "Земля — ничто, нация — всё!" после того, как все русские земли, начиная с Кавказа и заканчивая Среднерусской полосой, будут благополучно розданы "злым чуркам".
Сильнее всего в этой истерике удивляет та бронебойная наивность, с которой "национал-сепаратисты" готовы собственными руками устроить из Северного Кавказа одно сплошное "Панкисское курортно-оздоровительное ущелье" от моря до моря, в котором сонмы грядущих боевиков будут отдыхать от набегов на юг России под защитой международного права.
ВЕРОЯТНЫЙ СЦЕНАРИЙ развития ситуации на Северном Кавказе в случае ухода России просчитывается ведь элементарно. Мы живем не в вакууме, и ясно, что в час, когда Россия объявит о своем уходе с этой территории, там будет немедленно — когда вынужденно, а когда и с радостью — образовано одно или несколько "эмиратов/ханств/султанатов", по сравнению с которыми "независимая Ичкерия" времен Дудаева покажется детским утренником. Ни одно из этих образований не будет жизнеспособным, социальный взрыв человеческой массы потрясет весь регион, десятки тлеющих конфликтов между противоборствующими этническими группами Северного Кавказа вспыхнут как спичка, весь Кавказ мгновенно превратится в одну сплошную зону нестабильности, искусственно подогреваемую извне.
Закончится всё достаточно тривиально: либо победит "сильнейший", и на Северном Кавказе будет провозглашен исламский "халифат" под протекторатом Турции и США, безусловно враждебный России. Либо, что почти то же самое, Кавказ превратится в незатухающее "перекати-поле", куда, "из соображений международной безопасности", будут непременно введены войска ООН, а затем и НАТО.
Этим дело не ограничится: враждебно настроенный к ушедшей России Кавказ выкинет территориальные претензии к "исконно кавказским" землям Краснодарского края, Ставрополья и Астраханской области, так что война лет на пятьдесят тут обеспечена. И, конечно, любое изменение границ Российской Федерации немедленно повлечет за собой "парад" всех прочих суверенитетов — от Калининграда до Якутии, от Карелии до Сахалина.
А вся нечеловечески-наивная риторика "национал-сепаратистов" из серии "Вот вывезем всех чурок из России в их кишлаки, отгородимся забором и заживем как люди" закончится в тот день, когда забор вдруг окажется дырявым, а очередная больница или роддом в Ставрополе или Ростове-на-Дону будет захвачен "гражданами независимого халифата", а "неофициальным спонсором акции" выступит какой-нибудь видный московский владелец казино, которого "забыли вывезти". Разница с набегами Басаева при этом просматривается только одна: у террористов будет уже не стрелковое оружие, а тяжелая бронетехника и вертолеты, законно поставленные "молодому демократическому государству" из стран НАТО.
Это не значит, что, мол, "давайте снова-здорово их кормить!". Это значит прежде всего — грамотно оценивать угрозы и проводить адекватную внутреннюю политику. Действовать методом скальпеля, а не булавы — тем более, что булава эта давно растрескалась.
Подобные угрозы мало трогают "национал-сепаратистов". В их рядах царит шапкозакидательское настроение — не только в отношении Северного Кавказа, но и применительно ко всем прочим землям России. Всех, кто объясняет им, что ломать целый народ об колено — будь-то семь миллионов татар или двести пятьдесят тысяч тувинцев — это всегда очень тяжело, это тотальная война, это на десятки лет — сепаратисты называют "пораженцами". А более чем вероятное столкновение с НАТО в случае "приструнивания" тех же якутов или бурятов, которые не преминут обратиться за помощью к "мировому сообществу", шапкозакидатели оценивают с уровня позднесоветских времен: "Да подумаешь! Долбанем по ним ядрёной бомбой, и порядок!", или даже с позиций "сталинских вагонов" времен переселения народов.
Разумеется, национальный вопрос, проблемы дотационности национальных регионов и засилья этнической преступности решать просто необходимо. Но не путем создания собственными руками враждебного государства от моря до моря, "зачистить" которое будет уже во много раз труднее, чем даже сегодня. А прежде всего — сменой неверного внутриполитического курса страны, изменением территориального деления Российской Федерации (с упразднением различных национальных республик и автономий и введением равноправия между провинциями), скорейшим решением русской демографической проблемы, противодействием зарвавшимся региональным элитам, наведением порядка в собственных правоохранительных органах, законной ликвидацией этнической преступности, приструниванием бизнесменов и чиновников, богатеющих на труде нелегалов, и, конечно — через грамотную социальную политику в национальных регионах с созданием рабочих мест, чтобы молодой аварец или ингуш шел не в ваххабитское подполье и не в оргпреступность, а на легальную работу, в институт, на завод или плодоовощную базу. Главное же — понять, что все проблемы — в Москве, а не на окраинах.
ВСЁ ЭТО, К СОЖАЛЕНИЮ, не доходит до ума "национал-сепаратистов", которые за эти мои строки завтра назовут меня "русофобом" и "чурко-комиссаром". Не владея предметом, без единого проработанного плана "силового решения" этнических вопросов, без знания армейской социологии, общественного мнения в центре и на окраинах, без всякой калькуляции потерь и затрат, без прогнозов геополитического, экономического и социального характера — на первые три, шесть, двенадцать месяцев предполагаемой войны — они размахивают шашками и гонят на бойню русский народ с теми, кто не желают "приструняться" или "переселяться". У сепаратистов на все — один аргумент: "Это что же мы, чурок слушаться должны?!"
Парадокс в том, что все подобные прожекты "отстегивания нерусских окраин" рассматриваются сепаратистами с гипотетической точки зрения: "это произойдет, когда мы придем к власти". Однако при этом они, как шелковые, встраиваются в общий либеральный дискурс "Как бы расчленить Россию?", который уже сегодня раскручивается либеральной "пятой колонной" и Госдепом США. Цели махровых русофобов, требующих "освободить Кавказ от русской оккупации", и недалеких "русских сепаратистов", таким образом, совпадают практически полностью.
В сепаратистском стремлении "отцепить Чуркестаны" есть еще одна подлость, именно — отношение к разным частям единого государства с либеральной точки зрения их "рентабельности" и "выгодности". При этом выгода эта отчего-то никогда не рассматривается с позиций геополитической или военно-стратегической, или цивилизационно-культурной важности, но всегда по принципу "сколько бабла это стоит". Проблема тут в том, что "сепаратисты", которые никогда не придут к власти, изрядно подыгрывают этим либеральным идеологам, обслуживающим Кремль, размышляющим на тему "какой регион рентабелен, а какой — нет". Но с либеральных позиций "нерентабельными" всегда являются прежде всего исконно русские регионы. Для либерального политика-экономиста-культуролога "нерентабельным" является Нечерноземье, Русский Север, русские "безископаемые" пространства Урала, Сибири и Дальнего Востока. Для либерала "нерентабельным" является весь русский народ, который "вечно чем-то недоволен", "не вписывается в рынок" и вообще — "несправедливо владеет великими пространствами Евразии". И "русские -сепаратисты" делают всё для того, чтобы термин "рентабельности регионов" был, с их подачи, еще раз направлен против самих русских.
Я ДЛЯ СЕБЯ НАШЕЛ, наконец, вполне четкий критерий, по которому всегда можно различить "русского прежде всего по крови" и "русского прежде всего по духу". Вопрос "Кровь или Почва" решается весьма конкретно и очень приземленно, в буквальном смысле слова.
Момент истины наступает тогда, когда задается вопрос: "Готов ли ты, разумеется ради великого блага нации, поступиться пядью русской земли?"
Для русских национал-сепаратистов, подавляющее количество которых ставят Кровь выше Почвы и Духа, поступиться русской территорией, обильно политой кровью отцов, не составляет большой заботы: "Ради нации мы готовы на всё!"
Конечно, при этом начинается казуистика и оправдания: "вот тут земля русская, а вот эту скалу можно и сдать." "Тут — читай, тут — не читай", короче.
Русские патриоты и государственники, которые не мыслят русскую нацию вне державного контекста, для которых существование русских без России неприемлемо, ставящие Почву и Дух выше Крови, верные завету отцов, будут стоять до последнего на любой "безымянной высоте", на любом русском священном "клочке земли" и никогда не ответят положительно на поставленный вопрос.
Для них великое благо нации неразрывно связано со способностью нации прежде всего защищать свою землю, какой бы тривиальностью это ни казалось кому-то. Если нация готова сдать свою землю, лишь бы выжить, то такая нация обречена.
Этим мы и отличаемся.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x