Авторский блог Владимир Личутин 03:00 9 мая 2006

ДУША НЕИЗЪЯСНИМАЯ

0
№19 (651) от 10 мая 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Личутин
ДУША НЕИЗЪЯСНИМАЯ

Что для нас особенно дорогое под небесами, под Божьим прикровом? Не газ и нефть, не злато-серебро, не ракеты и атом, но Мать-сыра земля, русское племя, одно из древнейших в мировой истории, и душа народа, ее удивительно слитное, несмотря на огромные пространства отечества, сокровенное, таинственное чувство родины, которое пытаются понять и всякий раз отступают в недоумении. Вот она, казалось бы, вся перед тобою, бери голоручьем и властвуй. Но увы!.. Вроде бы неслиянный, но и нераздельный народ русов-ариев; внешне беспутно, беззащитно и как-то рисково, приманчиво разлившийся по Европе и Азии, но и словно бы повязанный невидимой вервью, многие тысячелетия кочующий по землям с неведомой целью, и снова возвращающийся назад в свои извечные пределы, дарованные Господом. Всё ветшает, упадает в прах на этом свете: и пречудные дворцы, и богатая гобина, и всякая дорговь-адаманты, и камень-яспис, и золотые подвески, и ожерелья, и бархатная лопать, и меховая рухлядь, и заветные "шобалишки", и золотная объярь, и суконные портища, — а значит, нет смысла крепко печалиться и тосковать по ним. И "только душа — вещь непременная", которая высветляется страстями, поклонением к земле отичей и дедичей и к Спасителю, ибо "Бог — это любовь. Любовь — и есть Бог".
Душа строится не только верою и любовью, не только страстями земными, но и опытом, но и всевечным неустанным трудом ("Трудись — и жизнь твоя протечет незаметно"), но и переживаниями, чувственной сердечной работою,сотворчеством с изменчивой душою неба и Матери-сырой земли, в лоне которой для каждого из нас приготовлено свое место. Родная земля, как раскрытый на все четыре стороны света храм, позывала к сотворчеству, песне-молитве и заплачке, к преданию и к скоморошине, к заговору и заклинанию, к ритуальному хороводу и к многосмысленной сказке, былине-старине и к духовному стиху; пережитое и познанное надо было запомнить, чтобы не набить шишек в другой раз, передать урок ближнему. Позднее историческое народное знание о земле и вселенной, вылившееся из сокровенного смысла жизни, было названо творчеством. Но это творчество было иного рода, нам уже не подвластное — общиное, дружинное творчество русского Микулы Селяниновича. Надо было иметь, "русскому соборному Микулушке" цельную глубокую память, богобоязненную душу и здравый ум, чтобы не только ворочать пашенку копорюгою, но и выявить вовне лишь самое необходимое, чтобы не потеряться в лишнем знании; надо было жить в плотной родственной близости, чтобы верно передавать " сумочку с тягой земною" по древу через тысячи лет по череде поколений , не надорвавшись. И вот эту способность нации изустно нести и далее закодированную национальную память, мы, увы, уже потеряли из-за лености и гордыни расслабленного ума. Спасибо жертвенным поклонникам народной культуры — фольклористам, что не куксясь, не впадая в уныние, добровольно взвалили на себя урок древних учителей-волхвов и начетчиков, и архивистов, и охранителей, и пропагандистов, ключарей и казначеев неоценимой народной казны, которая без усилий верных служителей могла бы легко потеряться, погрузиться в нети, под тяжкий спуд, как когда-то повалился в домовину русский богатырь Святогор.
Было время, когда фольклористы совсем заскорбели сердцем, положили на ум, что коли мелеет народная творческая река, то и культуре этой приходит забвение. Да нет, изустное творчество, прилежно, с умом укладенное в скрыню, не тлеет и не умаляется в своем качестве, но обретает некоторую соль и некоторый перец — а значит, и сам русский человек объявляется нам с совершенно иной физиономией, о которой мы и не помышляли. Собрание поэтических представлений о природе и вселенной вдруг обретает свойства великой всеобьемлющей энциклопедии, открывает черты истории, хроники, продлевает знание о предках на многие тысячи лет вглубь, рисует далекое прошлое блистающим адамантом самой изощренной огранки, припускает национальному детству очарования и прелести, а древу русского рода — вечности... По фольклорному своду, как собранию человеческих страстей, мы узнаем дорогу давно ушедших вперед. Только нынче, когда изрядно уже пожито, я вдруг понял с грустью, как много я потерял, позарившись на вершки народной культуры, но беспечно избежав ее глубины. И слава Богу, что в двадцатом веке не утрачено философское понимание фольклора как "земных бытийных книг", и исследователям народных преданий Афанасьеву, Буслаеву, Рыбникову, Бессонову и другим появилась череда верных России последователей, любящих свой народ с широко распахнутым сердцем и проникновенным взором. Они встали редутом на пути "недотыкомок", что уверяют ежедень, сокрушая нашу душу, будто русского народа нет, он потерялся, разбился на изолированные группки и уже готов рассыпаться в безмолвную пыль. Иные философы договорились уже до того, что русской нации никогда и не было, это лишь красивый миф, созданный монашеством и светскими писателями в услугу властной имперской верхушке, — но населяет покоренные, залитые кровью земли "бессловесное тупое стадо", годное лишь для бесконечных войн. И то, что триста лет скрывалась от простеца-человека вся глубина фольклора, не объяснялся мистический смысл древнего предания уходящего далеко за пределы нашего куцего воображения, — я считаю сознательным умыслом, заговором против русского народа, чтобы убедить в случайности появления на свет, детскости, незрелости и скором его исчезновении…
Судьба народного творчества и судьба крестьянина были всегда неразрывны, но если запечатленный в книгах фольклор обретает нынче новое дыхание, погружаясь в теснины города, в глубины мещанской и ремесленной жизни, то на русское крестьянство объявлен мировым ростовщиком последний поход. Русская деревня во все четыре стороны света погружается в забвение, в чертополошину и мрак, а вместе с нею и христианин уходит в нети, скоро теряет православный, богатый земным опытом облик. Сейчас мы присутствуем при очередной перековке русского человека, и опыт этот еще более безжалостен и циничен, чем социалистический урок. Словно бы русское племя готовят к новому походу по заповеданным Богом пространствам…
Минули века хулы и гонений на народную культуру. И вот нынче в сакральном месте России, под сводами храма Христа Спасителя, собрались хранители русской памяти — а значит, у православной церкви родился позыв взять под свое охранительное крыло все тысячелетия бытия русского народа, который во все времена с первого момента возникновения жил с Богом.
И в заключение стоит привести слова замечательного этнографа Бессонова, что "русский народ даже в остатках своего творчества передал повесть своего доисторического бытия глубже, выразительнее и обильнее многих современных народов Европы, сравнимого разве что лишь с Элладой".

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x