Авторский блог Валерий Ганичев 03:00 18 апреля 2006

СОБОР. ЦЕРКОВЬ. ВЛАСТЬ

0
№16 (648) от 19 апреля 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Валерий Ганичев:
СОБОР. ЦЕРКОВЬ. ВЛАСТЬ
Заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора, Председатель Союза писателей России отвечает на вопросы «Завтра»
"ЗАВТРА". Валерий Николаевич, никогда ранее Всемирный Русский Народный Собор не привлекал к себе столько внимания, как в нынешнем году. Никогда прежде ни в прессе, ни в разговорах наших граждан он не вызывал такого обилия откликов, как теперь. Но поскольку в апреле 2006 года Собор проходил уже в десятый раз, хотелось бы попросить вас оглянуться назад и вспомнить: когда, где и кем было решено ежегодно созывать в Москве Русский Собор и какие цели изначально перед ним ставились?
Валерий ГАНИЧЕВ. Русским ответом на потрясение в стране в начале 90-х годов стало рождение целого ряда русских оппозиционных организаций. Активная часть русского народа не смирилась с навязанным ему чуждым жизнеустройством. Но русские партии, товарищества, союзы возникали стихийно, действовали разрозненно, иногда даже конфликтовали друг с другом. И это делало очевидным факт: успех русского сопротивления требует времени и он немыслим без идейного единения русской энергии. Но как найти путь к нему?
Тогда, в начале 90-х, в Знаменском соборе Москвы проходили собрания разночинных православных единомышленников. Душой наших собраний был писатель Олег Васильевич Волков — человек сложной судьбы, переживший тюрьмы, лагеря, ссылки. Под его влиянием в Знаменском соборе сложилось убеждение: пестрому пока русскому движению для поиска взаимопонимания необходима общая трибуна. А объединить всех русских патриотов вокруг одной трибуны может только бесспорный для всех авторитет — авторитет Русской Православной Церкви.
С инициативой создания общерусской трибуны, подчеркиваю, именно трибуны под названием Всемирный Русский Собор, выступили Всемирный Русский конгресс, Центр "Русская энциклопедия", издательство "Роман-газета", Марфо-Мариинское сестричество, Конфедерация русских беженцев и вынужденных переселенцев, Русская община Таджикистана. Их представители нашли поддержку у митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Приветствие первому Собору направил патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Тем самым церковь взяла под свое покровительство форум с задачей добиваться единства русских взглядов на проблемы настоящего и будущего России.
"ЗАВТРА". Обновлялся ли в минувшие годы состав участников Всемирного Русского Народного Собора и усиливалась ли в нем роль Русской Православной церкви?
В.Г. Конечно, обновлялся. Какие-то организации и личности уходили от нас, какие-то — к нам приходили. Общее же число участников Собора значительно возросло. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на списки Президиума и Совета Собора. В них сегодня — видные представители всех сословий и деятели ведущих общественно-политических структур. Русская Православная церковь — стержень Собора, и о том, что ее роль в нем усилилась, свидетельствует согласие патриарха Алексия II возглавить Собор. Такой чести, насколько мне известно, не удостоена больше ни одна нецерковная организация.
"ЗАВТРА". Какие вехи в истории девяти предыдущих созывов Всемирного Русского Народного Собора были наиболее значимыми и что следует считать его достойным вкладом в русское общественное сознание последнего десятилетия?
В.Г. Каждый созыв Собора по-своему ценен и является вехой в его истории. Без необходимости мы не собирались и второстепенных тем в повестку дня не ставили.
Рассматривались в рамках Собора темы мировоззренческие. Скажем, тема взаимоотношения Веры и Знания. Впервые в России в одном зале обменялись мнениями патриарх и президент Академии Наук, митрополит и министр науки и технологий, богословы и ученые. По итогам их выступлений был принят документ, где провозглашалось: "Научно-техническое, культурное и духовное наследие России было и остается соборным достоянием. Оно должно принадлежать и служить всему народу, оно требует государственного охранения, общественной заботы и церковного попечения". Судите сами, развенчание расхожего, искусственно внедренного в общество утверждения о противостоянии Веры и Знания важно или нет для здравомыслия в русском сознании?
Рассматривались на заседаниях и темы на злобу дня. Обращаю внимание на одну их таковых. Мы сегодня в России почти не знаем профессионалов труда, мастеров своего дела, нашу национальную элиту труда. Да, нам известны представители финансово-промышленной элиты. Известны по количеству миллиардов долларов на их счетах, по стоимости ими захваченных природных богатств и прикупленных роскошных вилл, особняков, яхт и футбольных клубов за границей. Творцы же богатств страны, герои труда обрекаются на полное забвение. Их слеты в Кремле не проводятся, они практически выведены из поля зрения средств массовой информации. Острый разговор о моральной дискриминации трудового большинства не является ли его вкладом Собора в исправление искривленного ныне общественного сознания?
Трибуна Собора в предыдущие годы позволяла патриотическим силам находить идейные точки соприкосновения по многим животрепещущим проблемам, без единого понимания которых невозможно достичь плодотворных перемен в нашем Отечестве.
"ЗАВТРА". Вернемся в наши дни. В телерепортажах с открытия Х Всемирного Русского Народного Собора прозвучали отрывки из выступлений патриарха Алексия II и митрополита Кирилла, и сказанное ими сразу вызвало бурю комментариев. Либеральные газеты запестрели фразами типа: "Церковь замахнулась на святое. На Русском Народном Соборе случилось чрезвычайное. Собор позволил себе высказаться по правам человека." Можно ли, на ваш взгляд, рассматривать высказывания иерархов церкви на тему прав человека как нечто чрезвычайное, и почему эта тема стала центральной на заседаниях Х Всемирного Русского Народного Собора?
В.Г.Переполох в стане пропитанных западными ценностями либералов мне понятен. Вот уж полтора десятка лет их рупоры вдалбливают нам: постулаты прав человека — основа всех обществ. Нынешнего российского общества в том числе. Преклонение перед упомянутыми постулатами, казалось бы, утвердилось в России как нечто непоколебимое. И вдруг Святейший патриарх Алексий II, выступая при открытии Х Всемирного Русского Народного Собора, ставит сразу несколько вопросов. Насколько видение прав человека, закрепленное в современном международном праве, согласуется с замыслом Бога о человеке и его миссии в мире? В какой степени это видение прав человека позволяет православному народу жить в соответствии с исповедуемой им верой? Не стоим ли мы на грани нового языческого ренессанса, при котором твердое стояние на камне веры предков будет повсеместно признаваться нежелательным?
Русская православная церковь действительно коснулась ценностей российских либералов, подвергнув сомнению то, что лелеют в США и в Европе.
Между тем, западная концепция прав человека — оружие обоюдоострое. С одной стороны, она служит добру, ибо защищает личность, человека, созданного по образцу и подобию Божию, от насилия, произвола и унижения. С другой стороны, эта концепция, провозглашая свободу личности превыше всего, делает ее свободной совершать зло, грех. Более того, в толкование прав человека мало помалу вносятся идеи, противоречащие не только христианским, но и вообще традиционным моральным представлениям о человеке. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, отмечу, что в попытках иерархов церкви выразить свое отношение к западной концепции прав человека нет ничего чрезвычайного. Они обязаны это делать по роду своего прямого служения, ибо абсолютный суверенитет отдельной личности при освобождении ее от нравственной ответственности зачастую порождает грехи, с которым должна бороться церковь.
На Соборе же тема прав человека стала центральной прежде всего потому, что отголоски от ее некритичного насаждения в нашем обществе в западном варианте постоянно проявляются в сводках шумных преступлений. Об этом было убедительно сказано на Х Соборе в докладе митрополита Кирилла: "Если, ссылаясь на права и свободы человека, мы раскрепощаем грех и не останавливаем проявление человеческой дикости, если в центре Москвы, в Манеже, рубят иконы, проводят выставки "Осторожно религия!", а в других местах издеваются над чувствами верующих посредством карикатур, то почему мы удивляемся появлению людей, способных на убийства по национальному и религиозному признаку? Инстинкт разрушения, вырвавшись наружу, не щадит никого — ни верующих в синагоге, ни детей с иным цветом кожи."
Громкие преступления последних лет в значительной степени — это плоды той идеологии, которую посеяли либералы. Их ценности должны быть подвергнуты серьезному переосмыслению. И потому многих на Соборе объединил вывод: существующую концепцию прав человека необходимо тщательно проанализировать и признать, что не все ее постулаты могут считаться соответствующим тем нормам, которые были заложены Богом при сотворении человека. Стало быть, есть действия, которые не могут закрепляться законом в числе прав и свобод человека.
"ЗАВТРА". Позвольте процитировать еще одну либеральную московскую газету: "Россия отгородилась от Запада Собором. Чем отличаются православные права человека от обычных?" На самом ли деле Х Всемирный Русский Народный Собор призвал Россию отгородиться от Запада и действительно ли принятая на нем православная по духу Декларация о правах и достоинствах человека значительно отличается от Всемирной декларации прав человека 1948 года?
В.Г. Помните поговорку: "Что русскому здорово, то немцу — смерть." В ней — правда. Но правда скорее шутливая, чем серьезная. Русские и немцы, китайцы и американцы, японцы и французы — люди, которым изначально присущи общие, одинаковые для всех правила поведения. Но у каждого народа свои корни — исторические и духовные, свои традиции и один единственный кодекс поведения не может быть целиком и полностью приемлем для всех.
Одобренная ООН концепция прав человека сформулирована на Западе, где давно царит индивидуализм, где граждане расщеплены на атомы. Россия же веками живет коллективистским, соборным укладом. Западный человек не привык оглядываться на других и ему нужна свобода без конца и края — в том числе свобода надругательства над святынями людей иной веры, свобода пропаганды силы и секса, свобода гомосексуализма, свобода эвтаназии. Традиции же русской коллективистской жизни, жизни "всем миром", несовместимы с неограниченной свободой личности. Россия — дом ста с лишним народов, где должен быть баланс меж их интересами, Россия — хранительница наследия предков, попрание заповедей которых в ячейках общества расценивается как кощунство. На Западе закон всегда воспринимается как закон — плох он или хорош, мы же живем не только по закону, но и по благодати, и вопросы совести, нравственности для нас подчас важнее.
Декларацией Собора о правах и достоинствах человека мы не противопоставляем Россию Западу, а призываем его к диалогу: вы живите — по-вашему, мы — по-нашему и давайте посмотрим у кого в доме будет краше мир и лад, может быть, и в нашей жизни вам что-то приглянется.
"ЗАВТРА". Помимо декларации о правах человека Х Всемирный Русский Народный Собор выступил с еще двумя документами — "Соборным словом" и "Резолюцией о земле, крестьянстве и продовольственной безопас- ности". В них, как сообщили информагентства, высказана озабоченность блокадой Приднестровья, положением российских граждан на Северном Кавказе и жестко указано на недопустимость дальнейшего разорении русской деревни неправедными ценами и тарифами. Принятие Собором трех названных документов показывает, что его организующая сила — Русская Православная Церковь впервые отказывается от невмешательства как в идейную борьбу в обществе, так и в текущую прикладную политику государства. С вашей точки зрения, впредь церковь должна наращивать свое идейно-политическое влияние в стране?
В.Г. На мой взгляд, этого требует жизнь и Русская Православная Церковь готова откликнуться на ее запросы. Собственно, именно в области социальной, нравственной жизни народа она давно и благотворно участвует по своему духовному предназначению. Обратимся снова к докладу на Х Соборе митрополита Кирилла: "Греховно, когда попираются права наций и этнических групп на их религию, язык, культуру, когда ограничиваются свобода вероисповедания и право верующих на свой образ жизни, совершаются преступления на религиозной и национальной почве. Наше нравственное чувство не может молчать, когда личность подвергается произволу чиновников и работодателей, когда солдат оказывается бесправным перед сослуживцами, когда ребенок и пожилой человек становятся объектами издевательств в социальных учреждениях. Недопустимы и требуют отпора манипуляция сознанием со стороны деструктивных сект, вовлечение людей в преступность, работорговлю, проституцию, наркоманию, игроманию. Подобным явлениям надо противодействовать, потому что такие поступки удаляют человека от его достоинства. К борьбе с подобными пороками должно сегодня призываться наше общество, в эту борьбу должна включиться Церковь."
Как видим, вопрос — будет или нет Церковь наращивать свое влияние — решен.
"ЗАВТРА". Приветствия Х Всемирному Русскому Народному Собору направили президент Владимир Путин, председатель Совета Федерации Сергей Миронов, председатель Госдумы Борис Грызлов. Три высших должностных лица страны выказали внимание к факту созыва Собора. А есть ли надежда, что они проявят внимание и к выраженным на Х Соборе взглядам и сделают из них какие-то здравые выводы?
В.Г.На V Соборе в 1999 году мы обсуждали тему "Вера. Народ. Власть." Тогда, в канун выборов в Госдуму, с трибуны Собора прозвучали слова патриарха Алексия II: "Предвыборные дискуссии обострили напряженность в отношениях между властью и народом — не только центральной, но и местной. Самодостаточность управленческих структур, их невнимание к простому человеку, коррупция, наконец, концентрация власти в руках немногих людей — все это проблемы, насущность которых не исчерпается после очередных выборов в Госдуму."
На дворе уже 2006 год. В стране новый президент, другое правительство, иной состав парламента. А насущность проблем, названных патриархом почти семь лет назад, увы, не исчерпана. Но как капля камень точит, так и упорное течение мысли в востребованном народом направлении неизбежно приводит к поворотам в делах государства. Мы верим в правоту наших идей и документы Собора направим исполнительной и законодательной власти. Отзовется ли она на них сегодня или завтра — время покажет. А пока ясно лишь одно: постулаты либеральной идеологии, шоры которой надеты на нынешнюю власть, далеко не вечны.
Беседу вёл Николай Анисин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x