Авторский блог Антон Суриков 03:00 4 апреля 2006

ЯДЕРНЫЙ ШАНТАЖ

0
№14 (646) от 05 апреля 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Антон Суриков
ЯДЕРНЫЙ ШАНТАЖ

В марте в американском журнале "Foreign Affairs" появилась статья, посвященная проблемам ядерного сдерживания. Ее авторы пришли к выводу, что США стоят на грани доминирования над Россией и Китаем в области стратегических вооружений и в ближайшие 10 лет получат возможность в первом ударе уничтожить весь стратегический ядерный потенциал этих стран. Аргументируя свою позицию, эксперты отмечают то обстоятельство, что США все последние 15 лет после развала СССР не прекращали совершенствование своих вооружений. Так, они завершили замену старых баллистических ракет подводного базирования — БРПЛ — на современные "Trident-2 D-5". Кроме того, они переоснастили тяжелые бомбардировщики "B-52" крылатыми ракетами с ядерными боеголовками и улучшили авионику бомбардировщиков "Стеллс". Наконец, сняв с вооружения в соответствии с договором с Россией межконтинентальные баллистические ракеты — МБР — "МХ", они установили их боеголовки на оставшиеся на вооружении МБР типа "Minitman".
С другой стороны, у России стало на 40% меньше стратегических бомбардировщиков, чем их было 15 лет назад у СССР. На 60% сократилась за это время группировка МБР и на 80% — группировка атомных подводных лодок с БРПЛ. Но реальные масштабы деградации российского стратегического ядерного потенциала еще значительнее. Так, наши стратегические бомбардировщики располагаются всего на двух базах, что делает их уязвимыми, учения с их участием проводятся редко, а ядерные боеголовки хранятся вне баз. Гарантийные ресурсы эксплуатации большинства МБР России, включая ракеты "SS-19" и "тяжелые" ракеты "SS-18", уже неоднократно продлевались. Но у 80% МБР они, тем не менее, близки к исчерпанию. В то же время переоснащение группировки МБР на новые системы "Тополь-М" осуществляется темпом 4-6 ракет в год. Это означает, что через 10 лет вместо 550 развернутых сегодня МБР у России останется лишь 150 единиц.
Не лучше обстоят дела со стратегической составляющей ВМФ страны. Атомные подводные лодки-ракетоносцы имеют критически низкий коэффициент оперативного напряжения. Сейчас они выходят на боевое дежурство в среднем дважды в год на всю группировку. При этом в СССР в год имели место порядка 60 выходов на боевое дежурство. А в США сегодня эта цифра составляет 40 выходов. Более того, основную часть времени реально оставшиеся в боевом составе флота 9 атомных подлодок с БРПЛ находятся на своих базах, что значительно увеличивает их уязвимость. Вызывает вопросы и техническое состояние БРПЛ. Так, эксперты со злорадством вспоминают маневры Северного флота в 2004 году, когда в присутствии Путина так и не удалось произвести запуск ракет с подводной лодки.
Системы информационного обеспечения, связи и боевого управления Стратегических ядерных сил России деградировали не в меньшей степени, чем бомбардировщики и ракеты. В частности, РЛС Системы предупреждения о ракетном нападении — СПРН — не способны обнаружить запуск американских БРПЛ из акватории Тихого океана. Космическая же группировка СПРН функционирует в урезанном составе, а сами спутники безнадежно устарели. Что касается ПВО страны, то она на ряде направлений не в состоянии обеспечить своевременный перехват тяжелых бомбардировщиков "Стеллс". Проведенный анализ позволил американским экспертам прийти к выводу, что лет через 10 политика ядерного сдерживания уже не будет играть прежней роли. В том смысле, что если США нанесут по России первый ядерный удар, то ответить на него мы сможем лишь единичными запусками ракет, которые, по убеждению авторов "Foreign Affairs", с высокой вероятностью сможет перехватить перспективная система противоракетной обороны США, которая в описанном сценарии будет работать в условиях, близких к полигонным.
Невысоко американские эксперты оценивают и ядерные возможности Китая, причем как в настоящий момент, так и на ближайшую перспективу. Так, сегодня китайские ракетные части имеют лишь 18 стационарных пусковых установок МБР. Сами эти ракеты имеют жидкостные двигатели, что требует времени для заправки. Из двух ранее имевшихся у Китая ракетных атомных подводных лодок якобы одна затонула, а другая вышла из строя. Также КНР не имеет СПРН и бомбардировщиков дальнего радиуса действия, способных реально угрожать территории США. Иными словами, пишет "Foreign Affairs", мир в скором будущем вернется к ситуации 50-х—начала 60-х годов ХХ века, когда Америка обладала подавляющим ядерным превосходством. Примечательно, что с этим выводом согласились в Минобороны РФ. Отвечая на вопросы СМИ, там не стали возражать, что "темпы списания российских ракет сейчас заметно превосходят темпы закупок, и если эта ситуация сохранится, то российский потенциал к 2015 году действительно станет значительно слабее американского".
Вместе с тем, на мой взгляд, к выводам американцев, при всей правоте и обоснованности приведенных ими аргументов, следовало бы отнестись осторожно. Ведь подавляющее ядерное превосходство одной из сторон еще не означает того, что другая сторона будет не в состоянии нанести ей гарантированный неприемлемый ущерб в ответных действиях. Более того, а что вообще применительно к США означает понятие "неприемлемый ущерб"? Например, приемлем ли для американского общества подрыв на территории США в районе крупных городов двух-трех или пяти термоядерных боеголовок? Вряд ли. Исторический опыт свидетельствует, что во время Карибского кризиса подобная перспектива оказала на Вашингтон отрезвляющее влияние, хотя тогда США превосходили СССР по ядерной мощи более чем на порядок.
В связи с публикацией во влиятельном американском журнале возникает и другой вопрос: чем вызвано ее появление именно сейчас? Я связываю это в первую очередь с раздражением, которое вызвали в Вашингтоне планы России и Китая относительно строительства экспортных трубопроводов из Сибири в КНР, о чем Путин и Ху Цзиньтао объявили в ходе саммита в Пекине. Кстати, в свое время американцы в лице Ричарда Чейни столь легко, даже можно сказать, с энтузиазмом согласились с гонениями Владимира Путина и Игоря Сечина против Михаила Ходорковского именно потому, что олигарх, помимо политических амбиций, имел серьезные намерения в отношении строительства нефтепровода Ангарск-Дацин, что было не по нраву США. А теперь, выходит, дело Ходорковского в части экспорта энергоресурсов в Китай подхватили сами его гонители. Но ведь американские интересы за прошедшие три года остались прежними. Вот США и выражают недовольство, пугая нас виртуальным ядерным ударом. То есть шантажируют.
С другой стороны, все равно остается вопрос о том, что наши Стратегические ядерные силы — СЯС — действительно деградируют и эту тенденцию, вопреки бодрым рапортам Сергея Иванова, переломить не удается. Более того, некоторые виды вооружений и военной техники мы уже не в состоянии производить без импортных комплектующих. Многие предприятия ВПК даже при нормальном финансировании уже не могут выпускать отдельные виды техники в нужном количестве и приемлемого качества. То есть по ряду позиций деградация за 15 лет "реформ" стала необратимой. Но, тем не менее, отдельные меры Россия даже и теперь предпринять в состоянии. Например, выполнить утвержденную программу закупок по средствам СЯС и обеспечивающим системам, профинансировав ее в полном объеме. Более того, можно было бы увеличить темпы ввода в строй мобильных ракетных комплексов "Тополь-М" в варианте их оснащения разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Вместо нынешних 4-6 "Тополей-М" шахтного базирования в год реально было бы ежегодно закупать хотя бы по 10-15 комплексов в варианте ПГРК, что находится в пределах возможностей Воткинского машиностроительного завода. Следовало бы также обратить внимание на совершенствование системы связи и боевого управления СЯС, а также СПРН. Тем более, что на вооружение уже поступила первая РЛС высокой заводской готовности типа "Воронеж". В ближайшие годы на территории России можно было бы развернуты еще 5 таких РЛС, которые строятся всего за два года, тогда как прежде на это уходило 5-8 лет. Кроме того, к 2008 году необходимо полностью восстановить космический эшелон СПРН.
Другой принципиальный момент связан с давно навязываемой нам идеей "помощи" со стороны США в "обеспечении безопасности" российских ядерных объектов. Как представляется, от любых инспекций на месте в данной сфере следует немедленно отказаться, даже если это повлечет к прекращению поставок оборудования из-за рубежа — не столь уж велика наша нужда в таком оборудовании! Если, конечно, не считать коррупционный интерес отдельных должностных лиц.
Помимо инвестиций в собственный ВПК, для противостояния американскому шантажу, возможно, нам было бы целесообразно пойти на кооперацию с КНР в сфере стратегических вооружений путем соединения наших технологий с китайскими финансовыми ресурсами. Тем более, что китайцы сейчас ведут разработки по целому ряду направлений и в случае успеха могли бы быстро нарастить стратегические силы. Однако у них есть серьезные проблемы технологического характера. В этой связи, видимо, имеет смысл начать общественную дискуссию по пересмотру действующего международного режима, ограничивающего передачу ракетных, ядерных и других технологий военного назначения. Причем применительно к продаже технологий не только Китаю, но и другим ядерным и "пороговым" странам — КНДР, Ирану и Пакистану, где со временем не исключена смена режима на антиамериканский.
Еще одно направление — дальнейшее развитие военно-технического сотрудничества со странами, противостоящими США — Венесуэлой, Ираном, Сирией. Так, судя по всему, следовало бы вернуться к обсуждению возможности поставок в Иран ЗРК "С-300 ПМУ-2" и в Сирию — тактических ракет "Искандер-Э". Вообще же, угроза ядерного шантажа со стороны США требует определенной коррекции в системе военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами. Еще недавно нам здесь, как известно, приходилось довольствоваться лишь двумя крупными оружейными рынками — индийским и китайским. Да еще у нас брали далеко не самые новые истребители "МиГ-29" такие страны, как Бирма, Йемен и Судан. В последнее время рынки расширились, прежде всего, за счет стран Юго-Восточной Азии, а также Алжира, которому, как до этого и Сирии, в обмен на закупки у нас оружия был списан внешний долг, что я считаю полностью оправданным. Коррекция необходима и по вопросу об экспорте ПЗРК типа "Игла", которые, как я полагаю, следует продвигать на рынки без оглядки на США и Израиль. Как в случае с Малайзией несколько лет назад, когда премьер-министр этой страны Махатхир Мухамад заключил с нами контракт на поставку "Игл" на сумму 50 миллионов долларов.
ПЗРК всегда интересовали широкий круг стран, что неоднократно помогало нам внедриться на их рынки. Вспомним 1994 год, когда в торговле оружием вновь стал присутствовать элементы профессионального подхода. В этот год нам удалось проникнуть со своей продукцией на такие рынки как: Бразилия — 112 ПЗРК "Игла" на 10 миллионов долларов; Колумбия — 16 вертолетов Ми-17-1В; Кувейт — РСЗО "Смерч" и БМП-2 и БМП-3; Турция — БТР и вертолеты; Кипр — танки Т-80У, БМП— 3 и ПТУР "Бастион"; Южная Корея — ПЗРК "Игла", танки Т-80У, БМП-3, ПТРК "Метис-М". Наконец, Мексика, находящаяся под боком у США. Американцев настолько не устраивает наше сотрудничество с этой страной, что они не останавливаются ни перед чем, включая физическое насилие, лишь бы ему помешать. Тем не менее, первый контракт между Россией и Мексикой был заключен именно в 1994 году. Согласно ему, мексиканские ВМС получили 20 вертолетов Ми-8Т. Эти вертолеты были поставлены в 1995-98 годах. Также в 1997-98 годы Мексика получила два транспортных самолета Ан-32. А в феврале и апреле 2000 года ВВС Мексики получили из России два тяжелых вертолета Ми-26Т. В ноябре 2002 года Россия и Мексика заключили еще два контракта общей стоимостью 15 миллионов долларов. По первому из них ВМС Мексики были поставлены пять ПЗРК "Игла" для охраны морских нефтепромыслов в Мексиканском заливе. Согласно второму, ВМС Мексики были поставлены два военно-транспортных вертолета Ми-17-1В. Эти машины сейчас используются для патрулирования районов нефтедобычи. А в прошлом году в Мексику были поставлены автомобили "Урал".
Резюмируя сказанное, хотелось бы отметить, что наглый шантаж в форме "виртуального ядерного удара" США по России не должен оставаться без последствий. В этой связи следует предпринять ряд крупных шагов в сферах ВПК и ВТС. Какими окажутся эти шаги, должно стать предметом общественной дискуссии и переговоров с нашими партнерами, в том числе и на неправительственном уровне.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x