Авторский блог Савва Ямщиков 03:00 14 марта 2006

КАМЕРА, ПОЗНАЮЩАЯ МИР

0
№11 (643) от 15 марта 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Савва Ямщиков
КАМЕРА, ПОЗНАЮЩАЯ МИР
Слово от Саввы
Три года назад ушел из жизни один из лучших советских кинооператоров Сергей Аркадьевич Вронский. Ушел незаметно для нынешних СМИ, ибо не вписался в ближний круг художников-рыночников. Но высшая справедливость восторжествовала, ибо отпевали его в Троицко-Голенищевском храме на Мосфильмовской под необычайной красоты иконостасом, только что законченным руками его сына — иконописца Алексея. "Братья Карамазовы", "Осенний марафон", "Укрощение огня", "Табор уходит в небо" — это лишь верхушка огромного киноайсберга, сотворенного камерой Вронского.
Знакомство мое с Сережей состоялось в далеком 1963 году, в заснеженном, еще не тронутом туристским бумом древнем Суздале. Я приехал в реставрационную командировку и уже у заставы понял, что город живет снимающимся здесь фильмом "Метель". Ко мне в мастерскую заглянул худенький мальчонка, в котором узнал я героя "Иванова детства" Колю Бурляева. Тарковский уже пригласил меня консультировать картину "Андрей Рублев", и молодой актер решил навести со мной творческие мосты. А вечером Коля пригласил в мой номер оператора Вронского, интересующегося древними иконами и работой реставраторов. С тех пор мы шли с Сергеем по жизни вместе, навсегда сохранив память о пушкинской атмосфере суздальских встреч, знаменитом свиридовским вальсе и чудесных кадрах, снятых его волшебной камерой.
Хорошее кино сопровождало меня с раннего детства. Невозможно забыть фильмы военных лет, историко-биографические эпопеи и добрые искрящиеся светлым юмором комедии, так повлиявшие на формирование духовного кругозора нашего поколения. И когда сейчас, в мутном потоке американской и отечественной дешевой киночернухи, выловишь на экране "Сорок первый", "Балладу о солдате", "Летят журавли", "Белого Бима..." или "Офицеров", сразу чувствуешь, что бессильны швыдковско-сеславинские ведомства, с помощью государственных денег заставляющие нас забыть великую культуру прошлого. И напрасно пытаются доморощенные либералы втюрить в наше сознание фальшь аксеновских саг и рыбаковского вранья о детях советского Арбата или выдать за образчики таланта скучнейшие сентенции разомлевших от собственного величия германов, сокуровых и учителей.
Сергей Вронский после нашей суздальской встречи всерьез увлекся старой русской иконой и основательно изучил ее историю. Особенно пригодились ему эти знания во время работы с режиссером Пырьевым над "Братьями Карамазовыми". Этот фильм состоялся во многом и благодаря творческому в нем участию Вронского. Его рассказы о пырьевских поисках, об их взаимодействии, а иногда и горячих спорах и по сей день помнятся мне. А когда Сережа взял меня на погребение Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) в Троице-Сергиеву Лавру, я убедился, что ему знаком здесь каждый уголок, запечатленный камерой, снимавшей "Карамазовых".
Однажды Сергей позвонил мне более чем обычно взволнованный, радостный и попросил срочно к нему приехать. Оказывается, во время съемок под Ростовом Великим фильма "Тридцать три" к нему подошел местный старик, откуда-то прознавший об увлечении оператора иконами, и подарил два большемерных образа. Вид одной иконы сразу заставил меня испытать профессиональное волнение, появляющееся при встрече с подлинной редкостью. Предположения мои оказались не напрасными, и после реставрации забытый шедевр XV-XVI веков "Рождество Богородицы" побывал на многих выставках, украсив специальные альбомы и каталоги. Второй же образ "Николы в житии" (XVII-XVIII вв.) передан семьей Вронских в Троице-Голенищевский храм. Отцовская любовь к иконе перешла к сыну Алеше, с детства увлекавшемуся изобразительным искусством. По моему совету родители направили его на многолетнее обучение в иконописное село Холуй, и с тех пор я с радостью наблюдаю за постоянным совершенствованием своего "крестника" — истинного подвижника и одного из лучших современных иконописцев.
Сергей Вронский был не только первоклассным профессионалом, беззаветно преданным своему ремеслу, но и удивительной широты и обаяния человеком. Совсем молодым человеком, хлебнув будней суровой летчицкой службы, нередко произносил он ставшую привычной в его устах фразу: "Когда мы бомбили Плоешти..," свидетельствующую о его памяти и благодарности к своим фронтовым друзьям, защитившим мир от нацизма. Поэтому с особым энтузиазмом откликнулся он на предложение снимать фильм о творцах космической и военной промышленности "Укрощение огня".
Счастлив и я, что смог помочь своему другу в этой работе. Однажды он пожаловался, что никак не могут найти актера на роль Первого космонавта, ибо все профессионалы слишком узнаваемы и на Гагарина не похожи. В течение часа выиграл я у Сережи серьезное пари, пригласив в мастерскую своего арбатско-пречистенского друга-художника Лавра Лындина. Он тогда как две капли воды повторял образ космического первопроходца. Во время съемок все, начиная от творческого коллектива и кончая высшими командными чинами, восхищались веселым и никогда неунывающим Лаврушкой — "гордостью человечества". И сейчас мы с Лавром и с коллегой Сергея Вронского — выдающимся оператором Вадимом Юсовым — вспоминаем человека, радость общения с которым была в нашей жизни и сохранилась в благодарной памяти.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x