Авторский блог Александр Ефремов 03:00 31 января 2006

ВЕРТОЛЕТ

0
| | | |
Александр Ефремов
ВЕРТОЛЕТ

Мученичество рядового армии РФ Сычева, немыслимое и запредельное, пронзило монотонную благостность эфира, озабоченного морозами и куриным гриппом. Для того, чтобы вас или вашего сына четвертовали, вовсе не надо совершать ничего противозаконного. Просто необходимо родиться в российской провинции и попасть в расположение воинской части, исполняя конституционную обязанность перед государством. Семья Сычевых, как и миллионы других, терпеливо переносила методичное мучение нищетой, топила дровами печку и носила с колонки ледяную воду, проживая в старом деревянном доме поселка Воронцовка. После чего молодого сына забрили в рекруты, где дико и немотивированно запытали. Вот, к сожалению, единственный вывод, который может сделать любой нормальный человек, смотревший новостные выпуски прошлой недели.
Если же, например, регулярно смотреть вечерние передачи, в частности общенационального канала НТВ, то можно вообще усвоить, что мученичество — это вообще нормальное состояние гражданина. Мучиться можно в самых разных формах. Особенно наглядным и все более актуальным становится мучение на зоне, в заключении. Продюсеры учли обстоятельства и подготовили 50-серийный(!) телефильм с простым и незатейливым названием "Зона. Тюремный роман". Такая мыльная опера по-российски. Зачем тратиться на красивые наряды и декорации, как то делают глупые бразильцы? Можно накрутить полсотни серий в гадких отсеках обыкновенной зоны. А вместо напыщенных романтических диалогов обласкать уши зрителя, поездив по ним криками в духе: "Грабли в сторону, мусора!".
А что? Зритель поймет. Он у нас ко всему привык. Ну а если еще в чем не разбирается, то по ходу просмотра догонит. Кстати, в телевизионной зоне присутствуют все — и женщины, и старики, и дети. Так, видимо, лучше достигается эффект сопричастности аудитории к происходящему.
Ну вот пришли вы с работы или, скажем, с воинской службы. Не угодно ли приобщиться к лагерному сообществу? Посмотреть в телеэкран, как в глазок на двери камеры. Типа такого реалити-шоу, до чего, правда, еще не докумекали, но вскоре, думаю, осуществят. Тем более, что опыт уже наработан дециметровым каналом ТВ3, где в режиме реального времени показывали пьяных и непьяных, потерпевших и задержанных, проводящих ночь в обезьяннике одного из московских отделений милиции.
Приобщение происходит на уровне лексики: "авторитетный поц", "малява", "бикса" и далее по фене. Конечно, и на уровне "понятий", реальных действий, моделей поведения. В ходе своеобразного ликбеза законопослушного гражданина обучают, как надо говорить, ходить, "прописываться" в камере. Каков статус "блатного", "мужика" или "опущенного". Всё это, как и радость пожилого персонажа, получившего всего (!) два года, сама возможность романа и человеческих переживаний за колючкой — не для того ли, чтобы внедрить на подкорковый уровень нормальную обыденность зонного бытия. Никогда не поверю, что столь объемный проект появился в сетке только исходя из рейтинговых соображений.
Тем более, что смысловой подкладкой являются то и дело возникающие в диалогах героев фразы-приговоры: "А ты думаешь, так только здесь, за забором? Порядки везде одинаковые". Или: "Нет в России закона и никогда не было". "И не будет", — додумывает смышлёный зритель.
А его продолжают закошмаривать, анонсируя в конце каждой части "Ментовские войны" — еще один веселенький сериальчик, который идет следом, сразу безо всякого перерыва. В нем все то же звероподобное насилие, безостановочное "мочилово", коррумпированные менты, беглые с автоматами наперевес бойцы-срочники. Словом, "Сходитесь неуклюжие, начнем травить баланду / и сразу после ужина спою вам про оружие, оружие, оружие балладу!"
Неизвестно, есть ли в казармах Челябинского танкового училища телевидение. Один плохо показывающий телеприемник на этаж, наверное, есть. Есть, наверное, и где-нибудь в "ленинском уголке", комнате, где любят собираться старослужащие. Есть он и на гражданке, откуда топтать плац, извиняюсь, маршировать прибыли военнослужащие. Есть он и в жилищах офицерского состава. Допустив саму возможность соприкосновения подросткового сознания (а солдаты у нас если не по возрасту, то по развитию уж точно подростки) со столь духоподъемным телевещанием, нетрудно понять, что способствует ужесточению избиений новобранцев. Отуплены не только рядовые, но и лейтенанты, но и майоры, полковники и генералы.
Фильм Сергея Медведева о маршале Ахромееве, прошедший по Первому каналу, по сути, показывает начало того, что закончилось всероссийским Челябинском. Медведев сделал работу настолько правдивую, насколько теперь вообще возможно. Показания экспертов, свидетелей, членов семьи, биография маршала, прошедшего Сталинград, — никаких лазеек не оставил фильм для трактовки гибели Ахромеева как самоубийства. Мы увидели кремлевский кабинет, в котором Сергей Федорович принял мученическую смерть. Вокруг его шеи и оконной ручки был неловко (склеивали обыкновенным скотчем) обмотан пластиковый шпагат, которым вяжут книжные пачки, в двери снаружи оставили ключ. Торопились разделаться или нарочито хамили? Или же здесь методика, отработанная еще на Есенине? Могу себе представить, что испытывают офицеры, решившиеся служить, когда видят подобное. Маршал, преданный государству, его правителям и обманутый этими правителями и замученный. "Как жить?", — думает офицер. — Это вам не "9 рота". А ведь после нужно (или не нужно?) идти в казарму к солдатам — детям обездоленных.
Рекламный ролик зомбирует: "Не верь, не бойся, не проси". Меж тем, начинается новый, теперь по классике, зонный сериал "В круге первом". Сколько их еще, этих кругов?

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x