Авторский блог Вадим Штепа 03:00 31 января 2006

«УТОПИЧЕСКАЯ МЕЧТА» И АНТИУТОПИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

0
| | | |
Вадим Штепа
«УТОПИЧЕСКАЯ МЕЧТА» И АНТИУТОПИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

...Мы перестали мечтать и радоваться тому, что мечты сбылись. Наши мечты — это не полуночные страдания юной гимназистки, это рев уходящих на орбиту ракет, двигателей идущих на взлет боевых самолетов, рвущиеся в ночь боевые машины десанта. Это — несущиеся по трансполярной трассе автопоезда, дирижабли, струнные машины Юницкого или магнитопланы Иосифьяна.
Но мы забыли, что все это придется создавать своей головой и своими руками. Иных способов за всю историю человечества еще не придумано. Надо постоянно доказывать тупоголовым чиновникам, что без новейших технологий России не выжить Надо собирать единомышленников — ученых, инженеров, строителей. Толковых, молодых парней и девчат, прекрасно понимающих, что без единого национального проекта, доброго, созидательного дела стране не жить.
Проект трансконтинентальной магистрали с мостом между Чукоткой и Аляской имеет "космический" масштаб. Соединение "Дальнего Востока" планеты с ее "Дальним Западом", которые в ясную погоду видны друг другу, будет означать настоящую мировоззренческую революцию — особенно для тех, кто забыл, что Земля круглая. Это станет окончательной и самой наглядной отменой старой "восточно-западной" геополитики, которая уже непригодна для описания процессов глобализации.
Возведение этого моста станет реальным воплощением того, что считается пока лишь уделом фантастов, — машины времени. 82-километровый Берингов пролив — самое краткое расстояние между континентами, по которому проходит "линия перемены дат". По обе ее стороны время одинаково, но — в разных сутках. Так что при налаженном скоростном сообщении там можно сколько угодно и практически мгновенно перемещаться во "вчера" и в "завтра". Эту возможность, наверняка, лучше всех оценят деловые люди…
Но диапазон времени в этом уникальном регионе не ограничивается сутками. Здесь словно бы сходится "сверхсовременное" и "доисторическое". Если к первому можно отнести проект скоростной трассы над проливом, то о втором говорят геофизики и палеонтологи. По их мнению, в древние времена здесь вообще никакого пролива не было, и по сухопутному перешейку между Евразией и Америкой осуществлялись довольно масштабные миграции архаичных народов, что до сих пор прослеживается в удивительных аналогиях культур сибирских аборигенов и североамериканских индейцев.
Любопытно, что строительство этого трансконтинентального моста в начале ХХ века вовсе не считалось "фантастикой". После прокладки всего за 7 лет самой длинной в мире железнодорожной магистрали — Транссиба, эта задача выглядела технологически вполне разрешимой. Российское правительство испугали лишь политические перспективы такого проекта. Эти свои изоляционистские опасения чиновники и выдают за "реальность", с позиций которой отвергают "утопии". Но сами они оказываются способны построить лишь некую отгороженную от окружающего мира антиутопию…
Проект, опубликованный в "Завтра", удивляет как раз этой чрезмерной надеждой на добрую волю нынешней российской государственности к масштабному историческому творчеству. Ее представителям для обустройства своих "рублевок" вполне достаточно и контроля за уже имеющейся "трубой", а широкое освоение новых пространств рискованно и первоначально требует довольно больших затрат. Трансконтинентальная магистраль по определению может быть только международным проектом. И построить ее способны лишь люди иного склада — наделенные волей к открытиям, напоминающие легендарных русских первопроходцев и американских пионеров. "Берингов мост" станет символическим рукопожатием Семена Дежнёва и Джека Лондона. Но столичные чиновники обеих стран даже в глобальную эпоху пытаются сохранить статус отделенных друг от друга, "оседлых" государств…
Архаичный, полуфеодальный капитализм времен Маркса закрепляет за Россией статус "сырьевой провинции" в современной мировой экономике. Причем эта "вертикаль" даже "многоэтажна" — сами сырьевые регионы оказываются в ней на положении "дважды провинции", не распоряжаясь своими ресурсами и не имея собственного политического голоса. Север и Сибирь, занимающие 2/3 территории Российской Федерации, дают этому государству более 70% экспортной прибыли, однако по причине его тотального управленческого и налогового централизма считаются "дотационными". А "донором" изображается Москва, контролирующая нефтегазовые потоки. Менее контрастная, но схожая по абсурду картина наблюдается и на Севере Америки.
США принято представлять как некоего "лидера глобализации", хотя на самом деле они строят ту же "вертикаль" — только в глобальном масштабе. Как подчеркивают многие исследователи (Мануэль Кастельс, Кеничи Омаэ и др.) глобализация означает прежде всего переход от централистско-иерархических к сетевым взаимоотношениям и прямым, поверх прежних государственных границ, связям различных регионов в политике, экономике, информации и т.д. С этой точки зрения, нынешний агрессивный "атлантизм" вашингтонских политиков, стремление "наводить демократию" в арабских странах не имеют никакого отношения к глобализации, но означают попытку создать некий современный "ремейк" Римской империи. То же самое, только в более скромных масштабах, делают и московские "третьи римляне", ликвидируя ныне федеративное устройство России.
Однако, на американском "Дальнем Западе" — от Калифорнии до Аляски — зреет несколько иная ситуация. Эти штаты куда менее одержимы "американским империализмом" и заинтересованы в прямых связях с тихоокеанскими странами, а также с нашими северными и сибирскими регионами. Это взаимодействие поддерживает и развивает глобальная межрегиональная организация "Северный форум" — но ее влияние на национальные правительства пока, к сожалению, не столь велико, как у ЕС или АТЭС. Но в любом случае ее деятельность является весьма наглядным подтверждением того, что глобализация на самом деле осуществляется как синтез глобальных интересов и локальной самобытности, не нуждаясь в посредничающем между ними уровне "центральных правительств".
Это динамичное "сочетание противоположностей" задает — причем уже в обозримой исторической перспективе — перспективу перехода власти от изолированных и централизованных государственных машин к сетевому, транснациональному гражданскому самоуправлению. Именно тогда "однополярная" Америка и гиперцентрализованная Россия уйдут в историю и уступят место Глобальному Северу.
Географическая отдаленность от "центра", вольная красота природы, отсутствие демографической скученности и особая, "первооткрывательская" история делают сибирский менталитет гораздо более похожим на аляскинский, чем на московский. Аналогично и Аляска скорее (а местами и даже буквально) напоминает Русский Север, чем "down states", как ее жители называют основную территорию США (у нас так говорят о "материке"). Это вовсе не является "сепаратизмом", в котором столичные политики любят упрекать регионы, желающие напрямую общаться с окружающим миром. Скорее уж сепаратистской ныне становится именно "государственническая" идеология, поскольку ее приверженцы стремятся "отделиться" от набирающих силу процессов глобальной интеграции…
Сама историческая логика требует преодолеть нелепый разрыв между постиндустриальным миром других северных стран и грандиозной Terra Incognita северной и северо-восточной России, население которой сегодня обречено центральной властью на эвакуацию или вымирание. Но всякие масштабные перемены начинаются не в экономике, а в мировоззрении. Наш Север должен осознать себя наследником Новгородской республики, которая несколько веков, до порабощения государственным централизмом, была особой — политически самоуправляемой, экономически самостоятельной и культурно самобытной цивилизацией, свободно общавшейся с окружающим миром. Новгородцы в свое время первыми, задолго до Ермака, "открыли" Сибирь — и потому "нео-новгородская" цивилизация вполне может возникнуть на землях, весьма далеких от своего исторического прототипа.
Непонятно только, почему в "Завтрашнем" проекте предлагается соединять эти великие пространства именно посредством автобана? Автоперевозки на такие гигантские расстояния гораздо дороже, медлительнее и малообъемнее, чем железнодорожные. Однако и железная дорога также не годится для трансконтинентальной трассы — еще со времен мудрых царей российская колея отличается от мировой. Наиболее подходящим вариантом здесь может стать экологически чистый, малозатратный и высокоскоростной "струнный транспорт". Он давно уже разработан академиком А.Юницким и вызывает бурные дискуссии в заинтересованных кругах, но автора, увы, пока постигает традиционная судьба русского Левши. Технически этот проект, конечно, нуждается во всестороннем изучении, но символически он отлично соответствует образу новой цивилизации. Транспортный консерватизм пока силен, но ведь еще недавно глобальная сеть Интернет и мобильная связь тоже казались "фантастикой".
Трансконтинентальная магистраль символически соединит города двух святых — Санкт-Петербург и Сан-Франциско — и станет наглядным опровержением модных теорий "конца истории". Строительство этой магистрали через Москву, намечаемое некоторыми разработчиками как нечто "саморазумеющееся", выдает лишь их централистское мышление, неадекватное сетевой эпохе. Кроме того, Москва мировоззренчески пребывает в "конце истории" еще с тех пор, как объявила себя "третьим Римом" и заявила, что "четвертому не бывать". Петербург, который сам возник как "город-проект", гораздо лучше вписывается и в проектирование глобального будущего. Нельзя также забывать, что еще в советское время научное и технологическое освоение северных территорий обеспечивалось преимущественно ленинградскими институтами. Но в нынешнем государстве эти институты невостребованы, а формально "возвышенный" Петербург фактически лишен своей "северной стратегии" властями, не заинтересованными в достойном развитии этих регионов.
Новый "северный проект" требует настоящей революции в политическом мышлении, по масштабу подобной петровской, — когда вся прежняя московская "элита", умевшая только собирать дань, была отправлена в историческую "отставку". Новые города, которые возникнут вдоль магистрали, будут принадлежать иной цивилизации, для которой всякий "национально-государственный" централизм выглядит глубоко архаичным. Дети этих новых городов будут приезжать в Вашингтон и Москву не с докладами и отчетами "с мест", а разве что любопытным туристическим взором сравнить Капитолий и Кремль с Колизеем…
Цивилизация Глобального Севера начнется на "Беринговом мосту", где напрямую встретятся две культуры, которые долго изображали как нечто "несовместное".
Это прямое соединение "Востока" и "Запада" будет означать крушение всей системы координат "Глобального Центра".
Фантастика когда-нибудь становится реальностью, утопии иногда воплощаются, а будущее всегда принадлежит тем, кто его строит. У остальных его просто нет.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x