Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 3 января 2006

ВСТАНЬ И ХОДИ!

0
| | | | |
Владислав Шурыгин
ВСТАНЬ И ХОДИ!

…То, что происходило перед моими глазами, происходить просто не могло.
Хрупкая молодая девушка упорно вращала педали велотренажёра.
Казалось бы, что тут особенного?
Особенное в этом было то, что ещё три месяца назад Ксения Подпругина не то, что двигаться, даже дышать самостоятельно не могла и трубка на горле, которую скоро удалят, это память об аппарате искусственного дыхания, без которого Ксения не могла обходиться последние шесть лет, после страшной травмы шеи, приковавшей её к постели.
Я смотрел на неё и никак не мог вместить в сознании то, что узнал о ней до нашей встречи.
Шесть лет паралича, абсолютной безнадёжности. Приговор врачей. Отчаяние близких.
Никто и никогда не узнает, чем были для Ксении и её семьи эти годы. И вдруг - чудо!
К Ксении не просто вернулось ощущение тела, к ней вернулось ДВИЖЕНИЕ.
Нам, здоровым людям очень трудно понять значение этого слова. Его способны понять и оценить только те, для кого ДВИЖЕНИЕ становится недостижимой мечтой. Для кого само это слово пытка памятью о том, что он ДВИГАЛСЯ, а не прикован к постели безжалостным приговором - диагнозом - "повреждение спинного мозга"…
Рядом с ней на другом тренажёре работал руками молодой мужчина.
И было очень трудно поверить, что ещё три недели тому назад он был фактически куклой, не способной даже обихаживать самого себя.
Во всё это было невозможно поверить, если не видеть самому. И, тем не менее, это была правда. "Чудо" это дело рук, а точнее уникальной технологии русского врача Андрея Степановича Брюховецкого. Профессора, доктора медицинских наук.
И чудо имело вполне солидное медицинское название: "Лечение травматической болезни головного и спинного мозга аутологичными гемопоэтическими стволовыми клетками".
О стволовых клетках сегодня говорят очень много.
Научно-популярные журналы ведут долгие дискуссии о их возможностях. Учёные всех мастей от философов и теологов до физиков и генетиков обсуждают перспективы стволовой медицины.
Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что большинство участников этих дискуссий имеет очень скромные познания в этой области. А обсуждения в основном вращаются вокруг того этично или не этично использовать для отбора стволовых клеток человеческие эмбрионы, который в основном сегодня и являются главными поставщиками этих самых стволовых клеток.
При этом Интернет и рекламные издания переполнены всякого рода предложениями "омоложения с помощью стволовых клеток", "выращивания волос" и прочих косметических чудес, которые способны опустошить кошельки богатеньких российских "буратин".
На этом фоне то, чем занимается клиника "НейроВита" профессора Брюховецкого выглядит непривычно скромно. Ни тебе кричащих реклам, ни бойких клипов. И тем не менее в среде тех, для кого личная беда или беда случившаяся с близким человеком расколола жизнь на то, что было ДО и то что стало ПОСЛЕ травмы клиника "НейроВита" в представлении не нуждается.
Это место, где надежда встречается с верой и очень часто происходят такие с виду обычные, но на самом деле настоящие чудеса.
…Мы сидим с профессором Андреем Степановичем Брюховецким в его небольшом кабинете, и я слушаю его рассказ.
- В 1989 году я заканчивал ординатуру на кафедре психиатрии Военно Медицинской Академии и мой научный руководитель профессор Валерий Нечипоренко предложил мне прочитать одну научную статью по теме стволовых клеток. "Никто пока этим толком не занимался, - сказал он - никто толком не знает что это такое, но мне кажется, что будущее медицины именно за стволовыми клетками и этими технологиями. Каюсь - взялся читать без большого энтузиазма - слишком далёкой мне показалась эта тема от моей основной работы. А когда прочитал до конца, то буквально заболел этой темой. И вот уже шестнадцать лет я в этой проблеме.
В определённой степени мне повезло, потому, что я довольно быстро смог убедить своё военное руководство развивать эту тему. Правда на инициативной основе. Никто мне никаких денег не выделял, никто на исследования специальные ресурсы не давал. Это была моя собственная научная работа. И я занимался ей в свободное от основной работы время. Тогда я служил в Центральном Военно-Морском Клиническом госпитале.
По началу работа шла очень тяжело. Никаких разработок по этой теме не было и практически всё приходилось начинать с нуля. Были и ошибки и промахи. Очень мешало сопротивление всякого рода чиновников от науки.
Дважды все работы по этой теме фактически закрывались, и мы оказывались отброшенными к самому началу. Сколько пришлось выдержать всякого рода проверок - просто не перечислишь. Нас проверяла прокуратура, нас проверяли разные комиссии. Однажды вообще был поставлен вопрос о лишении меня диплома врача.
Но всякий раз удивительным образом нам удавалось устоять на ногах, сохранить тему.
Что помогало?
Наверное, уверенность и понимание того, что за мной правда. Что дело, которым я занимаюсь не просто прихоть, а крайне важное, стратегическое направление медицины. Медицина будущего, если хотите.
Я был военным врачом. И все последние пятнадцать лет наша армия участвовала в различных локальных войнах. Был Афганистан, потом Карабах, Абхазия, Приднестровье, Чечня. С этих войн возвращались инвалидами сотни ребят. И наблюдая многих из них, я понимал, что, то чем я занимаюсь, сможет в будущем реально помочь им встать на ноги. А для некоторых это вообще единственный шанс.
Американец Армен Коровердян приехал в Россию в инвалидном кресле. Несколько лет назад, разбившись на мотоцикле Армен повредил позвоночник. Парализовало ноги. Армен лежал в лучших американских клиниках, прошёл все возможные реабилитационные и восстановительные программы, но безрезультатно. Ноги превратились в безжизненные куски мяса. Врачи вынуждены были сказать Армену горькую правду - современная медицина не в силах ему помочь и он останется навсегда прикованным к инвалидной коляске.
С этим приговором он прожил несколько лет, пока совершенно случайно его брат, искавший в Интернете новости о лечении травм позвоночника, не нашёл статью о русской клинике "Нейро Вита", где используется новейший метод лечения таких травм.
Терять Армену было нечего. И, невзирая на то, что многие знакомые отговаривали его от поездки, доказывали, что в "отсталой России" не может быть никаких передовых медицинских технологи, он решился на поездку.
В клинику его ввезли на инвалидной коляске.
А через три недели он смог сам выйти из тех же дверей и самостоятельно сесть в приехавший за ним медицинский фургончик.
"Я хочу увидеть тех врачей, которые сказали мне, что я никогда не встану из инвалидного кресла. Я хочу им сказать: вы видите, я хожу!" - сказал он, садясь в машину.

- …Сегодня каждая хозяйка знает, что такое стволовые клетки. Но десять лет назад это была тема, о которой более-менее связное понятие имел крайне ограниченный круг людей. И при почти полном отсутствии ресурсов нам буквально каким-то чудом удалось запустить эти исследования, провести их и выйти на результат. И всё бы это могло просто не состояться, если бы меня в разное время не поддержало руководство Главного медицинского управления Министерства Обороны. Мы развернули самые первые свои исследования на животных.. Практически под их "прикрытием" мы развернули самые первые свои исследования. Много лет мы работали практически закрыто, занимаясь специфической темой - лечением боевых травм головного мозга.
В какой-то момент подержало руководство ФСБ, понявшее стратегическое значение нашей работы.
Конечно, я не могу не сказать о коллегах, которые помогли мне. Это академик Валерий Шумаков, который дал возможность продолжить исследования на базе НИИ трансплантологии и искусственных органов. Была создана группа высоких технологий. Поскольку финансирования не было, то было принято решение все деньги, полученные от коммерческих клиентов направлять на лечение раненных. И благодаря этому мы смогли помочь многим ребятам.
Поначалу мы в использовали эмбриональные клетки, других технологий тогда ещё просто не было.
Очень помогла нам академик Татьяна Дмитриева, директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского, не испугавшись критики, она создала на базе центра лабораторию имуннохимии мозга. Именно благодаря ей, мы смогли сделать решающий шаг в наших исследованиях - начать работать с людьми. Татьяна Борисовна лично участвовала в консилиумах и взяла на себя ответственность за эти исследования.
Огромная благодарность академику Владимиру Чехонину, который создал метод, позволивший отказаться от работы с эмбриональным материалом.
Сегодня я очень хорошо понимаю, какую огромную ответственность они приняли на себя, взяв наши исследования под свою опеку. Преклоняюсь перед их мужеством и в высшей степени порядочностью.
Агнета родом из Литвы. Ей 23 года. Три года назад девушка попала в тяжёлую автомобильную аварию. Перелом грудного отдела позвоночника приковал её к инвалидной коляске. Приговор врачей был однозначным Агнета на всегда останется инвалидом. Спустя две недели после переливания стволовых клеток девушка уже сгибает ноги, к ним вернулась чувствительность, идёт восстановление мышечного аппарата.
Одним из "Ноу-Хау" клиники является то, что на профессиональном жаргоне врачей клиники называется "включением" движения. Термин очень точный.
Дело в том, что после того, как стволовые клетки выполнили свою задачу и смогли восстановить тот или иной повреждённый участок спинного мозга, необходимо практически заново "включить" движения ранее парализованных частей тела. И сложность состоит в том, что восстановленный спинной мозг не имеет никакой информации о своих прошлых возможностях. Не остаётся никакой "памяти" мышц. То есть двигать руками, ногами, держать равновесие, ходить - всё приходится начинать заново. Всему приходится учиться "с нуля".
И никаких методик, которыми бы могли воспользоваться врачи и инструктора клиники, раньше просто не было. Никому не могло прийти в голову придумывать методики восстановления и развития того, что просто не функционирует. Их пришлось создавать самим. Это и называется "включением". Когда под руководством врачей и массажистов пациенту "включают" заново его мышцы, суставы и ощущения.
Фактически после операции врачи выполняют полную "перезагрузку системы" повреждённых органов и частей тела.

- …За эти годы были удачи, были и разочарования.
Так проведя уже довольно большие исследования, мы оказались перед глухой стенкой - работы с эмбриональной тканью фактически исчерпали себя. Встали серьёзные этические и юридические проблемы. Но главное, возник целый букет научных проблем. Остро встала проблема совместимости. Нельзя просто взять и пересадить человеку чужие клетки. Необходимо было серьёзно заниматься подавлением иммунной реакции организма. Получалось, что для достижения даже минимального эффекта мы должны были буквально городить гору.
И тогда я решил заняться работой со стволовыми клетками организма больного. Начало этих работ совпало с моим увольнением в запас. И вот уже три года я занимаюсь исследованиями в этом направлении в нашей клинике.
Сегодня я уже вижу, что мы достигли очень впечатляющих результатов. Мы смогли доказать, что собственные стволовые клетки, полученные от самого человека, могут очень эффективно восстанавливать повреждённый головной и спинной мозг.
Лекарство внутри каждого из нас. Нужно просто уметь им воспользоваться.
Один из пациентов клиники Павел Леушин. Сегодня он с увлечением качает мускулатуру на тренажёрах, ловко управляется за столом с обедом и, глядя на него, практически невозможно поверить в то, что еще полтора года назад он был полностью парализован. Перелом шеи - Павел неудачно нырнул в речку - привел к полной неподвижности.
"Только голову с трудом мог поворачивать", - вспоминает мать Павла.
Приговор врачей был ужасен: сын обречен. Он даже не мог контролировать естественные функции тазовых органов, живя с катетером
И тогда профессор Брюховецкий принял решение делать операцию по совершенно новой технологии…
Сначала из слизистой носа, где есть нейроны, были взяты фрагменты ткани, из которых был выращен клеточный препарат. Из него были выделены стволовые клетки нервных тканей. Эти клетки были введены в особый гель - особую биологическую матрицу, содержащую в себе очень сложный "коктейль" из различных препаратов и вытяжек. Этим составом с помощью специального шприца была заполнена поврежденная зона спинного мозга.
Расчет был на то, что нервные ткани в биогеле начинают прорастать и восстановят связь между разорванными участками спинного мозга.
И расчет оказался верным. Сначала Павел начал самостоятельно дышать, потом начал шевелить руками, научился держать кружку. К нему вернулась чувствительность тазовых органов. Павел смог самостоятельно контролировать свои естественные функции.
Сейчас он уверенно сидит, способен работать на компьютере, занимается на тренажёрах.

- …Я не хотел бы преувеличивать наши результаты.
Мы достигли небольшой, но реальной победы.
Победа в том, что мы сегодня доказали, что при небольших повреждениях спинного мозга, при которых раньше пациенты всё равно оказывались прикованными к инвалидной коляске на всю оставшуюся жизнь, им с помощью нашей методики сегодня можно помочь и реально вернуть утраченные функции.
Сегодня я могу уже с уверенностью утверждать, что при не очень обширном - до пятидесяти процентов - повреждении спинного мозга, с помощью переливания собственных стволовых клеток можно восстановить основные функции движения, функции тазовых органов, восстановить чувствительность.
Теперь мы подошли к следующей ступени.
Мы работаем над тем как можно помочь людям, у которых спинной мозг повреждён больше чем на пятьдесят процентов?
Проведено четырнадцать уникальных нейрохирургических операций по реконструкции спинного мозга. Каждая из них была целой революцией для нас. В НИИ транспонталогии и искусственных органов министертсва Здравоохраниения профессором Виктором Севостьяновым был разработан специальный гель, который является искусственной матрицей нервной ткани, и мы уже вплотную подошли к тканевой инженерии.
Результаты этих операций обнадёживают, но, к сожалению, пока мы ещё не добились ощутимых результатов при очень тяжёлых поражениях спинного мозга.
Это будущее.
Признанием наших успехов стало разрешение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения на работы в этой области.
Вообще этот год стал для меня неким прорывом.
Впервые Минздрав полностью поддержал нас, подтвердил наше право заниматься этими методами. И мы стали не просто первыми в России, мы стали первой в мире клиникой, которая официально занимается лечением с помощью стволовых клеток, выделенных из человека. И что самое важное, не в слепую, наугад, а имея разработанные уникальные технологии и методики.
Только что в Гонконге прошёл первый международный симпозиум по исследованию и лечению спинного мозга. Это была первая встреча ведущих учёных мира по этой тематике. Результаты очень многих групп впечатляют. Особенно далеко в стволовой тематике продвинулись китайцы. Но у них в эту область медицины государство вкладывает огромные деньги. В каждом военном госпитале созданы клинические центры и лаборатории, ведущие исследования по этой тематике. Китайское руководство считает, эти технологии стратегически важными и практически возвело исследования в ранг национальной программы.
На этом симпозиуме я впервые смог оценить проделанную нами работу. И с гордостью осознал, что мы не просто занимаем достойное место, мы серьёзно лидируем в этой области.
Пока большинство зарубежных коллег всё ещё работают с эмбриональным материалом и пытаются решить проблемы, которые мы давно оставили за спиной.
Когда Брюховецкий говорит о своей работе, он буквально преображается. В глазах появляется какой-то особый блеск, какой бывает лишь у счастливых и одухотворённых людей. И слушая его рассказ, не перестаёшь удивляться настоящему подвижничеству этого человека его творческой одержимости и стойкости.
Истинная сила России именно в таких людях!
Которые, несмотря на морок смутных времён, несмотря на сопротивление, скепсис и безразличие бюрократов буквально "проламывают" путь новейшим методам, открытиям, технологиям.
Эти люди подлинная элита России, её будущее, её золотой фонд.
Вообще, когда ходишь по палатам и кабинетам его клиники то очень скоро проникаешься каким-то странным духом оптимизма, который буквально разлит в воздухе.
Здесь нет того больничного ощущения безнадёжности, пустоты, страдания, которыми так пропитаны стены обычных больниц.
Впечатление такое, что ты попал в какой-то спортивный научный центр. Может быть, это ощущение возникает от того, что каждый с кем мне довелось поговорить здесь собран и нацелен на РЕЗУЛЬТАТ. И каждый пациент, каждый врач за это готов бороться до конца.
А может быть потому, что коллектив клиники это единая команда, где у каждого есть своё особое место, своя роль. Собрать такой коллектив единомышленников и руководить им для этого- тоже нужен талант.

- …Трудно ли быть сегодня в России учёным?
Безусловно, очень непросто.
Любое серьёзное исследование требует финансирования, а денег на науку все последние годы государство практически не выделяло. Поэтому, если ты хочешь всерьёз сегодня заниматься наукой, приходится поневоле становиться ещё и менеджером собственного научного проекта, приходится учиться коммерции, постигать азы экономики и финансового дела.
Быть "чистым" учёным сегодня это очень редкая роскошь!
Но финансы и ресурсы ещё пол беды.
Хотя, когда на симпозиуме я узнал, какие деньги вкладываются за рубежом в аналогичные проекты, я был просто потрясён и горд за то, что практически за гроши, без всякой государственной помощи мы смогли добиться столь впечатляющих успехов.
Но есть проблемы на порядок сложнее.
Бюрократическая машина - вот главный противник, победить которого способны очень не многие. Сколько раз за эти годы все исследования замораживались, останавливались, сколько раз нас трясли всяческие комиссии, сколько раз вообще поднимался вопрос о закрытии темы.
Сколько раз на нас писали в разные инстанции жалобы и всяческие коллективные письма.
Несколько лет назад одна роспись вице-премьера, который не разбираясь подмахнул подсунутую ему бумажку, парализовала нашу работу почти на полтора года. Вот тогда мне действительно захотелось всё бросить.
Заняться обычной работой, зарабатывать деньги частной практикой.
Сегодня мне невыразимо жаль этого потерянного времени. Сколько мы моги сделать за эти полтора года. Как далеко смогли бы вырваться…
Клиника существует уже три с половиной года. За это время число больных прошедших через неё приблизилось к нескольким сотням. Пока это, к сожалению, лишь капля в море. Не буду скрывать и то, что лечение требует больших затрат. На каждого пациента клиники приходится по три специалиста. Каждый больной требует индивидуального подходы и индивидуальной программы лечения.
Но не стоит думать, что пациенты клиники лишь обеспеченные люди. Это совсем не так. Большая часть тех, кого я видел далеко не богаты. Наоборот многолетняя борьба с недугом, заставила их потратить все имеющиеся средства на лечение. Но мир не без добрых людей. Кому-то помогли друзья, кому- то лечение оплатили коммерческие организации, кто-то собирал деньги через газеты и Интернет.
Брюховецкий мечтает расширить клинику, внедрить свою методику в других медицинских центрах и больницах. Он просто хочет помочь как можно большему количеству людей.
Конечно, стоимость лечения снизилась бы, если бы государство взяло на себя часть финансирования лечения таких тяжёлых больных, но пока это только мечты.
Есть главное.
Есть метод, технология, которая позволяет делать то, что ещё совсем недавно иначе, чем чудом просто нельзя было назвать.
А как ещё называть метод, который способен поднимать на ноги людей, от которых давно отказалась медицина.
И есть доктор, который умеет это делать.

- …Сегодня я чувствую себя счастливым человеком. Каждое утро, собираясь на работу, я ощущаю какой-то особый эмоциональный подъём. Потому, что реально вижу, наш метод работает, наши технологии реально помогаю людям.
Понимаете, в нашей стране 500 тысяч людей прикованных к постели и инвалидной коляске. В Китае их почти миллион, в США - 350 тысяч. По всему миру - многие миллионов!
И раньше травма спинного мозга это был приговор навсегда. Медицина ничего не могла предложить этим людям кроме коляски и обезболивания.
Мы первыми в мире создали систему консервативного лечении стволовыми клетками. Наше "Ноу-хау" трансплантация стволовых клеток и специализированная система нейрореабилитации. И мы реально лечим людей. Пока с небольшими поражениями мозга, но это пока…
Ведь с каждым годом мы всё больше узнаём о стволовых клетках, о их уникальных возможностях. И чем больше мы узнаём, тем больше это впечатляет и удивляет.
Мы действительно стоим на пороге революции в медицине. И в этой революции очень бы хотелось остаться на её передовом её рубеже.
А это станет возможным, если государство подойдёт к этому вопросу, по государственному.
Редакция "Завтра" выражает глубокую признательность клинике "НейроВита" и лично профессору Андрею Брюховецкому за оказанную при подготовке материала помощь

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x