Авторский блог Павел Былевский 03:00 29 ноября 2005

ТЕМНОКОЖИЕ СКИФЫ

0
| | | | |
Павел Былевский
ТЕМНОКОЖИЕ СКИФЫ

Волнения темнокожих мигрантов в Париже — только цветочки, ягодки впереди. Пишем "Париж", а в уме — "Лондон", "Берлин", "Нью-Йорк", далее со всеми остановками. Если не опускаться до мещанского страха перед потрясениями, то нетрудно заметить, что перед нами "точка роста", выхода из цивилизационного тупика. История продолжается, господа и товарищи! Некрасиво, негуманно? Но разве кто-то обещал, что будет просто? Тогда бы все дураки и лентяи в раю жили. Бессмысленно просто занимать сторону "новых варваров" или "коренных французов", у каждого участника драки — своя правда. Сожженные автомобили и разбитые витрины магазинов жалко, это плоды человеческого труда, которые ни в чём не виноваты. Но полицейские репрессии в отношении "мигрантов" только обострят конфликт, в итоге приведут к ещё большим жертвам и разрушениям.
Решение проблемы "глобальных миграционных процессов" лежит в иной плоскости, и виновной стороне нужно немало мужества, чтобы признаться в этом. При любом конфликте, даже когда виновны обе стороны, большая, главная вина лежит на более умном и сильном. Именно он должен был предвидеть конфликт и не допустить взаиморазрушающего столкновения. Поэтому главная вина в парижской смуте лежит на руководителях Евросоюза.
В двадцатом веке "европейская и англо-саксонская цивилизации", попросту промышленно развитые империалистические страны, изыскивали внутренние и внешние резервы развития исключительно под давлением извне, буквально под страхом уничтожения. Главным "вызовом" общественному устройству США и капиталистических стран Западной Европы стала "советская угроза": успешное построение в СССР социализма, образование мировой системы социалистических государств. Под влиянием результатов Второй мировой войны начался мощный подъём национально-освободительной борьбы в колониях, рабочего и профсоюзного движения в метрополиях. Вот тогда-то, под угрозой неминуемой гибели, была проведена "мировая реформа", переход к "перманентной" научно-технической революции и активной внутренней социальной политике, в результате чего капитализм принял современный облик.
Важными резервами развития современного капитализма стали вынесение классовых противоречий за пределы государственных границ, технологический "вывоз капитала" — перенесение производств в бывшие колонии. США и Западная Европа превратились в "мировой офис", а Китай, Индия, страны Юго-Восточной Азии — в "мировую фабрику". Там цена рабочей силы во много раз меньше, чем в ареале обитания "золотого миллиарда", и основа "социализации" внутренней политики США и стран Евросоюза в том, что хозяева транснациональных корпораций и государственные чиновники "делятся" частью доходов от эксплуатации "третьего мира" с "коренными соплеменниками". "Мировая реформа" позволила на время отодвинуть вопрос о необходимости коренного переустройства империалистического миропорядка, но оставила неизменной сущность современного капитализма — частную собственность на средства производства.
Современный мир сохранил в видоизменённом виде поляризацию распределения прав и обязанностей, которая в пекле двух мировых войн погубила классический капитализм. На долю трёх четвертей населения по-прежнему достаются непосильный труд за гроши, бедность и нищета, отсутствие современной медицинской помощи и образования, недостаток культурного развития. Зато представители "титульных наций" в массовом порядке из героев, творцов, созидателей превращаются в менеджеров, а затем и просто рантье, то есть обычных паразитов. Жить так до того противно и пусто, что иссякают желание и возможность продолжения рода, пресыщенный "золотой миллиард" тихо вымирает среди комфорта и роскоши. Поэтому другим резервом развития современного капитализма и средством поддержать уровень народонаселения в метрополиях стал "импорт пролетариата" в развитые страны.
В наши дни "великие переселения народов" совершаются в поисках "лучшей жизни" — сносно оплачиваемой работы, современных бытовых условий, социальных гарантий. Десятки миллионов мексиканцев, пуэрториканцев, выходцев стран Центральной и Латинской Америки, со всего мира устремились в США, а нарастающие людские потоки арабов, турков, уроженцев Северной Африки, стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии — в страны Евросоюза. Протекающие стихийно, при слабом контроле глобальные миграционные процессы стали новым "займом у будущего", ещё одной миной замедленного действия.
Если промышленное развитие "новых индустриальных стран” неминуемо породит в лице Китая и Индии несокрушимых конкурентов США и Евросоюза, то социально-экономическая "натурализация" вчерашних "трудовых мигрантов" начинает в расширяющихся масштабах воспроизводить классический конфликт труда и капитала в самих метрополиях. Но изначальный конфликт "дворцов и хижин" неизбежно возвращается с ещё большей остротой. Отважного парня "из Сент-Антуанского предместья" сегодня могут звать Абдулла, а новый Гаврош запросто окажется чернокожим мальчуганом. В этом суть конфликта, который кажется "межрасовым".
Рассуждения о "войне цивилизаций", "конфликте культур", "столкновении мировоззрений" — вторичны, затемняют суть дела. Дешёвую рабочую силу импортируют ради прибылей, а не для "окультуривания", "трудовых мигрантов" впускают исключительно как "вечную лимиту". Да и что представляет собой современная европейская культура, нежеланием приобщиться к которой попрекают "трудовых мигрантов"? Вольтер и Бальзак — в прошлом, а большинство нынешних представителей "титульных наций" не то что неспособны творить подобное былым шедеврам, но даже не в силах понять их высокий смысл. "Постклассическая" культура недостойна не приобщения, а даже права на существование. Искренне, свежо и художественно достоверно "Марсельеза" и "Интернационал" сегодня могут звучать разве что на арабском языке.
По историческим счетам рано или поздно приходится платить. "Миграционная пирамида", как и любая финансовая, в итоге разваливается, и тем разрушительнее, чем дольше и выше выстраивалась. Именно поэтому недавние волнения в Париже — только цветочки, а ягодки впереди, их гроздья обязательно созреют. Рецепт решения непростых проблем "глобальных миграционных процессов" есть, и он хорошо известен, только не надо от него нос воротить. Что делать с бедой "межнациональных", "межрасовых" противоречий в мировом масштабе, давным-давно известно — примером служит советская национальная и международная политика. Власть трудового народа грамотно ставила задачу — выравнивать уровни промышленного, социального и культурного развитие различных регионов страны, в том числе "национальных окраин", а государственная собственность на основные средства производства позволяла успешно её решать.
Масштабные "массовые миграции" в СССР проходили исключительно в рамках решения государственных задач — например, переселения в ходе индустриализации трёх четвертей населения из деревень в города. Миграционные процессы носили взаимообратный, компенсационный характер. Из республик Кавказа в Москву ехали лучшие специалисты, талантливые учёные, деятели искусств, и наборот — в национальные республики выезжали жить и работать самые пассионарные россияне. В рамках административно-территориального деления были созданы национальные и автономные республики, особое внимание уделялось развитию культур разных народов и народностей, выращиванию по квотам в вузах и творческих союзах их интеллигенции. Прочие "товарищи с Востока" и Крайнего Севера регулярно посещали столицу погостить: продать на рынках мандарины-тюльпаны, погулять в ресторанах на выручку или на "северные".
Идеологи империализма и наши доморощенные антисоветчики неоднократно охаивали принципы международной экономической политики СССР в отношении прогрессивных режимов и стран социалистической ориентации. Равноправное сотрудничество, которое развивал СССР в отличие от грабительской "помощи по-американски", подавали как будто "мы их кормим". Но оказывается, в историческом плане альтруизм, позиция бессребреника — самая дальновидная международная политика. Советский Союз никогда не воспринимался странами "третьего мира" как эксплуататор, не был объектом ненависти народов, миф о "советском империализме" был запущен неотроцкистами с одобрения США и Западной Европы. Поэтому СССР никогда не являлся объектом атак так называемого "международного терроризма". Не было для этого никакой почвы в нашей стране, да и на международной арене "международный терроризм" развился как отчаянная самозащита исламского мира от произвола "международного жандарма" после разрушения СССР. Даже весь сегодняшний внешний экспорт российскими компаниями готовой продукции ведётся на основании унаследованных от советских времён технологических и экономических связей со странами Африки, Азии, Латинской Америки.
Опыт подъёма национальных окраин в СССР, деятельности Совета экономической взаимопомощи социалистических стран, советская помощь развивающимся странам дают подлинные примеры эффективного решения "проблем глобальной миграции", особенно в сравнении со всевозможными филантропическими программами ООН. Напротив, реставрация капитализма в СССР и распад страны возродили в самом страшном виде все "язвы капитализма" в сфере миграционной политики. Поляризация бывших советских республик, а также регионов России на бедные и богатые, превращение прибылей частных компаний и доходов коррумпированного чиновничества в главную цель государственного развития привели к воспроизведению в нашей стране "проблематики глобальной миграции" в самом неприглядном виде. Нелегальная миграция, на которой наживаются бизнес, "национальные" преступные группировки, пламя открытых межнациональных конфликтов на Северном Кавказе и тлеющих противоречий в Поволжье — неизбежная расплата за все "прелести" реставрации в нашей стране капитализма.
Поскольку Франция и вся богатая благополучная Европа не могут ни выгнать "мигрантов", ни отгородиться от них, как не смог "дикий помещик" прожить без крестьян, которые на него трудились, то для Парижа, как и для Европы в целом, и для США, и для России, вопрос стоит ребром. Предстоит или возвращение на новом этапе к советскому опыту управления миграционными процессами, или временный выход в "еврофашизме". Понаехали тут, приютили их, а они автомобили жгут? В рог, в бараний, закрыть границы на замок, лишних мигрантов выдворить на родину, остальных — в трудовые гетто, по периметру пустить "спираль Бруно" и посадить пулемётчиков на вышки. Белая раса, которая несёт бремя развития мировой культуры и общечеловеческого прогресса, просто обязана железной рукой подавить бунт "новых варваров", который угрожает самим основам цивилизации…
Встаёт выбор: или европейская социалистическая революция, или еврофашизм, третьего не дано. Советский опыт должен быть распространён на весь мир, только "новый коммунизм" спасёт человеческую цивилизацию от саморазрушения, катастрофической, страшной гибели в тисках неразрешимых конфликтов. Отказавшись от этого драгоценного опыта, современная цивилизация вновь оказалась в тисках неразрешимых противоречий. Прочие полумеры могут только отложить решение, и щадящее реформаторское "медикаментозное лечение" "межрасовой гангрены" может безнадёжно запоздать. Тогда хорошо ещё, если дело "лечение" обойдётся скальпелем революционного хирурга, а не потребуется секира палача для полной ампутации поражённых органов.
Конечно, волнения темнокожих "мигрантов" в Париже не были ни революцией, ни мятежом или бунтом. Никто не пытался громить полицейские участки, захватывать муниципалитеты и мэрию, не были даже выдвинуты лозунги, не была сформулирована программа выступлений. Одно слово — стихийные массовые беспорядки. Но глубинные проблемы подсказывают: это только цветочки, гроздья гнева созреют, всё только начинается. Если проблемы не решают, а откладывают в долгий ящик, неизбежны новые волнения, появятся вожаки и идеологи, будут выдвинуты требования, написаны программы, мы увидим полноценную европейскую революцию.
Без борьбы масс руководству Евросоюза никакого дела нет до того, что есть советский позитивный опыт решения межнациональных и "межцивилизационных" противоречий. Отринем утопизм, моральная проповедь здесь бессильна. Только жесточайшая классовая борьба, смертельная угроза заставляет богатых и сильных прислушиваться к голосу разума. Увы, единственный достойный аргумент, который воспринимают "властелины мира" со стороны народов, которыми привыкли повелевать — это сила, кампании гражданского неповиновения, массовые беспорядки и вооружённая борьба. Конечно, восстание угнетённых народов против международного империализма не может протекать гладенько и чистенько, без эксцессов, но в целом подъём угнетённых масс носит, безусловно, прогрессивное и гуманистическое содержание.
Реформы — только суррогат несостоявшихся революционных перемен, локомотивы истории — революции. Конечно, только коммунистическая революция, смена типа собственности, общественного устройства способна радикально и окончательно "вылечить" Европу от "бледной немочи" вырождения — вернуть радость созидательного творческого труда, вкус жизни, желание и способность продолжать род, а параллельно создать в арабских странах, в Африке и Юго-Восточной Азии условия жизни не хуже, чем в Париже. Чтобы арабы стремились в столицу Франции исключительно ради тяги к музейным сокровищам Лувра и архитектурным достоинствам Собора Парижской Богоматери. Чем больше Европа будет упорствовать в своей исторической неправоте, тем жёстче будут "межрасовые" эксцессы, тем в более жестоких, разрушительных формах беспощадное будущее будет пробивать дорогу — в том числе и средствами "международного терроризма", и "бессмысленными и беспощадными" бунтами.
Подобно тому, как в свое время В.И. Ленин требовал делать различие между "великодержавным шовинизмом" и национализмом маленьких угнетённых наций, так и "афронацизм" для "продолжения истории" — гораздо меньшая издержка, чем лицемерная европейская "политическая корректность". Бунтующие толпы темнокожих мигрантов в предместьях Парижа — не пришествие "грядущего Хама", а массовка к выходу "двенадцати" революционных патрульных из одноимённой поэмы Александра Блока. Пусть у них теперь будет тёмный цвет кожи, а в "белом венчике из роз" с кровавым стягом впереди незримо шествует Магомет вместо Иисуса Христа. "Трудовая миграция" в США и страны Евросоюза успешно должна насытить Европу критической массой "новых скифов" "с раскосыми и жадными очами", как некогда ярко и образно изобразил русских большевиков тот же Александр Блок.
Мы уже отметили, что "европейская цивилизация" ещё в двадцатом веке утратила способность к самостоятельному развитию. Это справедливо и сегодня: ну зачем нужно "полное постиндустриальное производство", пока можно пользоваться традиционной варварской эксплуатацией иностранной рабочей силы? К чему внедрять новую высокопроизводительную технику, пока есть рабочие, которые согласны за кусок хлеба работать по двадцать часов в день без выходных, жить в скотских условиях? Так пусть эта европей-ская цивилизация снова получит толчок к развитию извне, на этот раз в виде хорошего пинка от "нового скифа" — афрофранцуза.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x