Авторский блог Георгий Василевич 03:00 23 августа 2005

«ПУШКИНОГОРЬЕ — СВЯТЫНЯ ОТЕЧЕСТВА»

0
| | | | |
Георгий Василевич:
«ПУШКИНОГОРЬЕ — СВЯТЫНЯ ОТЕЧЕСТВА»

Савва ЯМЩИКОВ. Георгий Николаевич, вместе со своим коллегой Владимиром Толстым вы самые молодые мои собеседники. И всё же основной вопрос остаётся традиционным: что для вас главное в прожитой жизни?
Георгий ВАСИЛЕВИЧ. В жизни все начинается с детства. По крайней мере, в моей жизни все дорогое душе и сердцу имеет свое начало там. В три года благодаря родителям и бабушкам я открыл для себя белорусскую деревню. В четвертом поколении житель Минска, а до этого были еще и другие предки-горожане, я вдруг понял, скорее даже почувствовал, что есть иной мир. В нем было много солнца, простора. В этом мире была надежность, основательность, доброта.
К первым моим "деревенским" впечатлениям относится и песня. В избе постоянно работало радио. Уже было электричество. Древний городок Логойск, рядом с которым в деревеньке снимали "дачу". Небольшое расстояние от столичного Минска объясняло присутствие "благ цивилизации". Радио часто пело. Не знаю почему, но запала в память среди прочих "космическая" песня. Пела ее Людмила Зыкина, от имени Матери-Земли дававшая наказ сыновьям и дочерям долетать до самого Солнца и "домой возвращаться скорей". Это теперь, спустя многие годы, я могу, по-своему складывая мозаику пережитого и понятого, думать, что все тогда было не случайно. Я родился через неделю после полета в космос Юрия Гагарина, а потому и песня была про Космос. В то время двадцать лет минуло с момента начала Отечественной войны, самые больные раны уже стали затягиваться, от того в избе боль превратилась в мудрое терпеливое признание неизбежного и смиренное принятие судьбы, дарованной каждому свыше. И мир, которым тогда жили разные семьи в нашей большой стране, и полет в космос Юрия Гагарина, первого человека Земли, нашего человека, и …молодость моих родителей, и мужество старшего поколения семьи, несшего свою боль глубоко внутри себя, — все это и было тем первым светлым чувством, которое, верю в это, многие мои сверстники несут в душе до сих пор.
Мой выбор "Михайловского", а сделан он был сознательно, — из того же времени. Как ни покажется странным, пушкинский девятнадцатый век, старую Российскую Империю, родившиеся в СССР в 50-60-е годы еще застали в Советском Союзе. У культуры, если понимать под ней уклад, способ и образ жизни, соединенный с устремлениями и мечтами поколений, — есть инерция. На переломе 80-х годов началась новая страна, новое состояние жизни. До этого в книгах, которые мы читали, спектаклях и фильмах, в которых жили наши герои, в поведении старших и сверстников, даже в "моральном кодексе строителя коммунизма", мы по инерции все еще существовали в поле культурного притяжения дореволюционной России.
Поэтому "Детство Тёмы" в чем-то было и моим детством, а младший сын, так и вовсе, носит это имя. Лев Николаевич Толстой, Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, Иван Сергеевич Тургенев — писатели и поэты ушедшего и, как казалось, отвергнутого века — по-прежнему писали для нас, подавали пример, если не личного, то литературного поведения. У нас с ними все еще была общая Родина, один дом. В нем все еще говорили на родном русском пушкинском языке. Здесь не были чужими не только современники названных писателей, но и Николай Рубцов, и Максимилиан Волошин, и Владимир Маяковский, и белорусы Янка Купала, Владимир Короткевич, Василь Быков, очень не похожие друг на друга. Много-много позже, уже живя в Михайловском, работая у Пушкина, я понял, что его поколению и моему выпали очень похожие задачи.
Ведь совсем недавно мы еще жили измерениями пушкинской эпохи. И послевоенный Пушкинский Заповедник, и Семен Степанович Гейченко, и посетители музея, составившие мнение о Пушкиногорье, разнесшие далеко за его пределы славу этого волшебного места — это все пушкинский век русской и советской культуры. Век Великой культуры Великой страны. Время, когда в хорошем и дурном мы еще не желали быть мелкими.
Еще раз возвращаясь к вашему вопросу о том, что наиболее важно для меня в прожитой жизни, отвечу: любовь родных, близких мне людей, дружба и, конечно же, работа в Пушкинском Заповеднике.
С.Я. Расскажите подробнее, что и как вам удалось сделать для заповедника за годы вашего директорства?
Г.В. Музей впервые я увидел и узнал тринадцати лет. Это было во время туристической поездки по маршруту "Новгород — Псков — Пушкинские Горы". До сих пор убежден в том, что встреча с Пушкиногорьем — особый подарок судьбы. Всегда радуюсь, когда вижу приезжающие к нам семьи с детьми. Особая признательность — учителям, которые привозят к Пушкину своих воспитанников на экскурсии и для работы "пушкинскими доброхотами" в нашем музее. По себе знаю, что встреча с Михайловским и его окрестностями остается в жизни и судьбе навсегда.
Впечатления о первом свидании с Заповедником пополнились временем добровольной и безвозмездной работы в музее в пору студенчества. А потом трудно уже было представить свою жизнь без обязательной встречи и, пусть недолгой, жизни в музее в период отпуска. Постепенно, по мере узнавания музея, благодаря встречам с сотрудниками музея и Семеном Степановичем Гейченко, музей становился "своим". Его события переживались как неотъемлемая часть собственной жизни. Из этого чувства, из размышлений о Пушкиногорье в 1992 году родилась программа долгосрочного развития музея. С 1994 года, с момента, когда началась моя работа в музее-заповеднике в качестве директора, эта программа постепенно осуществляется.
Прежде всего удалось закрепить за Пушкинским Заповедником землю, которая совпадает с пушкинскими строками, пушкинский литературный, художественный, исторический ландшафт, пространство, в котором живут строки произведений поэта, его герои и, если хотите, сам Поэт. Это произошло в 1995 году. В этом же году Указом Президента Российской Федерации музей-заповедник был отнесен к особо ценным объектам культурного наследия нашей страны. Была подготовлена юбилейная программа работ в музее, которая включала в себя обширный объем реставрации и реконструкции в преддверии 200-летия А.С. Пушкина. В основу программы легли долгосрочные планы дирекции музея, сформулированные сотрудниками под руководством С.С. Гейченко в 1980 году и предложения 1992 года.
В итоге благодаря выделенным к юбилею средствам в 1996-1997 годах удалось предотвратить оползень Святой горы, на которой находятся Свято-Успенский собор и некрополь Ганнибалов-Пушкиных, в который входит могила Александра Сергеевича, захоронения его родителей, деда и бабушки. Была создана специальная инженерная система, задача которой препятствовать катастрофическим подвижкам грунта. В 1997-1998 годах осуществлен комплекс работ по реставрации и реконструкции построек музея-усадьбы Осиповых-Вульф "Тригорское". Ремонт дома-музея, реставрация мемориальных и исторических вещей из тригорской коллекции, воссоздание "пушкинской" баньки под соломенной кровлей, создание почти полностью отсутствовавших коммуникаций и сетей, без которых невозможно было обеспечить приемлемые условия для хранения и показа музейных коллекций, работы сотрудников и посетителей, — с этого началась подготовка к 200-летию поэта.
В 1998-2000 годах реставрация прошла в музее-усадьбе "Михайловское", в 1998-2002 году в музее-усадьбе "Петровское". Одной из главных и наиболее трудных работ на всех трех усадьбах была работа по ремонту и реставрации исторических парков. Они были заложены в 18 веке. Многие годы у музея не было возможности должным образом заниматься этими очень сложными и живыми памятниками. Накопилось много болезненных проблем, результатом которых стали растущие потери среди старых деревьев пушкинского времени. Работая с консультантами, специалистами паркового дела, коллективом реставраторов руководила, увы, ныне покойная Валентина Александровна Агальцова, музей сумел осуществить исследование и провести работы, которые замедлили болезни и гибель парков, были заложены основы научной работы по сохранению и возрождению пушкинских парков на 25-летнюю перспективу.
Одним словом, удалось сделать очень многое для того, чтобы пушкинский музей на Псковской земле стал одним из самых посещаемых, известных и по-прежнему любимых.
За последние десять лет на четверть увеличилась музейная коллекция, созданы пять новых постоянных музейных экспозиций, разработана система методических материалов, которые помогают специалистам осуществлять разнообразную музейную работу на высоком уровне. Ежегодно до 35-40 выставок организуют сотрудники музея в Пушкиногорье и за его пределами, издаются книги по истории музея и его коллекций, проходят научные конференции и семинары, читаются научные курсы в институтах и проводятся занятия в школах. Совсем недавно всего этого еще не было в обыденной жизни Пушкинского Заповедника. В пять раз увеличился штат музея. Четверо сотрудников музея защитили кандидатские диссертации. Каждый пятый трудоспособный житель Пушкиногорского района служит в музее-заповеднике. Авторитет музея неизменно высок. Растет и число посетителей. Если в 1994 году у Пушкина побывали 60 000 человек, то в 2004 году — более 320 000.
И все же главным является то, что музей сумел пройти сквозь чреду испытаний, выпавших на его долю в 90-е годы, сумел сохранить свой творческий коллектив, по-прежнему остается одним из самых живых, самых пушкинских мест в России. В 2001 году сотрудники музея были отмечены за свой труд двумя очень высокими наградами: Государственной премией Российской Федерации за вклад в развитие музейного дела и Высшей архитектурной премией Союза Архитекторов России — премией Хрустальный Дедал за реставрацию музея. В числе престижных наград — Хрустальный глобус, высшая премия за вклад в развития туризма в России.
И еще обязательно надо сказать о том, что у Пушкина в Михайловском, Тригорском, Петровском, в большом Научно-культурном центре в Пушкинских горах, в музее в целом, работают люди, которых объединяет любовь и преданность памяти Александра Сергеевича Пушкина и русской культуре.
С.Я. Что для вас главное в нынешней судьбе пушкинских мест? Какие задачи ставите перед собой и коллективом? Какие трудности приходится преодолевать?
Г.В. Музей живет традициями. Профессии музейщика учат в вузах, но главная профессиональная школа — работа в коллективе, получение знаний, передаваемых по эстафете от старших к младшим. Пушкинский Заповедник существует более ста лет. Революция и войны не единожды прерывали музейную эстафету поколений. В послевоенную пору, в 40-е — 50-е годы сложилась та традиция, к которой принадлежим все мы. Она связана с именем Семена Степановича Гейченко, директора музея с 1944 по 1988 годы, с Владимиром Семеновичем Бозыревым, сотрудником музея с 50-летним стажем, заместителем директора по науке, а в 1988-1994 годах — директором музея, с музейными династиями и талантливыми музейщиками, реставраторами, архитекторами, художниками — нашими учителями. Назову хотя бы несколько имен: Матвей Матвеевич Калаушин, Татьяна Юрьевна Мальцева, Вера Константиновна Зажурило, Василий Яковлевич Шпинев, Аркадий Моисеевич Гордин, Марина Николаевна Петай, Василий Дмитриевич Белецкий, архимандрит Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря Олипий (Воронов), Михаил Ефимович Васильев, Марк Михайлович Баринов, Валентин Яковлевич Курбатов, Савелий Васильевич Ямщиков. Это десятки людей, благороднейших, профессиональных, великолепно образованных и любящих Пушкиногорье, каждый из которых внес свой вклад в сохранение пушкинского места как величайшей святыни нашего Отечества.
Будущее музея и всего Пушкиногорья зависит от поколения сотрудников, которое пришло в музей совсем недавно. Важнейшая, после собственно музейной, — работа по воспитанию и обучению молодых сотрудников. Радует, что талантливая молодежь идет в музей. Андрей Михайлович Васильев, хранитель некрополя Ганнибалов и могилы А.С. Пушкина, хранитель музея Истории Пушкинского края в составе Пушкинского Заповедника; Алексей Олегович Коржов и Лаура Владимировна Пурвинь — талантливые экскурсоводы и, несмотря на молодость, специалисты по методике музейно-экскурсионной работы; Шабанова Надежда Валерьевна и Анна Александровна Пиврик — музейщики-педагоги, которые организуют научную и практическую работу с пушкинскими волонтерами — "доброхотами"; сайт музея-заповедника создан и ведется Марией Валентиновной Шелютой. И, поверьте, о каждом из сотрудников нашего музея хотелось бы сказать много заслуженно доброго.
Не секрет, что сегодня жажда владения землей в обжитых, известных и привлекательных местах, — а земли музеев-заповедников таковы, — одна из серьезнейших проблем. Разрушить непродуманной застройкой веками складывавшуюся гармонию исторических мест очень легко. Восстановить утраченную красоту почти невозможно. Подобное отношение — пример явного и, увы, частого проявления бескультурья. В Пушкинском Заповеднике с этим явлением, к сожалению, тоже знакомы. Конечно, музей делает все возможное, чтобы убедить людей, владеющих деньгами, желающих жить удобно и красиво, не нарушать, а наоборот, приумножать красоту пушкинской земли. Над этим работают сотрудники отдела музейных территорий. В этом нам помогает администрация Пушкиногорского района.
И все же, решение проблемы лежит не столько в просветительной, сколько в законодательной области. Министерством культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации подготовлен проект Закона о музеях-заповедниках. Хороший проект, очень нужный. Очень важно, что над ним работали лучшие специалисты, в том числе и музейные. Его нужно обязательно принять. Как это ни парадоксально звучит, в России нет сегодня закона о музеях-заповедниках, нет закона об основах национальной культуры. И это в стране, которая по праву гордится своим неповторимым историческим наследием.
Псковская земля катастрофически теряет своих жителей. Высока смертность, низка рождаемость. Очень высок процент молодежи, стремящейся покинуть родные города и деревни. За десять прошедших лет только Пушкиногорский район по разным причинам потерял треть своего населения. Красивейшие места, обильные лесами, озерами, историей умирают. Бедность, отсутствие работы, низкая заработная плата, подорванные крестьянские и ремесленные традиции, причины можно перечислять далее. К ним сегодня, в пору новых глобальных реформ добавляется утраты в области здравоохранения и образования. Вид наших полей, ферм, домов, — особенно если сравнивать с лежащими рядом землями Белоруссии, Литвы, Эстонии, — удручает. Даже при отсутствии окопов, ощущение только что прошедшей войны. В этих условиях музей-заповедник становится едва ли не крупнейшим для нескольких районов "градообразующим" предприятием. Музей вынужден в таких условиях строить свою политику, выходя за пределы только музейных проблем.
Недостаток гостиниц в Пушкинских Горах и находящихся рядом районах, отсутствие должным образом организованной системы общественного питания, отсутствие необходимого транспортного обеспечения для экскурсантов и жителей района, отсутствие системы организованного досуга. Все это необходимо решить, все это стоит больших денег, все это, по ряду причин, не развивается должным образом. Существуют различные пути выхода из сложной ситуации. Одной из форм могла бы стать система молодежных гостиниц и деревень. Их можно и нужно использовать для развития молодежного образовательного туризма. Вкладывать необходимо федеральные средства и деньги регионов, заинтересованных в получении детьми образования в непосредственной близости от крупнейших культурных территорий и исторических памятников, которыми столь богата Псковская земля. Есть затраты (на культуру, образование и воспитание), которые не дают немедленной отдачи, но они эффективны в долгосрочной перспективе, в том числе, в долгосрочной политической перспективе. Вместе с администрацией района и области музей, привлекая специалистов, участвуя в работе содействовал созданию "Концепции развития Пушкиногорского района". Этот документ пусть медленно, но все же приносит свои положительные плоды.
Пушкинский Заповедник более 50 лет принимает на своей территории добровольных помощников — волонтеров — пушкинских доброхотов. Это неформальный клуб друзей музея, союз постоянных помощников. Трудом школьников, студентов, взрослых людей ежегодно исполняется значительный объем самой разнообразной работы: по уборке десятка километров музейных маршрутов, по прополке цветников, уборке сена. Ведется научная, исследовательская работа совместно со специалистами, организуются научные конференции, создаются сайты, осуществляются межотрядные и международные культурные проекты, проводятся вечера, балы, выставки. Главный итог ежегодной работы — устойчивые многолетние дружеские и деловые партнерские связи между людьми живущими в разных уголках России, Европы, мира. Пока что трудовой сезон, время встреч в Пушкиногорье очень короток, всего два летних месяца. Совместно мы делаем все возможное, чтобы на местах исчезнувших пушкинских деревень возрождались пушкинские деревни доброхотов.
Музей нуждается в специалистах. Ежегодно мы приглашаем и оплачиваем несколько десятков людей, которые помогают нам сохранять и представлять пушкинское наследие. Но очень большая часть специалистов так и не приезжает в музей. Кардинально изменить ситуацию возможно при условии открытия на территории Пушкиногорья межуниверситетского цента по проблемам сохранения культурного наследия. Когда-нибудь, это лишь на первый взгляд неисполнимая идея, из межуниверситетского проекта вырастет университет. Интересно, что в 20-е годы, в пору возрождения Заповедника размещение университета на территории музея было признано "очень пушкинской" идеей.
С 1967 года ежегодно в преддверии Дня Рождения А.С. Пушкина, в первые субботу и воскресенье июня, в сельце Михайловском писатели, поэты, знатоки и ценители поэзии собираются на Всероссийский Пушкинский праздник поэзии. У истоков праздника стояли все известнейшие советские поэты. Павел Антокольский, Ираклий Андроников, Сергей Михалков, Михаил Дудин, Евгений Долматовский, Борис Полевой. Позже гостями и участниками праздника были очень-очень многие и именитые, и молодые поэты.
Пушкинский Заповедник — удивительнейшее место. Оно творчески перевоссоздано Пушкиным, устроено по законам высшей гармонии и красоты. Без встречи с ним нет и не может быть для русского человека настоящей судьбы. Сюда едут из-за рубежа, чтобы понять глубину и красоту русской культуры, приходят, чтобы найти ответы на самые трудные личные вопросы. Вовсе не из желания выделить Пушкиногорье из чреды иных прекраснейших мест нашей Родины я говорю об этом. Просто сказанное — истина. Несколько миллионов людей, знакомых с этим местом, могли и могут поддержать меня примером собственной жизни, в которой есть пушкинское Михайловское. А значит, главная задача Пушкинского Заповедника — хранить, открывать, дарить Пушкиногорье всем, кто готов его принять, кто готов принять Россию как личную судьбу.
С.Я. Георгий Николаевич, вы белорус и корнями своими тесно связаны с самым близким России государством. Не скрою, я большие надежды возлагаю на братский нам народ, с уважением отношусь к Белоруссии с молодых лет, когда довелось мне там работать. То, что делает Белоруссия и её президент А.Г.Лукашенко сегодня, созвучно моим представлениям о союзном государстве. Как вам видится нынешнее положение Родины?
Г.В. Да, я родился и вырос в Минске, в Белоруссии. И по-прежнему, несмотря на все обстоятельства политики, так и не научился делить Родину на две части: на Белоруссию и Россию. Я люблю Белоруссию и горжусь принадлежностью к белорусскому народу. Люблю и горжусь тем, что живу и служу памяти А.С.Пушкина и Пушкиногорье. И если что-то хорошее удается сделать, это делается во славу и благодарность Белоруссии и России.
В современной жизни Белоруссии многое меня радует. Власть создает возможность честно трудиться, препятствует неоправданному расслоению своего народа на безумно богатых и нищих, содействует развитию промышленности, сельского хозяйства, науки, образования, культуры. Пенсионеры и дети — по их жизни можно судить о политическом курсе страны и его приоритетах — достойно обеспечены по сравнению с иными категориями населения. Сохранено подавляющее большинство из настоящих социальных достижений минувших лет. Образование, здравоохранение, социальное обеспечение существенно эффективнее и гуманнее, чем в России.
Для славянских народов отношение к земле всегда было мерилом нравственности. В Белоруссии земля ухожена, это невозможно не заметить и не оценить. Строятся и воссоздаются порушенные храмы: церкви, костелы, мечети, синагоги, протестантские молельни. Белоруссия всегда была многоконфессиональной страной с развитой веротерпимостью населения. В этом, и не только в этом, смысле европейское наследие — часть древней культуры страны. Одним словом, сегодня белорусы действуют по старой русской поговорке: медленно запрягают, чтобы быстро ехать. И, думаю, в этом они правы.
Радует и то, что несмотря на присутствующее давление извне и часто необъективную кампанию в средствах массовой информации, Белоруссия сохраняет свои союзнические обязательства по отношению к России. Во многом благодаря мудрости и терпению народа и власти. Белорусам, как и псковитянам, приходилось века жить в условиях жестоких войн, неустройства, тяжких испытаний. Говоря о Белоруссии, сразу вспоминают Великую Отечественную войну, называют действительно ужасающие цифры потерь. Но и до, и после этой великой народной войны против фашизма, белорусы не кланялись стрелам, пулям и снарядам, защищая свободу своей земли и земель союзников, друзей и соседей. Это в характере, в исторической памяти, если хотите, в крови. И мне очень хочется, чтобы верность и терпение, два качества, присущие белорусам, качества, которые единственно только зависят от самого человека, были уважаемы, а не осмеяны.
Верю в то, что союзное государство России и Белоруссии когда-нибудь, действительно, будет. Для наших стран и народов сегодня главная задача — выжить, сохраниться, опираясь на свой исторический опыт, который имеется у них, осторожно перенимая то, что возможно позаимствовать. И это, пусть не близкий, но реальный путь к прочному союзу двух стран.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x