Авторский блог Антон Суриков 00:00 8 декабря 2004

НАСТОЯЩИЙ ПРЕЗИДЕНТ

0
| | | | |
Антон Суриков
НАСТОЯЩИЙ ПРЕЗИДЕНТ
В конце ноября московская политическая тусовка все свое внимание сконцентрировала на украинском кризисе. Однако даже на таком фоне не остался незамеченным визит в российскую столицу президента Венесуэлы Уго Чавеса. Суть этого визита состояла не только в его экономических результатах — в подписании документов о нефтяном сотрудничестве и в дискуссии о возможном приобретении Венесуэлой наших боевых вертолетов. Не менее любопытным было из первых уст ознакомиться с опытом Чавеса, который вот уже шесть лет противостоит всей мощи США, проводя собственный экономический и политический курc и при этом сохраняя демократическую выборную систему. Именно возможность противостояния американскому диктату при наличии политической воли у руководства страны президент Венесуэлы всеми силами пытался донести до Кремля, российской политической элиты и общественности.
Автор этих строк оказался в числе приглашенных в Институт Философии РАН. Там 26 ноября состоялась лекция, а затем беседа в узком кругу с Чавесом, являющимся сегодня флагманом не только антиглобалистского движения, но и лидером такой сверхвлиятельной организации, как ОПЕК. Четырехчасовая встреча была организована директором Института проблем глобализации Борисом Кагарлицким при поддержке венесуэльского посольства. Чавес произвел очень сильное впечатление. Без всяких сомнений — это яркая неординарная личность. Одним словом, настоящий президент, венесуэльцам можно только позавидовать.
Наряду с субкоманданте Маркосом из мексиканского штата Чьяпос и харизматическим фермером, французом Жозе Бове, президент Венесуэлы является одной из икон современного движения противников глобализации, а по сути, строительства мира по американскому лекалу. Но в отличие от других антиглобалистов он является действующим, законно избранным лидером страны, обладающей огромными запасами нефти и занимающей важное стратегическое положение на Американском континенте. Чавес пришел к власти на волне массовых народных выступлений против неолиберальных реформ, которые проводили венесуэльские единомышленники Гайдара и Чубайса. В 1989 году спровоцированные ростом цен и отменой субсидий волнения в бедных кварталах городов были жестоко подавлены властями с применением оружия. Возмущенные произошедшим офицеры и солдаты создали группу MBR-200, которая в 1992 году попыталась захватить власть. К сожалению, неудачно. Полковник-десантник Чавес — лидер MBR-200 оказался за решеткой, однако это лишь придало ему популярности. В то время как официальная парламентская оппозиция проявила полное бессилие, не сумев противостоять неолиберальному курсу властей и систематической коррупции в аппарате власти, Чавес стал восприниматься как человек действия, способный радикально изменить положение дел. В декабре 1998 года на всеобщих выборах он был триумфально избран президентом Венесуэлы. Провозглашенный им новый курс получил название Боливарианской революции — в честь основателя латиноамериканской независимости Симона Боливара. В отличие от некоторых своих коллег-президентов в других странах Чавес, придя к власти, не стал окружать себя вороватыми убожествами, а напротив, собрал энергичную команду экспертов, широко привлекая в нее интеллектуалов. Именно эта команда своей самоотверженной работой обеспечила многие последующие успехи. Политика Чавеса предполагает целевое использование нефтяных богатств страны для повышения жизненного уровня, развития образования и здравоохранения, создания новых производств и — что самое важное — реального доступа к политическому процессу основной массе населения.
Как показал предшествующий опыт Венесуэлы, само по себе поступление нефтедолларов не решает этих проблем. В отличие от "монитаристской системы", применяемой в России (а в Кремле, как известно, убеждены, что, кроме монитаризма гайдаровского толка, нет другой экономики), доходы от экспорта идут не на стерилизацию денежной массы в целях борьбы с инфляцией, не на создание стабилизационных фондов в американских банках и ценных бумагах, а непосредственно на социальные программы и программы развития, которые осуществляет как само государство, так и венесуэльский бизнес на основе льготного государственного кредитования. В этом плане экономический курс Чавеса есть прямая противоположность нынешнему курсу Кремля. И об этом достаточно четко рассказывал Чавес. В Венесуэле резко увеличены затраты на образование — с менее 3% ВВП к моменту прихода Чавеса к власти, до 7% ВВП в 2004 году. В результате резко улучшилось качество государственных школ, и родители получили возможность экономить деньги: меньше учеников отправляются в частные школы, прекратились поборы в государственных школах, хотя раньше в Венесуэле это практиковалось так же, как и у нас. В школах были введены бесплатные завтраки, что стало серьезной помощью для бедных семей.
Программа Чевеса не предполагает экспроприации и национализации частной собственности. Однако был взят курс на расширение общественного сектора преимущественно за счет создания новых предприятий, которые будут способствовать модернизации экономики и её структурной перестройке. Появилась система микрокредита для людей, пытающихся начать малый бизнес или создать кооперативы. Главное был наведен порядок в нефтяной отрасли. Государственная нефтяная компания Венесуэлы PDVSA откровенно разворовывалась, большая часть выручки шла всевозможным частным субконтракторам или прожиралась огромной управленческой бюрократией внутри компании. После того, как Чавес взял компанию под реальный государственный контроль, она дала в 2004 году дополнительно 4 млрд. долларов США в бюджет страны.
Проводимые Чавесом меры вызвали резкое недовольство Вашингтона и активное сопротивление местной олигархии, следствием чего стала попытка государственного переворота в 2002 году, за которой стояло ЦРУ. Но Чавес, уже арестованный и вывезенный из президентского дворца, был возвращен к власти массовыми народным выступлениями. Однако враги Чавеса не успокоились. Когда администрация PDVSA почувствовала, что будет всерьез прекращено воровство, она попыталась остановить работу компании, прибегая к саботажу и пытаясь организовать "директорскую забастовку" с помощью карманных профсоюзов. Однако эти усилия тоже провалились, приведя лишь к радикализации курса Чавеса. В огромных зданиях, где раньше сидели бюрократы, разворовывавшие компанию, сейчас создан новый университет, а над нефтяными операциями установлен жесткий государственный контроль. И здесь мы можем констатировать: имеется прямое противоречие утверждениям Кремля о том, что нечего, мол, заниматься государственными инвестициями, поскольку "их все равно разворуют". Показательно, что даже после попытки переворота Чавес не прибег к репрессиям против оппозиции, не стал мстить своим политическим противникам. Принципом Боливарианской революции, по словам Чавеса, является сохранение и расширение гражданских свобод. Оппозиционная пресса и телевидение пользуются всеми правами, ведя постоянную кампанию против президента. У нас в России рот независимым СМИ затыкают последовательно и целенаправленно. В Венесуэле же из 5 телеканалов — 3 оппозиционные. Причем позволяют они себе гораздо больше, чем НТВ и TV6 в самые лучшие для них времена. Оппозиция удерживала муниципальную власть в ряде крупнейших городов, включая столицу. Полиция Каракаса регулярно разгоняла митинги в поддержку президента. Только осенью 2004 года на муниципальных выборах сторонники Чавеса сумели завоевать большинство в столице. При этом не было даже со стороны оппозиции обвинений в подтасовках. Фальсификация выборов — старая традиция не только в России и на Украине, но и в Латинской Америке. Однако правительство Чавеса сознает, что любое подозрение в чем-то подобном может стать поводом для серьезного кризиса. Именно потому специально реорганизована избирательная система — таким образом, чтобы сделать ее прозрачной. В бывшем Советском Союзе мы привыкли к референдумам, проводимым президентами для продления и расширения своих полномочий. Боливарианская конституция, принятая в Венесуэле в годы правления Чавеса, напротив, предусматривает возможность проведения референдума о досрочном отзыве президента республики. Оппозиция этим правом воспользовалась. Показательно, что первоначально при сборе подписей были обнаружены многочисленные нарушения. У нас этого оказалось бы достаточно, чтобы похоронить идею референдума в зародыше. Напротив, венесуэльские власти дали оппозиции дополнительное время, чтобы исправить ошибки и заново собрать подписи! Надо сказать, что в последнем случае Чавес возражал, но Избирком его не послушал, что лишний раз показывает существование демократии с независимыми институтами. Оппозиция провела в уходящем году референдум, однако не смогла набрать большинство голосов. Многочисленные западные наблюдатели, в том числе и враждебные Чавесу, подтвердили демократизм референдума. Именно это больше всего деморализовало оппозицию. А американцы изучали итоги голосования, что называется, под лупой, но никаких серьезных нарушений не нашли.
Разительной является и внешняя политика Чавеса, снискавшая ему заслуженный авторитет и популярность во всем мире. Чавес не рассматривает Вашингтон как всемогущий и всепроникающий глобальный "центр", которому надо кланяться и униженно просить "ярлык" на княжение и принятие любого сколько-нибудь важного решения. Он не боится позиционировать свои национальные интересы в противовес Вашингтону и выступать, если того требует обстановка, с резкой критикой "гегемона". И "гегемон" ничего не может поделать с непокорной страной и ее руководителем. Трудно представить, чтобы он вдруг начал говорить о неких неведомых силах, "объявивших нам войну", не называя эти силы по имени. Чавес любит цитировать слова Симона Боливара, сказанные еще 180 лет назад: "США под флагом свободы несут нам нищету и бесправие". Не скрывает Чавес и своего глубокого уважения к кубинской революции, к Фиделю Кастро, к Эрнесто Че Геваре. Несомненной личной заслугой президента Венесуэлы стала резкая активизация деятельности ОПЕК в последние годы. Наконец, Уго Чавес активно поддерживает Всемирный социальный форум и антиглобалистские движения, как в Латинской Америке, так и по всему миру. А богатейший политический опыт, накопленный за последние годы в Венесуэле, может быть полезен далеко не в одной лишь Латинской Америке, но и у нас в России. Обо всем этом Чавес рассказывал очень ярко и образно. И он не преувеличивал своих заслуг, а главный упор сделал на роль "своей команды", которая успешно отстаивает национальные интересы. В беседе со мной Чавес особо выделил, что основа успеха любого политического руководителя в силе воли, убежденности в правоте своего дела и мощной связке с собственным народом.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой