Авторский блог Александр Лукашенко 00:00 27 октября 2004

"МЫ ЖИВЁМ НЕ ПО ЧУЖИМ РЕЦЕПТАМ!"

0
| | | | |
Александр Лукашенко:
"МЫ ЖИВЁМ НЕ ПО ЧУЖИМ РЕЦЕПТАМ!"
Угроза "блокады Беларуси", бесцеремонно прозвучавшая на днях из уст Дж. Буша, столь симпатичного В. Путину, — еще одна отчаянная, но безуспешная попытка Запада подчинить себе самое независимое славянское государство и его безусловного лидера Александра Лукашенко. Победив на референдуме, он получил в ответ традиционный набор цэрэушных провокаций — от проплаченных сборищ "оппозиции" и телевизионной истерии до прямого давления на непокорную Беларусь и оскорбительных выпадов лично в свой адрес. Между тем, Лукашенко спокоен, собран, уверен в себе и в своей политике. В этом легко убедиться, ознакомившись с приводимыми ниже фрагментами его пресс-конференции для представителей региональных СМИ России, прошедшей 13 октября в Минске, о чем мы уже сообщали в прошлом номере "Завтра". Рядом опубликованы поэтические впечатления нашего корреспондента от поездки в эти же дни по Гомельской области, а также рассказ о переписке президента Республики Беларусь с редакцией известного русского литературного журнала "Наш современник".
Я ВАМ ОЧЕНЬ БЛАГОДАРЕН, что вы побывали у нас в самых проблемных регионах — в Гомельской области, подвергшейся радиоактивному загрязнению после катастрофы на Чернобыльской атомной станции. Практически 80% радиоактивных осадков выпали именно там. Для нас это беда, это тяжелая ноша, которую мы тянем в одиночку уже не один десяток лет. В первые годы после катастрофы во времена Советского Союза кое-что начали делать. А потом это бремя легло на плечи одного государства, ни в чем, кстати, не повинного — мы эту станцию не строили, ее не эксплуатировали, и мы ее не взрывали.
Вы посетили недавно введенный в строй Гомельский центр радиационной медицины. Это один из примеров, когда объект стоимостью более 100 миллионов долларов во времена Советского Союза был начат, фундамент только заложен, а затем брошен. Мы его построили в одиночку. Но хорошо сознаем, что "беда на всех одна", и мы там обслуживаем людей и из России, и с Украины, которые пострадали от катастрофы на Чернобыльской станции.
Я в курсе того, что вы побывали на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе. Это не лучший наш завод, он занимает второе место, самый мощный и самый эффективный завод у нас — на севере, в Новополоцке. Но символично то, что это белорусско-российское предприятие. Оно первым было акционировано вместе с россиянами, это первенец белорусско-российского сотрудничества, который родился после того, как мы подписали соглашение о Союзе Беларуси и России, а потом — Договор о Союзе Беларуси и России.
Хорошо, что вы побывали в Турове — месте, откуда мы все с вами "пошли". Это — центр православия. У нас принята программа развития вот таких малых городов и поселков городского типа. И за десять лет мы подняли эти городки и производство в них. Практически все предприятия в таких городах, процентов 95, восстановлены и модернизированы. И у нас теперь есть возможность поднять эти города и поселки на новый уровень. Конечно, их надо газифицировать. За пять лет мы закончим газификацию. Мы сегодня очень эффективно работаем над экономией энергоресурсов, потому что это недешево нам стоит. С газом проблем не будет. Российская Федерация заинтересована в расширении рынков сбыта своего газа. Но, конечно, — вопрос цены. Цена на газ все время будет расти. И мы к этому в Беларуси готовы, вплоть до мировых цен.
ВАМ РАССКАЗАЛИ О РАЗВИТИИ БЕЛАРУСИ. Не хочу повторяться, скажу только одно — три года тому назад мы достигли в промышленности уровня Советского Союза. Спустя год мы вышли по ВВП на уровень советских времен. В прошлом году у нас уже был прирост к уровню Советского Союза 8%. В этом году рост ВВП составил больше 10%.
Как все-таки Беларуси удалось спасти экономику и производство? Шли "от земли", ничего не выдумывали. Мы слышали многие рыночные предложения, вплоть до полной приватизации, раздачи за деньги, за ваучеры или без денег. Мы всё это знаем, всё опробовали. Но мы экспериментировали. Если были какие-то новые веяния, мы сначала на отдельном предприятии проводили эксперименты и очень отслеживали ситуацию: во что это превращалось? Мы видели, что это не может дать нам такую скорость, которая нам нужна в модернизации. Поэтому мы не шли на приватизацию там, где она не приносила результаты.
И вообще, мы не проводили и не проводим приватизацию огульно. Мы очень точечно ведем приватизацию. Если какой-то интерес у инвестора есть к какому-то предприятию, мы рассматриваем этот вопрос. Если инвестор готов соблюдать 20-25 условий, которые мы ставим при приватизации предприятия, — пожалуйста, приходите. Если вы не готовы соблюдать эти условия — до свидания. Нам не нужна приватизация, чтобы возник один олигарх и небольшие олигархи вокруг него. Это народное предприятие, и это не принадлежит, не может принадлежать какому-то одному человеку. Тем более вы знаете, как шла эта приватизация: предприятия вели к банкротству, останавливали и говорили: "Вот, пожалуйста, хотите, мы вот это возьмем, а этого нам не надо". И этим путем шли, особенно в Российской Федерации. Мы этим путем идти отказались.
Это одна из причин нападок на Беларусь и на меня, в том числе и со стороны российских предпринимателей и бизнесменов. "Вот не отдает, и все". Я действительно ничего никому не отдаю. А продать — пожалуйста. За хорошую цену. Просто так никто ничего отдавать не будет.
Это к вопросу споров вокруг "Белтрансгаза", который "Газпром" хотел бы "прихватить", иначе не скажу, практически за бесценок. За то, что стоит 5 миллиардов долларов, нам предлагают 600 миллионов. Но это государственная собственность, и раз мы не хотим, с этим надо согласиться.
ЧТО КАСАЕТСЯ НАШЕГО ДОЛГА в 300 миллионов — это относительный долг. Это МВФ перечислил нам в первый год моего президентства. Не знали еще, какой будет Лукашенко. Я так полагаю, что это был такой шаг, чтобы Лукашенко все-таки следовал курсу МВФ, который он активно проводил в России. И они увидели, что я не пойду на такой обвальный путь, который уничтожает экономику страны, — мы сейчас уже поумнели, видим, как в Латинской Америке политика МВФ просто обрушила экономику и эти государства. Да и что бы было в России, если бы не всплеск цен на энергоносители, — вы тоже можете себе представить. Вот, пожалуйста, — путь МВФ.
Мы этим путем не пошли. Непросто было. Признаюсь честно: когда весь мир "гудит", что надо так, а ты делаешь иначе — порой было страшно. И меня спасало только одно: когда мне было очень тяжело, и то, что мне рекомендовали, и Россию в пример приводили, когда я уже начинал беспокоиться, я ехал к людям, на Полесье, и я мог долго, неделями жить у людей, смотреть, как они живут, и меня это останавливало. Я видел: то, что мне предлагают, не ложится на нашу грешную землю и не воспринимается нашими людьми.
И я отказался идти путем МВФ. И когда они меня начали "давить", я отдал распоряжение не трогать ни цента, ни доллара, чтобы не упрекали, что мы за их счет живем. Сегодня эти деньги — до цента! — размещены в иностранных банках. Мы ни копейки оттуда не взяли.
Мы считаем, что инвесторы и прочие кредиты — это хорошо, но надо смотреть, на каких условиях. Нас условия не устраивали, и мы жили за свой счет.
В ФЕВРАЛЕ 1996-ГО ГОДА Я В ОТКРЫТУЮ, с расчетом на поддержку России, заявил, что нам надо всячески противостоять расширению НАТО на Восток. Тогда ни Ельцин, ни руководство России не поддержали такую позицию. Сегодня я бы уже не сказал, что Россия заявляет о том, что расширение НАТО на Восток — это чуть ли не благо или “ничего страшного, будем сотрудничать”. Даже в центральных СМИ у вас все чаще и чаще говорят, что самолеты летают в Прибалтике, контролируют территорию. В следующий раз мы вам покажем: прямо у границы нашей территории, считай, нашего общего Отечества — Беларуси и России, построены вышки электронного слежения за нашей территорией.
И имейте в виду: мы ведь защищаем в Беларуси не только себя — мы защищаем и вас. И как бы нам трудно ни было, мы будем всегда вас защищать, даже если вы нам сегодня не помогаете создавать оборону здесь. И было бы аморально, если бы мы вас не защищали. Мы же танки не пропустим, грубо говоря, через Беларусь, чтобы они спокойно двигались в направлении Москвы. Так никогда не было в истории. И так никогда не будет. В этом вы должны быть уверены. Но желательно, чтобы Россия обратила внимание, что Беларусь — это форпост здесь. И мы, конечно, будем делать все, чтобы защищать Россию.
Сегодня уже идет новый этап: американцы базы из Германии перемещают в Польшу! Переводят ВВС, ПВО в Польшу, самые современные. Зачем?! Мы же не собираемся ни на кого нападать, воевать — ни Россия, ни Беларусь. Может, у них есть какой-то интерес к нашей территории — Беларуси и России? Думайте сами.
С БЮДЖЕТОМ У НАС СИСТЕМА ТАКОВА. Правительство разрабатывает проект бюджета вместе с территориями, губернаторами. До тех пор, пока губернаторы не завизируют проект бюджета, он не может быть положен на стол президенту. Каждый губернатор должен получить то, что он считает нужным. Идет притирка, где-то какие-то уступки и так далее. Затем они все приходят к президенту с этим проектом. И если там есть какие-то нюансы, конечно, губернатор мне об этом скажет. Они знают, что для меня губернатор — центральная фигура в государстве. Хорошо в областях — и в стране будет хорошо. Пришли, мы обсудили, и тогда я даю "добро" на то, чтобы проект бюджета был направлен в парламент. И уже парламент — там нет таких драк, дележки, потому что в регионах документ уже проработан и завизирован губернаторами. А откуда у нас депутаты? С территорий. У нас нет пропорциональной системы выборов. У нас мажоритарная система. Я не приемлю в данный момент никакой пропорциональной системы в Беларуси. Мы от этого отказались. 100% депутатов — от народа, от людей. Я публично несколько раз и обращался, и просил: власть не надо путать с "мешком денег" — или ты предприниматель, или ты политик. Политика не может быть перепутана с бизнесом. Как только это получается, будет пример как с "ЮКОСом". Поэтому я категорически против.
Поэтому нет у нас острых межбюджетных отношений. Более того, все уже привыкли к тому, что если регион хочет получить дополнительное финансирование из бюджета, — положи на стол программу или бизнес-проект. Вот ты хочешь развить какое-то производство, оно очень нужно, социально ориентировано. Если такая программа есть, мы берем и активно помогаем или на 100% финансируем этот проект. А просто так отдать? Ну отдал, поделят... Я не говорю, что разворуют. У нас это исключено. Чтобы из бюджета деньги кто-то стащил — в последние годы просто не помню такого случая. Но тем не менее мы и так просто не можем отдавать. Деньги надо зарабатывать. Другое дело, что мы не изымаем эти деньги у территорий, у регионов. Они остаются там.
МЫ ОЧЕНЬ ДОРОЖИМ СОЮЗОМ БЕЛАРУСИ и России. Очень дорожим! Несмотря на противоречия какие-то, разногласия, они были и есть, и они будут. Но мы ведь умеем решать возникающие вопросы, преодолевать препятствия, которые иногда возникают перед нами, президентами. По-моему, мы это демонстрируем. И это искренне. Личные отношения с Владимиром Владимировичем у нас всегда были хорошие. И будут всегда хорошие. Потому что мы не видим своего будущего без России, и Россия — только в жутком сне может увидеть, что она потеряет Беларусь. А вот американцы озаботились демократией в Беларуси, приняли "Акт о демократии". Прочитаешь его — вмешательство во внутренние дела и давление на республику. Какой эффект? Процентов как минимум семь они мне добавили. Вот и все.
Поэтому, поверьте, что ушли те времена, когда кто-то на кого-то... Да сегодня внутри России не везде возможно сделать так, как хочет центр! Михаила Евдокимова избрали вопреки или по воле? Вопреки. Вот избрал народ, и всё, хочется кому-то или не хочется. Поэтому надо отходить от этих штампов. У нас ведь, в России, в Беларуси, образованные люди, умные, самолюбивые и гордые. Нормальный человек — поддержат. Ненормальный — извините. И никакой административный ресурс в этом плане не поможет.
Но мы дорожим нашими отношениями с Россией. Еще раз подчеркиваю: мы без России не видим своей жизни, как и Россия.
НАСЧЁТ СЛУЧАЕВ, КОГДА ЧЕХИЯ, ГРЕЦИЯотказывали в визах нашим должностным лицам. Ну и что, Чехия и Греция делали это по своей воле? Да Чехия и Греция давно уже ничего не решают. За них решают в Брюсселе и в Вашингтоне. Вот им продиктовали — и мы это знаем — и они отказали во въезде нашим должностным лицам. Не пустить на Олимпиаду руководителя нашей олимпийской делегации — это дикость и тупость! Такого в советские времена не было, они ж нас все время критиковали: мы — закрытая страна, у нас тут заборы, железобетонные стены и так далее. А сами как поступают? Под надуманным предлогом, чтобы обязательно где-то нас подковырнуть, зацепить и показать в худшем свете. То же самое и ЕС.
США, красноречивый недавно был факт — они отказали во въезде нашим, из Беларуси, наблюдателям за их президентскими выборами. Когда меня проинформировали об этом, я спросил: сколько американцев приехало к нам для наблюдения на выборах? Уже 50, приедет больше. Я говорю: всех отправим отсюда. Мы просто их не пустим в страну (как и они), если они запретят наблюдать нам на выборах в США. Всё — они отступили, мы отступили. Это ситуация на сегодняшний день. Как они себя поведут? Американцам мы ответим адекватно. Потому что это они принимают решения, не Греция и Чехия.
О НАШЕЙ МОДЕЛИ социально-политического устройства. Знаете, если бы мы смогли ту модель, которая у нас есть, и тот уровень, который мы достигли, точнее, ту динамику, которую мы имеем, на этом уровне закрепить, мне больше желать ничего не надо. Что больше надо для государства, для руководителя, для людей? Предприятия работают, продукция их востребована на рынках. Немножко бы больше денег — мы бы быстрее модернизировали предприятия. Но кто его знает, много денег — это разврат. Это развращает и государство, и людей. Лучше, когда денег чуть-чуть не хватает, тогда человек стремится их заработать.
У нас действительно немножко не хватает денег. Надо их заработать. Тем более, есть такая возможность.
Дальше. У нас относительно спокойно в стране. У нас нет межнациональных противоречий. У нас живут около сотни национальностей. Вы хоть один факт слышали, чтобы кто-то на кого-то там? Нет этого. У нас нет межрелигиозной розни. 26 конфессий. Католики, православные, мусульмане, иудеи, буддисты и так далее. Мы никому не препятствуем. Но, не дай Бог, кто-то нарушит закон, они четко понимают, что за этим последует. Мы это пресекаем немедленно.
То есть человеку у нас жить комфортно. Женщина вечером может спокойно — это удивляет москвичей — в Минске, в Гомеле, в Мозыре или Турове, если ей захотелось, выйти на улицу с маленьким ребенком, и она гарантированно уверена, что ее никто пальцем не тронет. Что может мать больше желать для своих детей?
То есть страна движется в нужном направлении. Модель, которую мы когда-то избрали, она нормальная. Мы это видим сегодня. По крайней мере есть результат. Издержки всегда будут, это естественно... И я не думаю, что вы в "глубинке" развиваетесь по иному пути, нежели Беларусь. По крайней мере в умах у вас — эта модель. Она для вас понятна.
МЫ СЕЙЧАС РАЗРАБАТЫВАЕМ ГЛОБАЛЬНУЮ программу поддержки села. Допустим, строительство жилья на селе. Когда-то мы пошли от простого: мною было поручено каждый год в каждом сельскохозяйственном предприятии — колхозе, совхозе — строить по 5 домиков. Есть 20 хозяйств в районе, в них по 5 домиков — минимум! — за счет бюджетной помощи, кредитов. 100 домиков на район. Это значит 100 специалистов и хороших механизаторов, доярок, телятниц — в село. Притом идут же специалисты, которых у нас не хватает.
На основании этого в программе будет разработано одно из направлений — строительство жилья на селе. Плюс строительство дорог, газификация, создание агрогородков.
Кстати, самое главное — мы сохраняем крупнотоварное производство. Мы не будем на куски резать землю. У нас это не прижилось. Наоборот, количество фермеров у нас сокращается — они не выдерживают конкуренции с крупными хозяйствами. Но мы их не разрушаем. Поддерживаем. Однако они объективно не могут конкурировать с крупными хозяйствами. И у вас эта дележка земли ни к чему не приведет, и не нужно этого делать — у нас люди привыкли жить уже не на хуторах, а в крупных селах и работать вместе.
В этом году мы вырастили приличный урожай, за последние 20 лет у нас не было такого урожая. Но мы бы его собрали, как на Украине, только наполовину, если бы мы в свое время, пять лет назад, не спохватились и не создали целый шлейф новых машин и особенно новых комбайнов. "Енисея" нет, "Нивы" нет, "Дона" нет — пять лет назад эти предприятия вообще были остановлены, сейчас вроде немножко начали выпускать комбайны. Мы вынуждены были свой создать комбайн. И мы "именем революции" за три года сделали комбайн, на четвертый год — другой комбайн, потом с немцами — третий комбайн. Мы сегодня в Беларуси имеем три-четыре вида зерноуборочных комбайнов собственного производства. Продаем в Россию, Казахстан, на Украину. То есть это одно из направлений — новая техника на селе. Это все будет сведено в программу.
Чтобы в селе решить проблемы, надо найти честных, порядочных руководителей. Есть руководитель — будет хозяйство. Нет руководителя — ты туда хоть всю Россию свези, деньги туда вложи, они все равно прахом пойдут. Должен быть лидер, руководитель. Крестьяне привыкли видеть во главе своего коллектива деятельного, умного, толкового лидера. Если такой будет, значит, будет хозяйство.
ЧТОБЫ БЫЛА ЭФФЕКТИВНОЙ ВЛАСТЬ, надо выстроить систему. И я ее начал выстраивать. Да, — я нигде это не скрываю — в Беларуси власть авторитарна. А что, она в России не авторитарна? Вы несколько другими методами это выворачиваете, я более открыто это делаю. Я искренне и откровенно выстроил эту систему. Верховный Совет ее не принял. Народ с меня спрашивает ("мы же тебя избрали"), а я ничего сделать не могу. Вы понимаете? Я собрал группу юристов для написания новой редакции конституции. Кстати, и российских юристов пригласил, они высказали свою точку зрения. Мы сделали свою конституцию, которая нам подходила. И Верховный Совет выдвинул свою конституцию. У нас три или четыре варианта проекта конституции было на референдуме. Вот, пожалуйста, народ: читай и голосуй.
Народ принял эту конституцию. И конфликт, который приводил к очень серьезным столкновениям "наверху", мы в общество не перекинули. Народ поддержал предложенный мной проект конституции.
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СЕБЕ? НЕТ ПРОБЛЕМ. Жена моя работает обычным специалистом, путевки выдает в районе. Старший мой сын работает руководителем одного из отделов на государственном предприятии "АГАТ" — наукоемкое предприятие, работает половину на "оборонку", половину — на гражданские цели. Младший мой сын служит в пограничных войсках специального назначения, заканчивает службу. Вот думаю, куда его девать. Не потому, что его некуда деть, но стараешься так его устроить, чтобы поменьше меня критиковали, что у меня уже дети какие-то "крутые". Это особая моя забота, и я очень аккуратно к этому отношусь. Я их, конечно, держу возле себя, начиная с хоккея. Хотя их вижу очень редко (чуть ли не только на хоккее), но чувствую, что они всегда рядом, потому что они живут в той же резиденции, где и я, рядом, метров 50 от моей официальной резиденции. Я привык, чтобы мои дети жили всегда рядышком со мной. Мама моя тоже живет рядышком — там же, где и дети. Обычная жизнь. Я хочу, чтобы вы не смотрели, как принято смотреть на детей других президентов. Это обычные дети, у которых мало того, что самоограничения высокие, так и я же ограничиваю их.
Ну и потом вы же видите, давайте так откровенно, нет у нас этого "царства" со стороны президента. У нас нет этой вот отстраненности президента от общества. Вот резиденция, где мы с вами разговариваем, — пожалуйста, ни заборов, ничего нет. Открыли окно, посмотрели — обычные, небронированные окна.
Все обычно. Абсолютно обычно. Как было в советские времена. А у нас, в Беларуси, руководители были очень хорошие, они были близки к народу. И мы стараемся эту традицию поддерживать. Хотя время бросает много вызовов в плане безопасности главы государства, мы пока удерживаемся от того, чтобы ограждать себя, в том числе и высокими заборами, от людей.
Денег у меня нет точно, хоть меня пытаются как-то упрекнуть. Недавно подкинули из России, в Интернет вкинули, что "у Лукашенко — 11 миллиардов долларов". У Ходорковского — меньше. А у Березовского — в 10 раз меньше... Люди сразу сообразили — ну как это можно украсть два государственных бюджета? Люди что, два года не ели, не пили ничего? И как можно в Беларуси украсть, если нет приватизации?
Но это тоже в мою пользу. В Беларуси никто не поверит, что Лукашенко может у кого-то что-то чужое украсть. Это — принцип. Ведь в Беларуси, что там греха таить, сколько больших начальников в тюрьму село — за коррупцию. Но если ты берешься за кого-то, то ты сам должен быть чистым.
ЧТО КАСАЕТСЯ ЧИСТОТЫ, ПОРЯДКА И ПРОЧЕЕ. Я ничего не выдумывал. Знаете, в Советском Союзе был такой термин — "инициативным образом". В начале же 90-х мы двинулись к рынку: шаг ступил — плати, шаг ступил — плати. Человеку на улице надо порядок навести, забор в порядок привести — плати. Почему — плати? У нас что, леса мало, в России и Беларуси? Достаточно. Делаем просто. Если жители не могут сами, мы им распилили, сделали рейку, сделали столбы, привезли — делай. Не сделаешь — за твои деньги сделаем. Вот тебе краски две банки — крась. То есть мы денег на это тратим самый минимум — только для того, чтобы распилить и подготовить материал. У нас в каждом колхозе, совхозе есть своя пилорама, мы их задействуем. Это как пример.
Что касается дорог. Порядка миллиарда долларов мы тратим в год для поддержания и строительства новых дорог. У нас есть дорожный фонд, мы концентрируем там средства, потом выбираем основное и строим. Вот вокруг Минска мы строили кольцевую дорогу. В России ее стоимость — около 200 миллионов долларов, у нас она обошлась меньше 100 миллионов, потому что считать всегда надо, и в руках держать эти деньги, чтобы не растащили. Железно это надо контролировать. Поэтому нам миллиард долларов рачительного использования дает возможность поддерживать все эти дороги.
ПЕРЕДАЙТЕ, ЧТО "БАТЬКА" ДЕРЖИТСЯ и будет держаться. И поверьте, даже нам, людям уже не совсем молодым, предстоит увидеть не просто наши более тесные отношения, а что мы будем жить как единое целое. Только бы к этому не прийти через горе и лишения. К сожалению, в истории часто бывает: нас сначала раздавят, поубивают каждого третьего, четвертого, а потом мы опомнимся: "Да, надо было вместе, тогда бы противостояли". Мы все равно любую битву выиграем, но какой ценой? И потом после этого мы уже объединялись. Надо сделать это раньше, чтобы к нам никто не мог сунуться, на нашу землю, чтобы "они" уважали нас и боялись.
Мы никому ничего не сдадим. Будем все делать для того, чтобы сохранить нашу страну, наше Отечество.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой