Авторский блог Владислав Шурыгин-старший 00:00 11 февраля 2004

ТАМ, СРЕДИ БУРНОГО МОРЯ 100 лет подвигу крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец"

0
| | | | |
07(534)
Date: 11-02-2004
Author: Владислав Шурыгин-старший
ТАМ, СРЕДИ БУРНОГО МОРЯ 100 лет подвигу крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец"
КОНЕЦ ЯНВАРЯ 1904 ГОДА. ДАЛЬНИЙ ВОСТОК. Низкие тревожные тучи наплывали с моря на корейский порт Чемульпо, в котором стоял четырехтрубный российский крейсер " Варяг". Его белая окраска контрастировала с мрачными сопками, с окрашенными в серые и темные тона кораблями других стран. ( То были английский крейсер " Тэлбот", французский крейсер "Паскаль", итальянский крейсер "Эльба", японский крейсер "Чиода", американская канонерская лодка "Виксбург"…). Чем объяснить такой "интернационал" военных кораблей в корейском порту Чемульпо? Прежде всего тем, что на Дальнем Востоке практически уже вызрела большая война. У каждого из хищников были свои интересы. Япония торопилась захватить Корею, как плацдарм для будущих действий в Манчжурии и Порт-Артуре против России. Ей нужны были Сахалин и русское Приморье. Америка, Англия, Германия, обеспокоенные ростом русского влияния в Китае и Корее, сделали все, чтобы война состоялась. Готовилась к войне и Россия. Достаточно сказать, что для нее на иностранных верфях строилось 70 кораблей, большинство из которых — военные. В частности, бронепалубный крейсер "Варяг" был построен в далекой Филадельфии. 2 января 1901 года по распоряжению Главного Морского штаба России над ним были подняты вымпел и Андреевский флаг. Первым командиром крейсера был капитан 1 ранга В.И. Бэр, и этому человеку мы должны отдать должное. Он принимал корабль при строительстве (что это значит— моряки знают), сколачивал первый его экипаж. Под его командованием весной 1901 года крейсер совершил океанский переход в 5000 миль из Америки в Россию и 3 мая отдал якорь на Кронштадтском рейде. Конечно, можно рассуждать о крутом нраве первого командира "Варяга", но в том, что он был превосходным моряком и мужественным человеком, сомневаться не приходится. Жизненный путь В. Бэра оборвался 14 мая 1905 года в Цусимском бою. Он погиб вместе с броненосцем "Ослябя"…( "…Командир Бэр, несмотря на разгорающийся вокруг него пожар, не покидал своего мостика. Для всех стало ясно, что он решил погибнуть вместе с кораблем. Казалось, все его заботы теперь были направлены только к тому, чтобы правильно спасались его подчиненные. Держась руками за тентовую стойку, почти повиснув на ней, он командовал, стараясь перекричать вопли других: "Подальше от бортов! Черт возьми, вас затянет водоворотом. Дальше отплывайте!" В этот момент, перед лицом смерти, он был великолепен." А. Новиков-Прибой " Цусима".) Но никому не дано заглянуть в будущее. И крейсер " Варяг" недолго оставался на Балтике, он был переведен на Тихий океан. Капитан 1 ранга В.И. Бэр передал его капитану 1 ранга В.Ф. Рудневу…. Корабль этот по своим боевым характеристикам был сильнее любого из 12 японских крейсеров и 50 английских быстроходных крейсеров постройки 1885-97 гг. Он имел скорость хода — 24 узла, водоизмещение — 6500 тонн, вооружение — 12 орудий калибра 152 мм, 12 орудий 75 мм, 8-47мм. и два 37мм. На нем была применена новая схема защиты жизненно важных систем внутри корабля, установлена отечественная электрическая система управления огнем, благодаря которой старший артиллерийский офицер мог "дирижировать" огнем как всей артиллерии корабля, так и его отдельных орудий. На нем было шесть дальномерных постов, из которых два размещались на марсах, и новинка того времени — радиостанция Попова, которая, правда, имела дальность действия всего 14 километров и была рассчитана больше на будущее, то есть для связи с кораблями, которые предполагалось оснастить такой радиосвязью. Но были у "Варяга"и свои серьезные конструктивные просчеты. Орудия, размещенные на верхней палубе, для уменьшения общего веса корабля были без бронещитов и не укрывали комендоров от осколков… Экипаж состоял из 570 человек. Руднев командовал "Варягом" ровно два года.
Чуть больше месяца назад " Варяг" и канонерская лодка " Кореец" прибыли в Чемульпо для организации связи между Порт-Артуром и русским посланником в Сеуле А. И. Павловым.
Обычно, рассказывая о "Варяге", как бы невольно оставляют на втором плане канонерскую лодку "Кореец". Это был, хотя и устаревший (более 17 лет в строю), корабль, но на вооружении его, помимо мелкокалиберных пушек, было 1-152мм и 2-203 мм орудия. Экипаж его, состоящий из 179 человек, был великолепно сплаван и обучен, комендоры "Корейца" в 1900г. прославились меткостью стрельбы в бою с китайскими фортами Таку. Экипаж был отмечен георгиевскими наградами и пожалован серебряным сигнальным рожком с Георгиевской лентой. Командовал "Корейцем" сорокашестилетний капитан 2 ранга Георгий Павлович Беляев, кавалер четырех орденов.
Вот такие два российских военных корабля волею судьбы оказались в корейском порту Чемульпо. События, между тем, развивались так. 24 января (числа даются по старому стилю.— Авт.) 1904 г. слухи о том, что японский посланник в Петербурге известил русское правительство о разрыве дипломатических отношений, достигли Чемульпо. Об этом Рудневу сообщили командиры английского, французского и итальянского кораблей-стационаров. Руднев незамедлительно известил Павлова в Сеуле. Но посланник не счел нужным доверять слухам, хотя сам в течение двух недель не получал из Петербурга телеграмм и ответов на свои запросы. 25 января Руднев поездом выехал в Сеул на встречу с посланником. Он пытался убедить Павлова в бесцельности и опасности нахождения "Варяга" и "Корейца" в Чемульпо: " Западня вот-вот захлопнется…А пока корабли еще могут, взяв на борт русскую дипломатическую миссию, и под прикрытием ее флагов уйти в Порт-Артур".
Павлов с доводами Руднева не согласился. Единственное, о чем обещал подумать— отправить в Порт-Артур "Корейца" с донесением. Ночь на 26 января прошла тревожно. От русских моряков не укрылось то, что японский крейсер "Чиода", погасив огни, ушел с рейда. Но только к обеду от Павлова прибыл нарочный с пакетами для царского наместника и письмом к Рудневу: "…Сегодня вечером из секретных источников получено известие о том, что японской эскадре из нескольких военных судов предписано отправиться к устью Ялу и что высадка японских войск в значительном количестве в Чемульпо назначена на 29 января. Телеграмм никаких ниоткуда не получено."
В 15.20 " Кореец" снялся с якоря и извилистым фарватором пошел к морю. По выходе его встретила японская эскадра, в составе которой были крейсера и миноносцы. Японцы огня не открывали, но взяли "Кореец" в сопровождение двумя колоннами кораблей. Видя же, что российский корабль упрямо следует своим курсом, один из японских крейсеров пошел на пересечение его курса. Путь к Порт-Артуру отрезан. Беляев умелым маневром вырвался из "клещей" и повернул назад, к порту. Но выпускать его с миром не входило в планы японцев. Их миноносцы трижды атаковали его торпедами, от которых "Кореец" увернулся, но вынужден был дать два предупредительных выстрела из 37-мм пушки , а затем и вообще решительно пойти на таран нагло стеснявшего ему маневр миноносца "Хато".Тот избежал удара и пропустил "Корейца" в порт. (Впоследствии в своих официальных трудах японцы напишут, что первый выстрел войны прозвучал с русской стороны. И, разумеется, ни слова не скажут о выпущенных ими по русскому кораблю торпедах.)
Было недолгое совещание командиров российских кораблей, после чего было принято решение готовиться к боевым действиям. Затем Руднев направился на английский крейсер " Тэлбот" и командиру коммодору Бейли ( тот был старшим на рейде) заявил протест относительно незаконных действий японцев в порту и водах нейтральной Кореи. Бейли при встрече с японским адмиралом Уриу предупредил последнего о недопустимости каких-либо военных действий на рейде Чемульпо. Уриу, вежливо улыбаясь, сказал, что ничего не знает о нападении на "Корейца", что японцы никаких торпед не выпускали и огня не открывали, пообещал соблюдать международные законы и не препятствовать англичанам, французам, итальянцам и американцам в их перемещении по рейду и сообщении с берегом. Относительно русских военных кораблей такого заверения не прозвучало…
Всю ночь японские миноносцы, стоявшие в бухте, держали наши корабли под наведенными на них торпедными аппаратами, а русские комендоры дежурили у орудий. Команды спали не раздеваясь. Тогда никто не знал, что именно в эту ночь японские корабли нападут на русскую эскадру, стоявшую на Порт-Артурском рейде…
Утром 27 января (9 февраля по новому стилю) В. Руднев получил доставленный из русского консульства ультиматум Уриу, датированный 26 января: " Сэр, ввиду существующих в настоящее время враждебных действий между правительствами Японии и России, почтительно прошу Вас оставить порт Чемульпо с судами, состоящими под Вашей командой, до полудня девятого февраля 1904 года ( Уриу называл дату по своему японскому календарю-мейдзи. — Прим. автора) В противном случае, я принужден буду атаковать Вас в порту. Имею честь быть Вашим покорным слугою. С.Уриу. Контр-адмирал, командующий эскадрой императорского флота."
…В 10.45 на палубе " Варяга" была построена вся команда. Одетые в первосрочную форму пятьсот моряков слушали своего командира. Ветер трепал ленты бескозырок. Лица были внимательны и строги. Каждый понимал, что это утро и этот парадный строй на палубе родного крейсера могут быть последними в жизни. Перед строем звучал голос их командира Всеволода Федоровича Руднева:
"Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы сильна она ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сдадим крейсера и самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый выстрел должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать. С Богом, ура!"
Мощное "ура" прозвучало в ответ командиру. То же самое в эти минуты происходило и на " Корейце".
Вскоре под звуки российского гимна "Варяг" и "Кореец" снялись с якорей и двинулись на выход из бухты. Команды иностранных кораблей , построенные на палубах, с изумлением и волнением провожали идущих в бой. "Мы салютовали этим героям, шедшим гордо на верную смерть", — вспоминал впоследствии командир "Паскаля".
…Потом было открытое море. Против двух русских кораблей четырнадцать японских! Сигнал на мачте их флагмана: " Предлагаю сдаться!". Но в ответ на "Варяге", на стеньгах и гафеле гордо реяли Андреевские флаги, которые согласно Морскому уставу поднимались " в виду неприятеля". И начался неравный бой. Шесть крейсеров и восемь миноносцев Уриу, 182 орудия и 42 торпедных аппарата…Многократный перевес. Достаточно сказать, что если "Варяг" за час того жестокого боя ( начался в 11.45, закончился в 12.45) выпустил по врагу 1100 снарядов, то противник в его сторону ежеминутно посылал почти 200 снарядов. Рядом с "Варягом" и " Корейцем" поднимались и падали бесчисленные водяные столбы, раскаленные снаряды, визжа, ударяли по броневой палубе, взрывались и сносили наповал орудийную прислугу, коверкали орудия, сметали шлюпки, вентиляторы, надстройки. Но на место погибших комендоров становились комендоры другого борта, ни одно орудие не умолкало до тех, пор пока было цело, и пока был жив хоть кто-то из расчета. В первые минуты боя уничтожена основная дальномерная станция, выбыли из строя все дальномерщики, были убиты мичман граф Алексей Нирод и сигнальщик Гавриил Миронов. (Досадной и трагической особенностью ведения огня русскими артиллеристами было то, что наши бронебойные снаряды, пробивая броню, взрывались внутри, не оставляя внешнего признака попадания. Японские же снаряды давали черный разрыв, что позволяло корректировать стрельбу!). В том неравном бою героями были все. Артиллерийский офицер лейтенант С. Зарубаев и плутонговые командиры мичманы: П. Губонин (раненный в ногу), А. Лобода. В.Балк, А.Шиллинг, Д. Эйлер командовали ведением огня и сами, когда требовалось, становились вместо выбывших комендоров к прицелам орудий . Мичман Н. Черниловский-Сокол и руководимые им матросы обеспечивали бесперебойную подачу снарядов. Матрос Макар Калинкин, перевязав пробитую ногу, возвратился на свой пост подавать заряды. Он же участвовал в тушении пожара. Несмотря на рану лица, не покинул свой пост при подаче снарядов матрос Варфоломей Макаровский. Матрос Дорофей Мусатов встал в поредевший расчет уцелевшего орудия. Когда взрывом японского снаряда убило всю прислугу орудия № 2, обожженный старший комендор Прокопий Клименко продолжал один вести огонь из своего орудия. Сигнальщик Василий Скрипниченко и комендор мелкокалиберной пушки Конон Зиновьев вдвоем вели огонь из орудия, возле которого были убиты все комендоры, а затем Зиновьев участвовал в замене и подъеме сбитого кормового флага. Спокойно и расчетливо действовали командир "Варяга" В. Руднев, штурман Е. Беренс, рулевые и сигнальщики. Управляя "Варягом", ни на минуту не забывали и о "Корейце", оповещая его об очередном маневре. Но вот два крупнокалиберных снаряда одновременно попадают в наш крейсер. Ранен В. Ф.Руднев, убиты штаб-горнист Николай Нагле и барабанщик Даниил Корнеев и еще четверо моряков. Раненые рулевой Григорий Снегирев и Тихон Чибисов (ординарец В. Руднева) остались на своих боевых местах…Корабль не слушается руля — перебит привод управления…По команде старшего штурмана Е. Беренса Григорий Снегирев спустился в центральный пост и до конца боя находился у переговорных труб ,а в корме боцман Тимофей Шлыков и рулевые Яков Гавриков, Михаил Лобин и Афанасий Бортников налаживали ручное управление. Корабль сносило на отмели и камни острова Иодольми, но в самый критический момент ручное рулевое управление было восстановлено и, пусть медленно, но крейсер начинает отходить от острова…
Прикрывая отход, а затем его поворот умело действовал "Кореец". Стреляли оба его 203 мм орудия. Наводчики Платон Диких и Герасим Морозов сумели поразить японский крейсер "Такачихо", вызвав на нем пожар. Вскоре после поворота "Варяга" левым бортом, в дело вступили его еще не стрелявшие орудия. Начались попадания в японский крейсер "Асама". На нем начался пожар, была выведена из строя кормовая башня. Кроме того, был потоплен японский миноносец.
Руднев, раненный в ноги и голову, продолжал управлять кораблем и артиллерией… На "Корейце" его командир Беляев неотрывно следил за действиями и сигналами " Варяга", видел, как был сбит флаг и как взамен его, из дыма и пламени взметнулся новый… "Кореец" старался не оказаться между "Варягом" и японцами, что затруднило бы нашему крейсеру маневрирование и ведение огня. Но на "Варяге" все чаще вспыхивали пожары и экипажу все труднее становилось гасить их…Следуя за крейсером, Беляев понял, что тот возвращается в Чемульпо. Внешний вид "Варяга", его исковерканная палуба, четыре подводных пробоины и все возрастающий крен на борт, разбитые орудия ( из 12-152 мм целыми остались только 4, из 12-75мм — 7…), пробоины в борту, крен на левый борт говорили о его тяжелом состоянии. (В бою "Варяг" потерял убитыми 34 человека и ранеными 188 человек. "Кореец" не имел ни одного попадания, не было на нем убитых и раненых.). В три часа дня прибывший с "Варяга" мичман Балк передал Беляеву сообщение от Руднева и его решение на дальнейшие действия: "…не желая дать неприятелю возможность одержать победу над полуразрушенным крейсером, на совещании всех офицеров было решено уничтожить крейсер." Беляев тотчас же собрал всех своих офицеров, сообщил им о состоянии "Варяга" и решении его офицеров уничтожить крейсер, предложил высказать свои предложения…
Вскоре Беляев донес Рудневу, что и на "Корейце" "…решение единогласно: предстоящий через полчаса бой неравен, вызовет напрасное кровопролитие, а может быть, гибель всей команды без нанесения вреда неприятелю, а поэтому необходимо свезти команду и взорвать лодку…"
Вид истерзанного, мужественного корабля настолько потряс экипажи иностранных кораблей— стационаров, что они направили к нему шлюпки под флагом Красного Креста и сначала забрали всех раненых, а затем и команды. Моряки "Варяга" и "Корейца" перешли на английский, французский и итальянский крейсера. ( Американцы оказать русским подобную помощь отказались.). Контр-адмирал Уриу потребовал от командиров иностранных судов немедленной выдачи всех русских моряков в качестве военнопленных, но те единодушно отклонили такое унизительное требование.
Да, было так: "Кореец" в 15.55 был взорван в бухте Чемульпо, и в ней же в 18.10 был затоплен" Варяг"…
На французском крейсере "Паскаль" русские моряки ушли из Чемульпо в Сайгон, а затем в Россию, в Одессу (В. Руднев, 16 офицеров, 268 нижних чинов, а также посланник Павлов с 62 русскими подданными из миссии в Сеуле.) Туда же были переправлены на иностранных кораблях остальные моряки "Варяга" и "Корейца". На родине русских моряков встретили как героев. Уже в Одессе В.Ф. Рудневу были вручены крест Святого Георгия 4-й степени и посылка от государя из Петербурга с аксельбантами и эполетами, в связи с производством во флигель-адъютанты. На "Святом Николае" команды прибыли в Севастополь, где адмирал Н.И. Скрыдлов вручил всем варяжцам Георгиевские кресты. Все офицеры были награждены орденом Святого Георгия 4-й степени. Летом 1904 года была учреждена специальная серебряная медаль " За бой "Варяга" и "Корейца" при Чемульпо". Ее получили только моряки этих кораблей. Их подвиг стал примером для поколений советских и российских моряков.
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Щедро награждая героев боя под Чемульпо, трубя во всех газетах и журналах об их подвиге, русский царь и правительство старались поднять патриотический дух народа. Это отчасти удалось, но не помогло избежать неудач и потерь той бездарной войны…Последовавшую потерю Порт-Артура и гибель 1-й Тихоокеанской эскадры, поражение русских армий в Манчжурии, гибель в мае 1905 года 2-й Тихоокеанской эскадры при Цусиме и, в конечном счете поражение России в русско-японской войне.
Затем, как известно, грянула первая русская революция. Но за 4 года до нее еще на целом, невредимом "Варяге" появилась своя " первая революционная ласточка" — 26-летний матрос 1-й статьи минер Григорий Мальцев, который, как о том доносил командир В. Бэр, произносил перед командой "явно революционные речи". Бэр цитировал в своем донесении: " Вот вам, ребята, читают на шканцах уставы какие-то Бэры и Крафты, не верьте этим угнетателям, они желают держать вас в темноте…Придет наше время, покажем мы еще этим барам…"
Потрясенное дерзостью матроса, начальство сочло тогда за лучшее отнести все происшедшее к "нервному расстройству", списать Мальцева с корабля и срочно уволить по болезни.
А потом был броненосец "Потемкин", и в составе его команды находились варяжцы: Ф. Парахин, Н Баширин, А. Войцеховский, машинист С.Михайлов, кочегары И. Малышев, П. Поляков, А. Фролов, матросы И.Стрекалов, Е. Рябов, Ф.Хуторков, А.Степанов, Д.Мусатов, А.Пека, П.Поликов и кок Бесчетнов.
Как царское правительство расправилось с потемкинцами — известно. Активные участники восстания были казнены. Варяжцы, попавшие под суд как потемкинцы, были лишены наград, у них были отобраны кресты и медали за бой 27 января ( 9 февраля) 1904 года.
О судьбе Всеволода Федоровича Руднева… В мае 1904 года он был назначен командиром строящегося броненосца "Андрей Первозванный" и командиром 14-го флотского экипажа. И здесь — особая история о недовольстве в этом флотском экипаже, вызванном наветом на экипаж и приказом срочно отправить его в полном составе в Кронштадт, указании Рудневу для придания суду" немедленно выдать всех зачинщиков и смутьянов", на что тот, защищая честь экипажа и правду, возразил самому Великому князю Николаю Николаевичу. И тогда последовала отставка: " В дополнение к Высочайшему приказу, отданному по флоту в 28 день ноября 1905 года, производится в контр-адмиралы командир 14-го флотского экипажа и эскадренного броненосца "Андрей Первозванный" флигель-адъютант капитан 1 ранга Руднев Всеволод Федорович с увольнением в отставку и пенсией по положению. Морской министр вице-адмирал Бирилев. В 1907 г. Руднев с семьей покинул Петербург и поселился в небольшом имении близ села Никольское Алексинского уезда Тульской губернии. Наверное, кощунственно так говорить, но, может быть, и хорошо, что Всеволод Федорович Руднев не дожил крушения Великой российской империи и победы Великой Октябрьской революции, когда уничтожалось и низвергалось все "царское" — царь и члены его семьи, все царские генералы и адмиралы, а главное все победы и беды, вся ратная доблесть России. Руднев умер в 1913 году пятидесяти восьми лет от роду и был похоронен на сельском кладбище без отдания воинских почестей. В сентябре 1956г. в Туле состоялось открытие памятника командиру легендарного "Варяга". Сжимая в руке бинокль, всматривается вдаль, в будущее России. Может, хочет увидеть Дальний Восток и новый ракетный крейсер "Варяг",бороздящий бурные воды Тихого океана. Счастлив и я, что мои предки и сам я, из того же Веневского уезда (ныне, разумеется, района), где родился Всеволод Федорович Руднев, что могу сегодня сказать свое доброе тихое слово о моем великом земляке.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x