Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 2 сентября 2003

МОЙ ДРУГ ГЮРЗА

0

36(511)
Date: 03-09-2003
Author: Владислав ШУРЫГИН
МОЙ ДРУГ ГЮРЗА
"Бамут — никогда не возьмут!" — Эту скороговорку, как заклинание, твердили на грозненских базарах, писали на стенах, скандировали из толпы.
Бамут — твердыня! Бамут — символ! Бамут — надежда! Трижды русские подходили к Бамуту и трижды откатывались. Оставляя после очередного многодневного штурма "в лоб" горящую технику, убитых и раненых...
Но генерал Шаманов решил иначе. "Чехи" привыкли, что русские на этой войне наступают шаблонно, вдоль дорог, по открытым местам, на технике, подставляясь под чеченские гранатометы, залетая в засады, умываясь кровью. И оборона "чеховская" строилась с этим учетом — фасом к долине, к дорогам, к полю. Но русские в этот раз действовали иначе.
Войска развернулись перед фронтом обороны, отвлекая и обманывая "привычной тупостью" чеченцев, не подставляясь, впрочем, под их огонь. А через горы, по лесам, в обход Бамута, пошли ударные штурмовые группы мотострелковых бригад, усиленные разведротами и ротами "спецназа".
Привыкшие считать леса своей вотчиной, жившие здесь, как дома, дудаевцы не позаботились о том, чтобы хоть мало-мальски укрепить Бамут со стороны гор. Не ждали, не верили. Не было такого. И это был шок, когда на тропах, на дорогах снабжения, в местах "лежек" и "схоронов" они вдруг наткнулись на беспощадных жестких русских, которые буквально выкашивали ничего не понимающих, расслабившихся, утративших бдительность "бойцов Аллаха". Сотни их умерли в этих лесах, так и не успев осознать, что же произошло.
И началась паника. Немногие уцелевшие в засадах, в огненных мешках "духи" затравленно бросались обратно в Бамут, принося вести о наводнивших леса русских "спецназах", об идущих через лес "полчищах "орусов".
И фронт рухнул. Каждый думал только о себе, о своей шкуре. В панике бросая технику, амуницию, "борзы", "нохчи", "вайнахи" разбегались по лесам, стараясь просочиться сквозь русские заслоны и засады. Это был полный разгром.
На четвертые сутки разведчики 166-й бригады водрузили красное знамя над Бамутом. Потом, правда, по указанию свыше, заменили его на новодел — власовский штандарт. И все же первое знамя над Бамутом было красным...
К полному позору дудаевцев сам Бамут был взят практически без боя. Ужас и паника парализовали их волю к сопротивлению.
К субботе 25 мая 1996 года все было кончено. Бамут пал.
И одним из героев этого штурма был невысокий, крепко сбитый майор — начальник разведки 166-й мотострелковой бригады Алексей Ефентьев, больше известный по своему радиопозывному "Гюрза". Именно он шёл во главе отряда, обходившего боевиков с тыла…
Спустя два месяца "Гюрза" и его люди были первыми, кто в Грозном пробился к координационному центру, окруженному боевиками. За этот подвиг его представили к званию Героя России, да только до сего дня представление то где-то ходит...
Помню, как в один из промозглых осенних дней мы приехали к нему в гости.
Нудный ледяной осенний дождь то лениво сыпался противной мокрой взвесью, и все вокруг тонуло, растворялось в сырой туманной мгле, то вдруг с порывами ветра начинал с остервенением стегать спины, руки, лица колючими вениками знобящих капель.
— Погода из цикла "мечта разведчика", — бодро подытожил, пожимая наши руки "Гюрза". — В такую погоду разведчику "за счастье" работать. Все по норам да по домам сидят. Однажды в такой дождь мы целую толпу "чичей" (чеченцев) "забили". Они в горах привыкли бродить, как у себя дома, не ждали, что мы туда полезем. Вот в такой ливень мы в лесу на склоне и нашли их лагерь. Они по землянкам забились. Грелись, отъедались. Один часовой под кустом сидел, и то в брезент закутавшись. Ну мы часового из "глушака" сняли, а потом устроили пышный "мухабат". Пятнадцать автоматов и два "граника" собрали. Карты "духовские", документы.
Дождь, непогода для разведчика — самое милое дело...
Разведгруппы уходили на задание. Одни готовились к засаде, другие к штурму командного пункта противника. Разведчик-спецназовец в поле чем-то сродни серому волку. Все и вся в тылу противника против него. Противодиверсионные группы и заслоны, сигнализация и прочесывания, часовые и наблюдатели. Каждый день, каждый час, каждую минуту на разведчиков идет беспощадная охота. И самая маленькая ошибка в ней будет оплачена жизнью. Своей и товарищей. Но разведчики не жертвы, нет, они сами охотники. На их стороне дожди и снегопады, болота и овраги. Их друзья — темнота, ветер и холод. Они способны просачиваться сквозь самые плотные кордоны, растворяться бесследно в, казалось бы, пустом поле. Они упрямы и беспощадны. Спецназ не знает жалости, но и сам пощады ни у кого не просит...
Вооруженные Силы России переживают сегодня тяжелые времена. После обвальных сокращений, хронических неплатежей армия полупарализована. Боевая учеба сведена на нет отсутствием топлива, боеприпасов, ресурсов, техники. С особенной силой эти проблемы бьют по элите Сухопутных войск — по армейской разведке.
После развала Союза Россия лишилась пяти сухопутных и одной морской бригад "спецназа" Главного разведывательного управления. Оставшиеся бригады были тоже бригадами лишь на бумаге — развернутыми только на одну треть. Но именно они — войсковые разведчики, спецназовцы, чаще всего решали исход сражений чеченской войны. Разведка ВДВ спасла армейцев от полного разгрома в новогоднюю ночь 31 декабря 1995 года, сыграла решающую роль в штурме Грозного. Разведка обеспечила удачный штурм Гудермеса и Аргуна, Старого Ачхоя и Ведено. Разведка всегда шла впереди, прокладывая дорогу пехоте...
— Ну что, пойдем посмотрим, как засаду подготовили? — предложил после встречи "Гюрза".
Под непрекращающимся дождем мы долго трясемся по рытвинам и ухабам в кузове "урала". Наконец, машина останавливается. Мы вылезаем. Вокруг поля. Впереди дорога вытягивается через неглубокую ложбинку и уходит в гору.
"Гюрза" направляется к ней. Мы за ним.
Понятно, что это и есть место засады. Глаза привычно обшаривают кустарник и заросли ковыля в поисках "засадников". Есть! Вижу одного. В густом кустарнике вижу знакомый, характерный, "сучок" ствола снайперской винтовки и отсвет камуфляжа.
— Кое-кому лень было хорошенько зарыться, — подначиваю шутливо "Гюрзу". Шагаю вперед и... из-под каблука слышу тихое и вежливое: "Вы мне сейчас шею сломаете". Оказывается, я одной своей ногой стою на замаскировавшемся "спецназовце". Он зарылся в землю между двух болотных кочек. Весь облепленный травой, закамуфлированный краской, он не различим даже с полутора метров.
Гюрза улыбается.
— С бойцом разберется командир. Это, конечно, недостаток, но из машины на ходу его вряд ли различишь...
"Сойдя" с разведчика, я смущенно соглашаюсь.
"Гюрза" машет рукой и "урал" трогается с места. Водитель, как и учили, набирает скорость перед опасным участком, и я уже ожидаю взрыва или стрельбы (а как еще остановить эту гору железа), когда "урал" со всего разлета проваливается передними колесами в глубокую колдобину. Водитель инстинктивно бьет по тормозам и тотчас на подножке из-под колес взметаются бесформенные сгустки — спецназовцы. Щелчки бесшумных пистолетов. Распахнуты двери. "Мертвый" водитель мешком выпадает из кабины. С него тотчас сдирают куртку и кепку. Тело оттаскивают в кусты. Того, кто сидел справа, так же торопливо связывают и грубо забрасывают в кузов. Через мгновение машина трогается с места и устремляется через поле к лесу. Ни выстрела, ни взрыва...
Мы с Василием растерянно смотрим друг на друга. "Гюрза" улыбается.
"Гюрза" — удивительный и странный человек. Прошедший за эти годы почти все "горячие точки" бывшего Союза. Воевавший в Афганистане, он не ожесточился, не озлобился. Наоборот. Радушный, приветливый, он по-мальчишески влюблен в свою работу. Категорически отказывается от всех повышений и назначений, считая роту своим домом, своей семьей.
После первой чеченской войны "Гюрза" вытащил к себе в роту больше половины тех, с кем воевал в 166-й мотострелковой бригаде. Кого-то вытащил из глубокой пьянки, кого-то буквально подобрал на улице, кого-то спас от увольнения. "Спецназовцы" сами установили памятник погибшим в Чечне боевым товарищам. На свои деньги заказали гранитный памятник, своими силами сделали основание под него.
Одной из немногих светлых страниц последних лет была наша дружба с разведчиками из отдельной роты специального назначения воронежской армии, которой командовал Алексей Ефентьев. На его счету — штурм Бамута и деблокада окруженного в центре Грозного координационного центра. Десятки рейдов по тылам дудаевцев, четыре представления на Героя России. Годовая командировка в объятую войной Югославию, где Ефентьев был комендантом аэродрома Слатина.
Отличный профессионал, военный до мозга костей, Алексей удивляет своей энергией и оптимизмом. Ему по плечу буквально любое дело. И даже теперь, сняв погоны, он не потерялся, не "опенсионерился". Наоборот, он вновь полон энергии. Занимается новым для себя делом — землёй, сельским хозяйством.


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой