Авторский блог Илья Глазунов 03:00 15 июля 2002

МОЙ СТОЛЫПИН

0
29(452)
Date: 16-07-2002
Author: Илья Глазунов
МОЙ СТОЛЫПИН (Отрывок из книги воспоминаний)
В перестроечные годы мне удалось через молодежный "Спутник" несколько раз вывезти студентов моей мастерской в Суриковском институте в Италию и Испанию... Не забыть, как в Испании, напоенные гением Веласкеса в Прадо и Эль Греко в Толедо, мои студенты, прощаясь на рассвете с Мадридом, целовали бронзовую ногу скульптуры Веласкеса. И вот тогда-то, в 1988 году, уже будучи почетным академиком королевских Академий Мадрида и Барселоны и автором интерьеров нашего посольства в испанской столице, я согласился дать интервью самой солидной испанской газете "АВС". Мог ли я предполагать тогда, какую грязную историю состряпает из этого интервью аккредитованный в Испании журналист московских "Известий" некто Верников, о котором все говорили, что он агент КГБ…
Весь мир тогда интересовала наша сверхдержава, где "пошел процесс" новых реформ, а главным реформатором у нас и во всем мире был провозглашен Горби. Но я всегда считал и считаю самым великим реформатором России Петра Аркадьевича Столыпина. Именно так я и заявил испанскому журналисту "АВС". Помню, как удивленно взметнулись его черные брови на смуглом лице. "А почему не Горбачев?"— удивленно спросил он. Говорили мы долго и о разном… Естественно, Верникову и его хозяевам в Москве все это не могло понравиться…
Здесь считаю необходимым вновь обратиться к идеям и деяниям великого Столыпина, чье богатейшее наследие по-настоящему не востребовано, не изучено и государственно не использовано, а главное — из него не сделаны необходимые практические выводы для будущего России.
Проамериканские реформаторы-"демократы" с их шоковой терапией сквозь зубы, нехотя лишь иногда признают его "историческую роль", но на деле бесконечно далеки от его высшей политической цели — построить Великую Россию. Национал- патриоты признают значение подлинного реформатора, но негодуют по поводу его замысла отменить черту оседлости и разрушить крестьянскую общину, столь ценимую прежними славянофилами. Коммунисты, естественно, по-прежнему считают Столыпина "вешателем" и "черносотенцем".
Превознося государственный ум и заслуги великого реформатора, писатель, нобелевский лауреат А.Солженицын в своей политической брошюре "Как нам обустроить Россию", изданной при Горбачеве многомиллионным тиражом и нашумевшей во всем мире, фактически выступил против доктрины убежденного монархиста Столыпина о сохранении и процветании единой и неделимой Российской Империи. Пророк антикоммунизма, которым я тогда, в числе многих, так восхищался и потому счел нужным изобразить его в своей картине "Мистерия ХХ века", предложил, ни много ни мало, "самораздел" СССР, сохранив Россию в границах трех славянских народов — русского, украинского и белорусского. А один из "отцов" советской водородной бомбы и отец "правозащитного" движения, академик, трижды Герой Социалистического Труда А.Сахаров был еще более радикален, считая целесообразным разделить нашу страну на несколько десятков "удельных княжеств" — если не ошибаюсь, на пятьдесят.
Однако с течением времени становится все более очевидным до боли несомненное: убийство Петра Аркадьевича в Киеве открыло прямой путь к победе большевистского октября, которому предшествовала февральская конституционная демократия антимонархистов.
...Да, убежденный монархист Столыпин принадлежит русской истории. Но государственный деятель и реформатор Петр Аркадьевич Столыпин, как никогда, нужен России сегодня. Всем, кто считает своим высшим долгом человека и гражданина бороться за возрождение Великой России, кто не может смириться, что его расколотое на куски Отечество низведено до уровня нищей, униженной и разграбляемой колонии с вырождающимся и беззащитным народом, нужно изучать политическое наследие Столыпина, чтобы знать — как действовать сегодня.
Выступая в Государственной Думе, Председатель Совета Министров и министр внутренних дел России П.А.Столыпин говорил: "…для лиц, стоящих у власти, нет, господа, греха большего, чем малодушное отклонение от ответственности". И далее — открыто и гордо о своей политической и, что особенно важно, нравственной позиции: "…мы, как умеем, как понимаем, бережем будущее нашей родины и смело вбиваем гвозди в… сооружаемую постройку будущей России, не стыдящейся быть русской (подчеркнуто мною — И.Г.), и эта ответственность — величайшее счастье моей жизни".
Можно ли представить себе, что в сегодняшней демократической Думе прозвучат такие слова? И не согнали бы такого оратора с трибуны, обвинив его в великодержавном шовинизме?..
Выступая в Таврическом дворце 10 марта 1907 года, когда именно его железной рукой и непреклонной волей был опущен кровавый занавес "генеральной репетиции Октября", П.А.Столыпин так говорил о высшем приоритете коренных интересов нации и государства в условиях необходимости скорейшего выхода из трясины революционного хаоса:
"Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада… Когда человек болен, его организм лечат, отравляя его ядом. Когда на вас нападает убийца, вы его убиваете. Этот порядок признается всеми государствами. Нет законодательства, которое не давало бы права правительству приостанавливать течение закона, когда государственный организм потрясен до корней; которое не давало бы ему полномочия приостанавливать все нормы права. Это, господа, состояние необходимой обороны…"
Обращаясь к думцам, среди которых, как мы знаем, было немало "борцов" за "права человека" (как сказали бы сегодня), победивших потом в Феврале, Столыпин заявил: "Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью Отечества".
…А разве ныне, в начале уже XXI века, не стоит разоренная, обессиленная Россия перед тем же роковым выбором между "целостью теорий и целостью Отечества"? Днем и ночью проамериканские СМИ вдалбливают нам, что рыночные реформы — превыше всего, что только с их помощью Россия войдет в "цивилизованный мир". Как я ненавижу это слово — "цивилизация", все чаще употребляемое сегодня многими политиками всего лишь для унижения России и возвеличивания американского, западного образа жизни. Как будто неведомо таким ораторам, что одной из самых ярких страниц духовной истории человечества является именно русская цивилизация! А что такое цивилизованность по-американски — сегодня тоже известно всему запуганному миру…
Великий реформатор не уставал подчеркивать русское, национально-историческое содержание проводимых им реформ. Все, что предлагает мое правительство, говорил он в Госдуме в ноябре 1907 года, "не сочинено; мы ничего насильственно, механически не хотим внедрять в народное самосознание, все это глубоко национально… Поэтому наши реформы, чтобы быть жизненными, должны черпать свою силу в этих русских национальных началах… Русское государство росло, развивалось из своих собственных корней".
Словно бы сегодня сказанные, горьким укором нынешней Государственной Думе и правительству демреформаторов звучат слова Столыпина, произнесенные более девяноста лет назад в императорском Госсовете: "…Нам, господа, не следует увлекаться западными образцами, не следует увлекаться теоретическими выводами западной науки, так как иногда на совершенно оригинальное разрешение вопроса нас наталкивает сама жизнь"... Он смело утверждал, что Россия, народ русский сумеет отличить кровь на руках преступников и палачей от "крови на руках добросовестных врачей, применяющих самые чрезвычайные, может быть, меры с одним только упованием, с одной надеждой, с одной верой — исцелить больного".
Великий реформатор успел подготовить подробный "Проект о преобразовании государственного управления России". Поразительно, что буквально на следующий день после похорон премьер-министра в Киеве из столицы в его имение "Колноберже" прибыла некая комиссия, изъявшая и Проект, и всю личную переписку Петра Аркадьевича с Государем. Все эти бесценные документы затем таинственно исчезли…
Но произошло чудо! Через 44 года после убийства его никому не известная работа была опубликована в Сан-Франциско профессором А.В.Зеньковским, который в молодости удостоился чести записывать за Столыпиным его заветные программные тезисы о преобразовании России. Насколько мне известно, основополагающий исторический документ в России до сих пор мало кому известен. На мой взгляд, было бы весьма полезно внимательно изучить его и в нашем Правительстве, и в Государственной Думе.
По мысли Столыпина, Великая Россия — это большой дом, построенный прежде всего русским народом, в котором в мире и довольстве, согласии и благоденствии живут все многоликие племена и народности. Испокон веков для всего человечества государство было опорой и защитой веры, труда и собственности населяющих его граждан от посягательств внешних врагов. У России, как известно, никогда не было, нет и не будет никаких союзников, кроме собственной армии и флота. Для Столыпина это было непреложной исторической истиной. И потому тем силам, которые готовили всемирную бойню мировой войны и революционную смуту гражданских воин, во что бы то ни стало нужно было его уничтожить. На Председателя Совета Министров было совершено несколько покушений, погибли и пострадали десятки невинных людей, в том числе его малолетняя дочь. Но Столыпин был неустрашим и непреклонен. "Не запугаете!" И тогда убийцы дождались его приезда в Киев, губернатор которого, генерал А.Ф.Гирс проявил, на мой взгляд, преступную халатность в организации охраны приехавшего вместе с царем высокого гостя.
Поражает, что во всех книгах, мемуарах, исторических исследованиях ни слова не говорится о том, как была обеспечена безопасность пребывания в Киеве Председателя Совета Министров, за которым давно охотились революционеры. Известно одно: все было поручено начальнику Киевского охранного отделения полковнику Кулябко.
Когда я был в Париже, сын Столыпина, Аркадий Петрович подарил мне свою книгу об отце, изданную в 1927 году. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что заключительная глава ее принадлежит не сыну великого реформатора, а бывшему губернатору Киева Гирсу, "проморгавшему" проникновение убийцы в строго охраняемый Городской театр. В своих воспоминаниях он проболтался, что за полтора часа до начала спектакля "Сказка о царе Салтане", что называется, нос к носу столкнулся с "человеком с резкими чертами лица". Это был М.Богров, стоявший рядом с фотографом в фойе театра. Гирс, естественно, тут же валит все на жандармского полковника: "Заметив находившегося рядом Кулябко, я понял, что этот человек был агентом охранного отделения, и с этого момента он не возбуждал во мне беспокойства".
…Скончался от полученных ран Столыпин. Был повешен его убийца Мордка Богров. И только Гирс, как и "охранники" премьера жандармы Курлов и Кулябко, не понесли никакого наказания. Более того, Гирс благополучно пережил все революционные бури, обосновавшись в Париже.
Любопытно, что, насколько я знаю, ни один из историков не ставил своей задачей ответить на вопрос: а не мог ли генерал быть одним из организаторов убийства Столыпина? Ведь сегодня вряд ли кто-нибудь воспринимает всерьез версию о том, будто "единоличным" убийцей Кеннеди был Ли Харви Освальд. Нити тянулись куда выше и до сих пор остаются не выявленными. Отказываюсь верить, что убийство, потрясшее Россию до основания, всего лишь дело рук доверчивого жандарма и бесстрашного смертника-террориста, который был всего лишь "пешкой" в беспощадной игре против Великой России...

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой