Авторский блог Николай Анисин 03:00 15 июля 2002

ЕЛЬЦИНА И ПУТИНА — В КОСМОС! НАВСЕГДА.

0
29(452)
Date: 16-07-2002
Author: Николай Анисин
ЕЛЬЦИНА И ПУТИНА — В КОСМОС! НАВСЕГДА.
"Зато мы делаем ракеты..." А немцы с их "мерседесами" и "ауди", а японцы с их "сонями" и "тошибами", а шведы с их "вольвами" и "электролюксами" ракеты, спутники и самолеты делать не могут. Кишка тонка. Наши же летательные аппараты, наша космическая аппаратура были и остаются пока лучшими в мире. И танки наши все еще лучшие в мире, и зенитные комплексы лучшие, и автоматы.
Когда нами правил великий Сталин, мы блистали не только военной техникой. Русские автомобили и трактора, русская обувь и одежда, русские часы и радиоприемники в послевоенные годы не уступали по качеству мировым стандартам.
Сотворенная Сталиным система экономики по инерции успешно работала и после его смерти. Но на планете набирала темпы научно-техническая революция и она диктовала совершенно новые правила игры в экономике. Сменившие же Сталина вожди, отменив жесткий спрос за результаты труда, законсервировали прежнюю систему административного управления всем и вся. К чему это привело, известно — страх перед наказанием за плохую работу у народа исчез, а стимулов работать как можно лучше у него не появилось.
При Хрущеве наша власть начала тупеть, при Брежневе — жиреть. Партийно-хозяйственная номенклатура в стране не обновлялась, ее никто не стегал за отставание в научно-технической гонке и она не только не стремилась к обновлению номенклатуры продукции, но и не желала лишний раз обременять себя хлопотами по внедрению новшеств. Пробить изобретение стало проблемой. Поэтому мы уверенно топтались на месте в производстве разнообразной техники и ширпотреба, а Запад из года в год совершенствовал их качество. Там изобретение щедро поощрялось и незамедлительно воплощалось в конкретном изделии.
Высшую власть в двадцатилетнее почти брежневское правление всерьез беспокоило только одно — как сохранить саму себя. А для этого надо было не проиграть НАТО в вооружении и ударно наращивать добычу природных ресурсов — основу бюджетного благополучия. И два производственных комплекса — военно-промышленный и сырьевой — оказались в особом положении. В них не удушалась административными рычагами научно-техническая мысль, они не знали недостатка в финансировании и потому сохранили свою конкуренто- способность. Тупое и неэффективное администрирование почти не распространялось и на фундаментальную науку, на некоторые виды искусства. Они также не утратили своих позиций.
"Зато мы делаем ракеты,
И перекрыли Енисей,
А так же в области балета
Мы впереди планеты всей."
Этот популярный некогда стих хоть и не достаточно полно, но все-таки верно отражал картину достижений страны в постсталинский период отечественной истории.
В пору Хрущева и Брежнева власть с размахом возводила заводы по производству ракет, спутников, самолетов всех классов и в весьма скромных масштабах вела строительство жилья для тех наших граждан, которые жили в бараках, общежитиях и коммуналках. Власть воздвигала тогда космодромы, аэродромы, центры управления полетами, станции наблюдения — и денег на все это хватало. Но их не хватало на то, чтобы ликвидировать сплошное бездорожье в Центральной России. На запуски кораблей и спутников в космос власть отпускала столько средств, сколько было надо, а на питании детей в школах и пионерлагерях — экономила.
Расходы на аэрокосмическую отрасль производились в ущерб условиям жизни и, стало быть, во вред здоровью народа. Но народ, понося втихую хрущевско-брежневскую власть за абсурдные кукурзно-мелиоративные проекты, за насаждение уравниловки в зарплате, за зажим инициативы, за пустозвонные лозунги и речи, затраты на авиацию и космонавтику в вину ей не ставил. Покорение небес на заре космической эры подавляющее большинство граждан встречало на "ура", а потом воспринимало наши рекорды в воздухе и безвоздушном пространстве хоть и без восторженных эмоций, но и без раздражения — как то, что нужно и важно.
В пик популярности космонавтики — в середине шестидесятых — в колхозах и совхозах была введена гарантированная почасовая оплата труда вне зависимости от урожаев и надоев. И тогда же родился анекдот, который вовсю гулял в домах учителей и врачей, писателей и историков, артистов и художников:
"— Кому сейчас на Руси стало жить хорошо?
— Гагарину Юрке, доярке Нюрке, Леониду Брежневу, ну а всем по-прежнему".
Часть интеллигенции — гуманитарной в основном — недовольна была аэрокосмическими программами государства всегда — и в шестидесятые, и в семидесятые, и в восьмидесятые годы: зачем нам делать столько самолетов, спутников и космических кораблей, если мы автомобиль по доступной цене купить не можем?
Самая же высоколобая техническая интеллигенция все упомянутые годы рассуждала совершенно иначе: в себестоимости ли самолета, спутника ли, космического корабля где-то около 25% — это затраты на материалы, а 75% — это оплата труда голов и рук. Производить и продавать летательные аппараты — военные — странам-союзницам, гражданские — всем, гораздо выгоднее для Советского государства, чем экспортировать сырье. Сырья у нас много, но оно — не возобновляемо. Прибыль же с труда отечественных голов и рук можно получать вечно. Поэтому, раз мы сильны не в автомобилях с тракторами, не в телевизорах с видиками, не в холодильниках с пылесосами — так уж вышло — а в аэрокосмической технике, то максимум всех наших ресурсов надо бросить на развитие ее производства. Достигнем мы в нем совершенства, получим курицу, способную нести золотые яйца. Будет в стране изготовляться первоклассная аэрокосмическая техника, будет у ее граждан полно и всякой другой хорошей техники: продадим за границу один самолет, на деньги от его продажи накупим там тьму автомобилей и телевизоров и отдадим их по дешевке в нашу розничную торговлю.
К исходу восьмидесятых мы имели аэрокосмическую отрасль, которая умела производить все и все — самое лучшее. США к тому времени успели подивить мир кораблем-челноком — слетал он в космос и обратно вернулся. Мы не задержались с тем, чтобы утереть нос американцам. Создали свой челнок — "Буран-Энергию". И он был эффективнее — технически и экономически. Отрасль на самом деле стала способна играть для страны роль курицы, которая несет золотые яйца. Оставалось только умело ее использовать во благо всех и каждого. Но в начале девяностых переменилась власть. Коммунисты с заплывшими жиром мозгами отдали бразды правления бойким, одержимым жаждой личной наживы демократам, и отрасли пришлось думать не о том, как озолотить народ, а о том, как просто-напросто выжить самой.
Передо мной документ — отчет аудитора Счетной палаты М.Бесхмельницина о проверке финансово-хозяйственной деятельности Росавиакосмоса в последнюю пятилетку ХХ века. Главный вывод господина аудитора таков: "Ракетно-космическая и авиационная промышленность Российской Федерации обладают высоким научно-техническим и производственным потенциалом, который в настоящее время полностью не используется и во многом утрачивается".
Отрасль, как драгоценная курица, сегодня еще способна нести золотые яйца, а завтра-послезавтра может откинуть лапки.
Росавиакосмос теряет кадры, которые, как известно, решают все. На ракетно-космических заводах — имени Хруничева в Москве и "Прогрессе" в Самаре — количество персонала сократилось более, чем в полтора раза. В авиационной промышленности численность работающих уменьшилась вдвое. Растет на предприятиях, в НИИ и КБ только удельный вес пенсионеров.
Худо в отрасли с головами и руками, не лучше и с орудиями труда. На заводе Хруничева только 0, 7% производственных мощностей имеет возраст до 5 лет, на "Прогрессе" — 0,3. Все остальные станки и приборы — старье. На ракетном комплексе "Энергия" 85% оборудования выработало нормативный срок.
Первопричина упадка в отрасли — невостребованность ее собственным государством. Запуски в космос в интересах Минобороны сократились более, чем в два раза. Так же вдвое уменьшилось у нас и количество космических аппаратов, составляющих орбитальную группировку России.
Возникает резонный вопрос: а может нам вполне достаточно нынешнего числа полетов и аппаратов? 85% космических аппаратов, которые сейчас находятся на орбите, выработали срок их активной эксплуатации. Два спутника-пенсионера, используемые Росгидрометом, рухнуть могут в любой момент, и погоду метеорологи будут определять по тому, сводит ли поясницу у Ельцина или нет.
По закону "О космической деятельности" аэрокосмическая отрасль должна получать госсассигнования в размере не менее одного процента от валового внутреннего продукта. То есть власть законодательная признает: надо выделять деньги на космические полеты и аппараты. Власть исполнительная с ней соглашается и утверждает Космическую программу. Но финансирует ее за пятилетку только на 22% от ею же запланированного.
На полеты в космос с оборонными и научными целями у исполнительной власти денег нет, на бесчисленные полеты Ельцина и Путина по Америкам, Европам и Азиям она их всегда находит.
Дефицит средств у нас, как каждый знает, мнимый. Десятки миллиардов долларов от продажи сырья ежегодно утекают за границу и власть закрывает на то глаза. Другими словами: власть не желает найти деньги на сохранение и возрождение нашей аэрокосмической отрасли. Более того, она умышленно вредит ей.
Самый яркий тому пример — кредитные гарантии правительства РФ "Медиа-Мосту" Гусинского для покупки спутника телевещания "Бонум-1" в США. Такой спутник без проблем могли изготовить наши предприятия, если бы им дали кредит в 140 миллионов долларов. Но эти миллионы благодаря правительству РФ ушли в Америку.
Упадок в аэрокосмической отрасли власть порождает как напрямую сама, так и через назначаемых ею руководителей отрасли. За пятилетку Росавиакосмос получил внебюджетных средств от иностранных заказчиков на 750 миллионов долларов, от российских — за два последних года века — 600 миллионов долларов. Но куда они ушли — на производственные нужды или в карман частных лиц — ни Счетной палате ни какому-то другому контрольному органу неведомо.
Сомневаться же в чистоплотности вождей отрасли заставляют два следующих факта. В 2000 году дочка Росавиакосмоса — ЗАО "Пусковые услуги" обязалось вывести на орбиту американский космический аппарат "Квик Берд". Он взлетел, но до орбиты не долетел. Рухнул. Причины аварийного пуска не установлены. Но вот что любопытно: изготовление "Квик Берда" обошлось в 60 миллионов долларов, а застрахован он был на 265 миллионов. Так не сознательно ли дочка Росавиакосмоса сорвала исполнение контракта по запуску: американским владельцам аппарата — куш, нам — шиш.
В следующем, в 2001 году ЗАО "Пусковые услуги" благополучно вывело в космос израильский аппарат "Эрос". Его орбита имеет наклонение 97,33 градуса и пролегает над территорией России. Израиль не включен в список государств, которым мы можем помогать снимать из космоса наши просторы. Дочка же Росавиакосмоса на сие ограничение наплевала. Но и это не все. За запуск "Эроса" израильская фирма заплатила 10 миллионов долларов. А по оценкам экспертов "Рособоронэкспорта" такой запуск стоит от 80 и до 100 миллионов долларов. Кому досталась разница между декларированной и реальной стоимостью? Отнюдь не тем, на ком держится потенциал нашей аэрокосмической отрасли.
Мы можем сохранить и возродить эту отрасль, мы можем и впредь одерживать победы в воздухе и в безвоздушном пространстве во благо всей страны, но для этого нам надо нынешнюю нашу власть отправить в космос. Навсегда.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой