Авторский блог Елена Антонова 03:00 1 июля 2002

«ИЗ НАСЛАЖДЕНИЙ ЖИЗНИ...»

0
27(450)
Date: 02-07-2002
Author: Елена Антонова
«ИЗ НАСЛАЖДЕНИЙ ЖИЗНИ...» (О XII Международном конкурсе им. П. И. Чайковского)
Отзвучала музыка. Отбушевали страсти. Улеглось волнение. Вместе с напряжением и усталостью начинает уходить и радость сопричастия замечательному событию, чье имя — Международный конкурс имени П.И.Чайковского. Вот уже в двенадцатый раз этот Конкурс, словно гигантская волна цунами, вместе с прежними кумирами уносил и главенствующую в течение четырех лет, часто успевшую порядком надоесть манеру игры (и на это мода!), взамен диктуя новые имена и новые критерии качества исполнения. Имена призеров Конкурса по фортепиано: Григория Соколова, Владимира Крайнева, Михаила Плетнева, Питера Донохоу — это не только имена крупнейших мировых пианистов, с победы на Конкурсе начавших свою исполнительскую карьеру, это — неповторимый стиль игры, свой особый способ музыкального мышления и интерпретации исполняемых сочинений, которые оказали заметное влияние на развитие мирового пианистического искусства. Именно потому так высок престиж Конкурса, так почетно участие в нем, так велика ответственность и конкурсантов, и членов жюри, что они, по сути, задают направление развития мирового исполнительского искусства на годы вперед. Девизом предыдущего XI Конкурса имени Чайковского, проходившего на излете XX века, с его впечатляющей победой капитала, приоритетными качествами которого стали деловитость, удачливость и напор, вполне мог быть известный спортивный лозунг "Быстрее, дальше, выше, сильнее". Суть и буква этого девиза ярче всего явлена в первом призере Конкурса по фортепиано Денисе Мацуеве, уверенном, высокотехничном, не знающем страха и сомнений, постоянно где-то концертирующем пианисте-спортсмене. Его игра на церемонии открытия XII Международного конкурса такого знакомого и такого непостижимо ускользающего от любых ясных трактовок Концерта №1 си-бемоль минор П.И.Чайковского, игра безумно быстрая, на грани фола, нигде, впрочем, не переходящая эту грань, но "без чувств, без мыслей, без любви", стала, надеюсь, заключительной вехой той четырехлетней эпохи воинствующего оптимистического пианизма, в которой тонким, мыслящим, а порою и рефлексирующим молодым музыкантам, подобным Алексею Султанову, Вадиму Руденко и иже с ними, места явно не находилось. Для ранимых творческих личностей конкурс — далеко не игра в бирюльки. Необоснованное поражение на нем может обернуться для них истинной трагедией, как это и случилось с Алексеем Султановым. Явно не без вмешательства злого Рока жюри XI Конкурса не пропустило Султанова на третий тур после его незабываемой игры во II туре, особенно Сонаты №7 Прокофьева с ее мрачным неистовством борьбы с неподвластными человеку зловещими стихиями, так обнаженно развернутой перед слушателями молодым пианистом. А сейчас, вот уже полтора года с момента тяжелейшего инсульта, постигшего его в 31 год (!), Алексей Султанов находится у черты, отделяющей жизнь от смерти. Последний, XII Конкурс имени П.И.Чайковского тоже стал историей. Страницы его летописи, высокие и обыденные, трагические и комические, начинает покрывать облагораживающая патина времени. Значит, настает пора анализа его результатов и осмысления его итогов. Внесем и мы свою лепту в это дело.
С первого тура стало ясно, что новые правила предварительного отбора конкурсантов с использованием видеокассет принесли свои плоды. Никогда ранее не было столь ровного и сильного состава участников практически во всех видах Конкурса. Правда, по специальности виолончель при очень высоком уровне участников в целом не было и таких ярких талантов, как Денис Шаповалов — первый призер прошлого XI Конкурса, что сказалось и на результатах в этом виде: I премия не была присуждена никому. II премию получил Йоханнес Мозер (Германия). Лучший среди российских виолончелистов — Дмитрий Прокофьев занял лишь шестое место. Жюри виолончелистов, возглавляемое Александром Рудиным, в котором из 15 членов 5 представляют Россию и 2 — Германию, оказалось, по общему мнению, одним из наиболее согласных, объективных и профессиональных.
Как всегда, самыми захватывающими и драматичными стали соревнования по фортепиано. Необыкновенно сильной не только по уровню виртуозной игры, но и по творческому потенциалу, разнообразию стилевого и музыкального мышления оказалась русская группа пианистов. Программы I и II туров многих конкурсантов были выстроены как сольные мини-концерты, слушание которых приносило настоящее эстетическое наслаждение не только артистизмом исполнения, но и цельностью замысла. Среди 15 российских участников в I туре запомнились выступления Алексея Володина (проф. Э.Вирсаладзе), Юрия Богданова (проф. А.Наседкин, М.Воскресенский), Сергея Кудрякова (проф. М.Воскресенский), Алексея Набиулина (проф. М.Воскресенский), Сергея Саратовского (Петрозаводская консерватория, проф. Р.Островский), Вячеслава Грязнова (проф. Ю.Слесарев), Дмитрия Тетерина (проф. А.Наседкин). Несколько ярких впечатлений принесла игра на I туре и иностранных участников Конкурса. В первую очередь нельзя было не заметить талантливых и самобытных китайских пианистов — артистичного и тонко чувствующего Ван Сяоханя (проф. Джо Гуангрен, А.Варди) и наделенную мягким туше и музыкальным чутьем Цзин Цзюй (проф. Ян Цзюн, М.Роско). Необыкновенно отточенным пианизмом, но еще более своеобычной манерой игры и интерпретации исполняемых сочинений резко выделялся итальянский пианист Адриано Кастальдини. И вот, после такой интереснейшей борьбы на первом туре, который, выражаясь словами председателя жюри Владимира Крайнева, продемонстрировал "необычайно высокий" уровень Конкурса и "доставил публике много удовольствия", оглашение решения жюри вызвало, мягко говоря, изрядный скепсис. Досадные потери коснулись не только таких непривычных для жюри пианистов, как Кастальдини, но и наших очень молодых, но, безусловно, одаренных и мыслящих пианистов, таких, как Грязнов и Саратовский, каждый со своей манерой игры и своим видением исполняемых произведений. Заметим при этом, что оба они не москвичи, а Вячеслав Грязнов так родом даже из самой далекой, но "нашенской" земли — из Южно-Сахалинска! И несмотря на то, что в дни конкурса ему исполнилось только 20 лет, он своей игрой на первом туре показал себя серьезным, строгим и умным музыкантом.
Прошедших на II тур пианистов можно было достаточно легко поделить на две неравные группы: скучных "технарей-отличников", игра которых сводит скулы от зевоты, и тех, на чей концерт непременно хотелось бы сходить. Из числа последних отмечу наиболее ярко проявивших себя Андрея Шибко и Алексея Набиулина. Андрей потрясающе сыграл си-минорную Сонату Листа, сумев увлечь уставших к 11 часам вечера слушателей так, что они потом долго не могли разойтись, и все кричали и кричали: "Браво!" Алексей же всю свою сложную программу сыграл так, что после него еще долго нельзя будет слушать эти сочинения, не вспоминая его игру. Вначале была исполнена тяжелейшая Соната Шуберта си-бемоль мажор с ее многократными песенными повторами, потом — I-я часть Большой сонаты Чайковского и, наконец, Три пьесы из сюиты Стравинского "Петрушка". Играл Набиулин, как и Шибко, в самом конце длинного утомительного конкурсного дня, но его исполнение русского "Петрушки", при котором даже пальцы его вставали как бы на пуанты, а весь облик был обликом шута, плачущего и смеющегося вместе с веселимой им публикой, буквально воспламенил весь Большой зал консерватории. После этого выступления Набиулин стал несомненным лидером соревнования. Игра другого фаворита — Дмитрия Тетерина не прозвучала так, как бы хотелось, скорее всего, из-за неудачно подобранной им программы, где Соната К.Вайна (1990) чем-то перекликалась с играемой тогда же Сонатой №6 Прокофьева. Тем не менее, на третий тур он прошел. Кроме него и Набиулина, на финальный тур жюри пропустило значительное число музыкантов, не представляющих интереса ни публике, ни самому жюри, потеряв при этом и Андрея Шибко, и Ван Сяоханя, и Алексея Володина, и Сергея Кудрякова (список можно было бы даже и удлинить). В результате последний тур по фортепиано стал самым скучным на Конкурсе. Специалисты еще долго будут ломать голову, как могло случиться, что при таком блестящем составе претендентов золотую медаль получила в общем довольно-таки заурядная японская пианистка Аяко Уэхара, которая, видит Бог, много не прибавила по сравнению с предыдущим Конкурсом имени П.И.Чайковского. Слава Богу, что 2-е место было присуждено Алексею Набиулину, который, с учетом всех специальных премий и призов, по праву оказался самым отмеченным участником Конкурса. Среди многих наград особенно дорогими для Набиулина, конечно, должны являться Специальный приз Московской государственной консерватории обучающемуся в ней музыканту, наиболее ярко проявившему себя в конкурсных выступлениях, а также Специальный приз фирмы Зайлер (рояль Маэстро) для российского лауреата Конкурса по специальности фортепиано. Хочется добавить, что отмеченная с первого тура Конкурса нашей великолепной, доброжелательной, все понимающей публикой китайская пианистка Цзинь Цзюй по праву стала лауреатом Конкурса имени Чайковского, завоевав третье место и бронзовую медаль.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой