Авторский блог Владимир Бушин 03:00 10 июня 2002

ПРОЗРАЧНОСТЬ

0
24(447)
Date: 11-06-2002
Author: Владимир Бушин
ПРОЗРАЧНОСТЬ
GLORIA MUNDI Давненько я не видел и не читал Фазиля Искандера. Знаменитый же писатель и несгибаемый борец против казарменного социализма! Даже в Харькове не так давно вышло собрание его сочинений в шести томах. Премий у него с полдюжины, как у покойной Аллы Тарасовой. В том числе такие экзотические, как "Москва-Пенне". Что за Пенне? Где это? Я и не слышал. А какие критики о нем писали и пишут! Знаменитый Станислав Рассадин, прославленный Бенедикт Сарнов, всем известная Наталья Иванова. И как пишут! Вот хотя бы Иванова: "Трудно отыскать тот социальный институт или исторический момент в жизни общества, который так или иначе не нашел бы своего отражения в поистине энциклопедическом (!) по охвату событий и проблем романе "Сандро из Чегема". Брокгауз и Эфрон! Я уж и не помню, о каком еще романе после "Евгения Онегина" было сказано, что это энциклопедия русской жизни. Вот она gloria mundi писателя, родившегося в Абхазии, живущего в Москве, издающегося в Харькове и любимого в Пенне...
А ведь мы однокашники по Литературному институту. И ужасно меня вдруг заинтересовало: что с Фазилем теперь, где он, не притомилось ли его золотое перо, не подался ли в родную в Абхазию или куда подальше? Ведь вон в последнем адресном справочнике московских писателей, что в жалком виде и под пошлым названием "Московский Парнас" вышел в позапрошлом году, целую страницу занимает список укативших за рубеж 70 блистательных имен, начиная с Елены Аксельрод и кончая Евгением Шнитцер. Из них 21 москвич ныне в США, 15 — в Израиле, 12 — в Германии и т.д. Правда, около сорока — "лица еврейского происхождения". А Искандер, как я прочитал недавно в другом справочнике, оказывается, по отцу — перс. Так, с одной стороны, зачем персу ехать в США или Израиль, а с другой, я лично вслед за главным героем рассказа Чехова "Орден Льва и Солнца" порой от души повторяю: "Мы, русские, любим персов!"
И принялся я искать хоть какие-нибудь сведения об Искандере или о его новых публикациях. Представьте себе, публикаций не нашел. Но попалась недавно вышедшая увесистая книжечка "Наш советский новояз" упомянутого Бенедикта Сарнова. Из нее узнал, что есть издательство "Материк" (не путать с журналом "Континент", кажется, почившим в Бозе). Как водится, в издательстве существует редсовет, который составляют такие слепящие светочи демократии, как известный своей ученостью академик А.Н. Яковлев, разумеется, Беня Сарнов, тоже мой однакашник, и искомый Фазиль, мультилауреат разнообразных премий. Прекрасно! Теперь я хоть знаю, где он обретается...
А тут случись еще и такое дело. Весной я всегда делаю прополку в своем архиве. Так и в этом году. Пользуясь отличной погодой в начале мая, выносил я на огород кипы старых бумаг, газет и бросал в костёр. И вот швырнул очередную охапку, вдруг мелькнуло в мятущемся пламени знакомое лицо... Батюшки, Фазиль! Обжигая пальцы, выхватил из огня его большой, немного уже обгоревший портрет. Оказалось, он украшает страницу "Новой газеты" №2 за 1998 год, на которой помещена статья Искандера "Государство и совесть".
Как видите, газетка уже довольно старенькая, еще ельцинской эпохи, но я и этому был рад. Если устарела и статья, так хоть на портрет полюбуюсь, вырежу и на стенку повешу. Но нет, в статье оказалось немало увлекательного и даже сногсшибательного. Судите сами...
ВЫБОРЫ АГРОНОМА Искандер много, поистине с энциклопедическим охватом, и весьма сурово пишет о советском времени. В частности, уверяет, что в ту кошмарную эпоху тупоумие в стране повсеместно доходило до такого градуса, что "агронома в колхозе выбирали не по признаку его добросовестности и знания дела, а по признаку его идеологической болтовни". Интересно, правда?
И надо полагать, не только агрономов, но, скажем, и летчиков, паровозных машинистов, хирургов, зубных врачей, да, видимо, и начальников Генштаба тоже выбирали голосованием? Вот построили, хотя бы, допустим, Ткварчельскую ГРЭС в Абхазии, — и тотчас избрали её директором, может быть, придурка из ближайшей деревни, лишь бы болтать умел. Может, именно так было в маленькой Абхазии, где Искандер родился и некоторое время жил, издавал свои сочинения? Но в России и других Советских республиках дело обстояло несколько иначе: агронома не выбирали на собрании, его направляли в колхоз сельскохозяйственные отделы районных или областных советов. Да ведь при всей авторитетности источника трудно поверить, что и в Абхазии голосованием плодили опасных болтунов, доверяя им судьбу своих урожаев. Не глупее же абхазы русских или чукчей. Не зря еще в 1935 году республику отметили высшей наградой — орденом Ленина.
Тем более трудно поверить энциклопедисту, что, не назвав ни одного колхоза, ни единого агронома-выдвиженца, он в обоснование своего крайне сомнительного навета на земляков и на родную трижды орденоносную республику приводит вот ведь какой пример: "Так(!), ничего не понимая в литературе, Жданов пытался управлять литературным процессом". Позвольте, сударь лауреат, но, во-первых, что тут общего? Разве Жданов — агроном? Почему Фома должен отвечать за Ерему? Отличие тут хотя бы в том, что Жданов действительно был избран секретарем ЦК на его Пленуме. Во-вторых, желательно понять: если описанные бедствия имели место в колхозах орденоносной Абхазии лет 60-70 тому назад, то сопоставимы ли они с бедствиями наших дней, когда в кресла премьеров страны, их заместителей сажают безвестных газетчиков, комсомольских перестарков и провинциальных гризеток, — всех этих Гайдаров и Чубайсов, Кириенок и Стапашиных, Хакамад и Матвиенок, а тут еще и Починок, который давно нуждается в починке... Да, много пищи для размышления даёт даже старая статья писателя. Вот что значит большой талант!
БЕССОВЕСТНАЯ СТРАНА ПОГИБЛА... УРА! Продолжая исследование порочной эпохи, наш энциклопедист уверял: "Совесть за семьдесят лет советской власти не только планомерно истреблялась сверху, но и сам наш человек, чтобы выжить, истреблял её в себе". Ну, с одной стороны, если "наш человек" (т.е. весь народ, кроме перса Искандера) сам истреблял в себе совесть, то зачем же еще верхам работать? Как говорится, процесс идёт. А с другой, я лично действительно знаю немало субъектов, которые постоянно занимались и занимаются духовным самоедством. Есть они и в редсовете "Материка". Думаете, имею в виду оборотня Яковлева? Это само собой. Однако не только. Но вот интересно: если взять семьдесят лет Советской власти и пятнадцать лет власти горбачевско-ельцинско-путинской, когда было истреблено совести больше, принимая во внимание хотя бы только то, что сейчас контингент заключенных в тюрьмах и лагерях России в два раза превышает контингент 1937 года.
Дальше: "Чаще всего истребление совести делалось неосознанно. При страшном давлении диктатуры молекулы страха в человеческой душе преображались в формулу любви. Человек просыпался и говорил себе: "Я еще жив! Спасибо великому Сталину!" Что ж, надо признать, что абхазы, ставшие агрономами или зубными врачами по голосованию, действительно должны были каждое утро славить товарища Сталина, если после первого неурожая в своем колхозе и первого ошибочно вырванного здорового зуба оставались живы.
Естественно, что о развале своей родины, все граждане которой, кроме него, с детства занимались удушением, четвертованием и колесованием совести, Искандер не сожалеет. Более того, он уверен: "Это было естественной смертью... Такое государство обречено было погибнуть". Еще бы! Ведь чего только стоят хотя бы такие его бессовестное деяния, как истребление германского фашизма или вне очереди бесстыдный прорыв в космос...
БЛЕСТЯЩИЕ УМЫ И ДЛИННЫЕ ДОЛЛАРЫ Покончив с характеристикой советской эпохи, питомец Брокгауза и Ефрона обратился к демократической современности и сразу возликовал: "Нам повезло, что гибель Советского государства обошлась без кровопролития..." Без?! И это говорит уроженец Абхазии, которая, пока он боролся за демократию и прогресс в столичных редакциях да радовался дарованным "букерам" и "триумфам", отстояла свою свободу и независимость в кровопролитной войне. Говорит житель Москвы, где кровь льётся ежедневно. Говорит гражданин России, население которой ежегодно уменьшается на миллион. Неужто ему нет дела до этих ежегодных миллионов только потому, что смерть их чаше всего бескровна?
Гуманист терзается другим: "Разве не стыдно всем нам, что такие блестящие умы, как Сергей Аверинцев и Вячеслав Иванов, обучают за границей тамошних университетских недорослей... Иванов знает около ста языков". Это с какой же стати всем нам должно быть стыдно? Слава Богу, пока есть в стране и университеты, и недорослей хватает. Правда, платят маловато, вот в погоне за длинным долларом блестящие умы и рванули за границу: один — в Вену, другой — в Лос-Анджелес. А мы с женой, пенсионеры, должны из-за них умирать от стыда? Это им да их адвокатам должно быть стыдно. И в том, что маловато платят, не мы виноваты, а они, немало сделавшие для утверждения этого режима. Ведь оба вместе с Искандером были в 1989 году нардепами СССР, входили в приснопамятную Межрегиональную группу, сравнимую со 2-й танковой группой Гудериана осенью 41-го года под Тулой. Что же касается ста языков, на большинстве из коих поговорить уже не с кем, то Иванову хорошо бы освоить еще один, очень живой и выразительный — для объяснений с правителями.
ПРЕЗИДЕНТ ОБЯЗАН ЗНАТЬ, ГДЕ СОРТИР Искандер критиковал не только весь народ за ужасную судьбу стоязыкого Иванова и шестикрылого Аверинцева, кстати, тоже энциклопедистов. У него были претензии и к самому главе государства: "Недавно президент наш Борис Николаевич Ельцин сказал по телевидению, что миллиарды рублей, посланные в Чечню, неизвестно куда делись. Президент не следователь, не прокурор, он может не знать, кто их украл. Но он обязан знать, кто именно в правительстве за это отвечает." Золотые слова! Но разве это был единственный факт такого рода! Да, президент не следователь, но он обязан знать, например, что в самолёте есть уборная, и если тебе приспичило, то надо ею своевременно воспользоваться, а не терпеть до приземления, а потом — бежать на иностранном аэродроме к колесу самолёта и на глазах потрясенных леди и джентльменов справлять, как бобик, малую нужду за три минуты до объятий встречающих. Да, президент и не прокурор, но он обязан не напиваться, как свинья, в стельку, если в другой раз, тоже на иностранном аэродроме, запланирована официальная встреча с премьер-министром иностранной державы. Президент еще и не министр экономики, но он обязан не брехать, что ляжет на рельсы, если жизнь народа станет хуже, а позже — за 24 часа до дефолта не клясться, что экономика страны благоухает. Он и не министр обороны, но обязан не выступать в роли петрушки, уверяющего, что послал против чеченских террористов 38 снайперов и теперь страна может спать спокойно. Наконец, он не должен быть уж таким болваном, чтобы не знать: за предательство Родины полагается виселица, а не высшая награда страны из рук человека, который оказался цепным псом межконтинентальной дружбы.
Недавно краснодарский губернатор Ткачев на встрече в Кремле допустил выражение "куриная война с Америкой". И как он, громыхнув цепью, тотчас кинулся на него: "Никакой войны не было!!!" Его страшит даже такая война и даже упоминание о ней. Действительно, не было войны. Была лишь попытка нашего сопротивления, и заокеанские друзья недели за три-четыре беспощадно её подавили. И продолжают слать нам не по новой же технологии выращенных за это время парных кур, а из многолетних мороженных запасов, из коих снабжают и Гондурас. Ешьте, русские друзья. А через несколько дней — свидание с Кучмой, и тот возьми да брякни : "трагедия Афганистана". И снова — моментальный бросок:"Никакой трагедии! В Афганистане была бомбежка, а не трагедия!! 11 сентября в Америке — вот истинная трагедия!!!". Какая реакция! И какая бдительность на страже заморских интересов. У человека просто нет такого органа, чтобы понимать: всякая война и любая победа имеют трагическую сторону. Разбили мы немцев под Сталинградом — торжество! Но и трагедия. Взяли мы Берлин, разметали фашистскую орду — победа! Но и трагедия. И никогда не поймёт человек, что на свете есть "вино с печалью пополам". Уж такая порода...
НАРОД И "ЗОЛОТОЙ МИЛЛИОН" И всё это и много подобного воочию видя, Искандер, однако же, милостив: "Критикуя правительство, я ни на минуту не забываю о многом хорошем, что оно делает." Что же именно? Ну, выдало ему премию. А еще? Как! — восклицал лауреат. "Оно оберегает нас от мировой скорби. И прекрасно с этим справляется." Надо полагать, тут имеются в виду бесчисленные празднества: юбилеи, дни городов, телешоу, Пугачёва и Бабкина, импортированный день святого Валентина, фиглярство Жириновского и Новодворской, и нет никакой Welt Schmerz нигде, кроме очей Сарнова! Но не исключено, что автор имел в виду и бесчисленные убийства, взрывы, аварии, пожары, наводнения, обвалы, — где ж тут скорбеть о несовершенстве мира, только успевай поворачиваться, только свою шкуру спасай.
Напомню, что статья Искандера написана почти четыре с половиной года тому назад. И вот недавно, если вернуться к вопросу грабежа страны, в апреле этого года, по тому же телевидению председатель Счётной палаты Степашин заявил, что его сотрудники не могут найти, куда исчезли 4 с лишним миллиарда уже не рублей, а долларов. Президент другой, он тоже не следователь, не прокурор, но всё-таки вчерашний офицер КГБ, к тому же гораздо моложе той образины и умеет своевременно пользоваться уборной в полёте, даже спускает после себя воду и еще нигде на людях не обмочился, — как всё прекрасно, и столько времени прошло, а результат тот же и даже гораздо ужасней! В чем дело?
Да всё очень просто. Искандер гневно вопрошал: "Почему у нашего правительства до сих пор нет опубликованной для народа программы своих действий на ближайшие годы? Программа должна быть..." До сих пор. За это время сменились не только два президента, но и полдюжины премьеров, а программы всё нет и нет. Теперь-то хоть понимает энциклопедист, почему? Едва ли. А дело такое. Для себя программа у власти есть, но объявить её народу она не смеет, ибо это программа закабаления страны, превращения её в сырьевой придаток Запада, программа истребления не только совести, но и носителя её — народа. Так же обстоит дело с проблемой безопасности. После гибели в День Победы на демонстрации в Каспийске 42 человек прошла на НТВ передача "Свобода слова", на которой обсуждали эту трагедию. И одна женщина сказала от микрофона: "Проблему своей личной безопасности правители решили с помощью невиданной охраны, бронированных автомашин и превращения своих гнездышек в крепости, а на всех остальных, на весь народ им наплевать!" Да, "золотой миллион" себя обезопасил...
Кое-чего не понимая и не видя, Искандер, однако же, порой очень мрачно смотрит на нынешнюю жизнь. Так, свою родину он называет "страной, где каждый второй — вор!" Да неужто так и есть? Но я слышу, как перевернулись в гробах Брокгауз и Ефрон. Вот, Фазиль, вас в редсовете "Материка", повторюсь, четверо. Значит, двое воры? Кто же именно — Сарнов и Яковлев? Кабанов и ты? Сарнов и Кабанов? Яковлев и ты? Ты и Сарнов? Молчание...
АНТОНИ ЛЕВЕНГУК — ИЗОБРЕТАТЕЛЬ СПЕРМАТОЗОИДОВ На простой вопрос о ворах автор ответа не даёт, но зато он сделал такое великое открытие, что удивительно, почему за минувшие годы оно не овладело умами, не вошло во все энциклопедии мира, а ему за это почему не дали еще одну премию или орден Андрея Первозванного. Искандер объявил: "Экономика не является базисом человеческого общества, и это легко доказать". Если уж так легко, то почему до сих пор никто не занялся, например, Юз Алешковский или Мишка Дёмин? Матвиенко или Починок? Сорокина или Миткова? Загадочно... И как же новатор доказывает? Действительно, очень легко: "Экономика не является базисом, ибо человечество тысячелетия жило, когда никакой экономической науки вообще не было и никому в голову не приходило экономическую сторону жизни объявлять базисом". Фазиль, однокашничек, любимец Натальи Ивановой, неужели ты, давно вступив в восьмой десяток, полагаешь также, что если до Левенгука, который в ХVII веке изобрел микроскоп, человечество тысячелетия жило без научной микроскопии и не знало о существовании бактерий, сперматозоидов, эритроцитов, то их по этой причине и не было в природе? Ведь это, как говорится, сдвиг по фазе или, если по-научному, солипсизм. Согласно ему, и твоего друга Бени Сарнова не существовало до того лучезарного дня, когда он со своим умом предстал перед твоими очами.
К тому же надо пояснить, что базис общества вовсе не экономика. Так считают только олухи царя небесного, компанией которых ты почему-то дорожишь на старости лет. А ведь еще в Библиотечном институте читал у Маркса: "совокупность производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая, и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания". В 1951 году, перейдя в Литературный институт, ты продолжал штудировать марксизм и прочитал у Сталина: "Базис есть экономический строй общества на данном этапе его развития. Надстройка — это политические, правовые, религиозные, художественные, философские взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения".
Конечно, на восьмом десятке все это может испариться из облысевшей черепушки или засохнуть там в виде таракана, но тогда не надо карабкаться на газетную полосу со своими открытиями: "Базисом человека и человеческого общества является совесть, а экономика — одна из важнейших надстроек. Экономика может хорошо работать при более или менее здоровом состоянии базиса — совести человека." Красиво! Но что такое более или менее здоровая совесть? Если она хромает на обе ноги, но со здоровыми кулаками, это — более или менее? Какого пошиба совесть, допустим, у коллеги Яковлева — более или менее, чем у коллеги Сарнова? А что сказать про Америку? Кажется, там экономика работает недурно, но значит ли это, что и совесть первосортная? А если так, то почему такая отменная совесть не мешает им шататься по всему свету с кистенем и встречным-поперечным раскраивать черепа?
Очень проникновенно, прямо-таки с дрожью в голосе и со слезой сострадания и восторга автор рассказывает о послевоенном восстановлении Германии: "Тысячи городов лежали в руинах, миллионы убитых, миллионы раненых, миллионы голодных и беспризорных детей!" И вдруг в одночасье проснулась у вчерашних потрошителей Европы совесть и свершилось чудо: страна расцвела. А план Маршалла, т.е. экономическая помощь Америки, а умная политика канцлера Эрхарда сыграли при этом какую-нибудь роль? Ни слова. Речь только о совести, ни о чем, кроме совести. Прекрасно! Но ведь твоя родина, Фазиль, тоже за пять лет восстановила народное хозяйство. А ведь наши разрушения и потери несоизмеримы с немецкими. Достаточно вспомнить, что по советской земле война прошла дважды, а по германской один раз. И ожесточение сражений при нашем отступлении, как и наступлении, было таким, что многие города — Перемышль, Харьков, Ростов и другие — переходили из рук в руки по нескольку раз. В Германии не было таких городов. Как, впрочем, и во Франции и в других завоеванных немцами странах. На Западном фронте и битв, подобных Сталинградской, Курской или Берлинской, не было
И что же мы слышим о чуде восстановления нашей Родины? Ни слова... А ведь и довоенный её рывок из лапотной отсталости на первое место в Европе тоже было чудом. А потом — второе место в мире, супердержава,— опять чудо! И опять энциклопедист молчит, ибо не может он допустить, что совесть советских людей была выше, чем у вчерашних стражников Освенцима, расстрельщиков Красухи, грабителей всей Европы. И я думаю, что же все это такое — затухание некогда резвого ума или элементарное угодничество перед антисоветским режимом? Но как бы то ни было, а когда человек, ничего не понимая в основополагающих принципах и терминах какой-либо теории, учения, пускается опровергать их, и радуется, как это легко, то он предстаёт перед нами в образе именно того агронома, которого избрали на общем собрании колхоза "Новая жизнь", где все выписывают "Новую газету".
СОЗДАДИМ НЕСЛЫХАННОЕ ГОСУДАРСТВО! Ничуть не смущаясь, Искандер еще и объявил рецепт спасения Отечества: "На вопрос, что мы строим, мы должны иметь мужество ответить: мы строим совестливое государство, мы строим Государство Совести. А демократия и рыночная экономика — только рычаги этого неслыханного государства." Конечно, такое государство еще более неслыханное и желанное, чем "Город Солнца" Кампанеллы. Но как именно это сделать? Да опять же очень просто! "Начинать надо с правительства. Нужно правительство алмазной чистоты и прозрачности". Прекрасно! Но почему не с президента? Одного-то такого легче найти. "Кристалл алмазной честности... Сто абсолютно чистых толковых людей..." И где взять людей алмазной чисотты и абсолютной прозрачности? "Они кругом..." Что значит кругом? Есть и в вашем редсовете? Сарнов, например?.. "Они и в самом правительстве". Кто именно — Починок? Клебанов? Матвиенко? "Достаточно найти десять таких людей — и они приведут остальных." Таких же алмазных или уже бриллиантовых, т.е. обработанных? "На это понадобится не больше двух-трех месяцев". Великолепно! Радость какая! Гораздо короче знаменитой программы Явлинского "500 дней", которую в своё время почему-то прочитали и утвердили только в США, на Брайтон-бич.
А нельзя ли всё же сократить поиски алмазных личностей и дельце это провернуть еще быстрее? Уж очень не терпится! Можно, говорит Искандер: "Даю точный адрес человека, который укажет на высокообразованных, умных, совестливых людей. Это адрес академика Дмитрия Сергеевича Лихачева".
К ВОПРОСУ О ПРОЗРАЧНОСТИ АКАДЕМИКОВ Вот это меня несколько озадачило. Во-первых, если люди с алмазными сердцами "кругом", то почему писатель сам не назвал сотняшку таких. Начал бы со своего редсовета, что ли: Яковлев, Сарнов... Во-вторых, ведь сам-то Лихачев не совсем алмазный, не абсолютно прозрачный. Например, почему он не был на войне? Когда она началась, ему шел 34-й год, и здоровье, судя по долголетию, неплохое. Конечно, академиков или таких выдающихся художников, как Шостакович (он просился на фронт) оберегали от войны, но Лихачев был тогда всего лишь младшим научным сотрудником, каких тысячи, даже кандидатом стал только в 1944 году, всю войну диссертацию писал. Нельзя не сказать и о том, что в последние годы демократы постоянно изображали Лихачева самым отчаянным страдальцем и горьким мучеником Советской власти, которого преследовали, не печатали, запрещали и т.п. И он ни разу ни словечком не возразил. А ведь на самом-то деле, хотя он в молодости будто бы за хранение "Протоколов сионских мудрецов" действительно отсидел лет пять в Соловках (Т.Миткова заявила однажды по НТВ: "двадцать лет сталинских лагерей"), но потом всю жизнь — как сыр в масле! Опубликовал свыше 900 статей, издал более 30 книг. И доктор, и профессор, и академик, и депутат Верховного Совета, и Ленсовета, и квартиры всё менял на лучшие... Орденов едва ли не больше, чем у Буденного. А премии! Еще в 1952 году — Сталинская, в 1962-м — ВДНХ, в 1969-м — Государственная, в 1975-м — опять ВДНХ, в 1986-м — Золотая Звезда Героя Социалистического Труда и орден Ленина... А он делал вид, будто ельцинский орден Андрея Первозванного — чуть ли не единственный за всю многострадальную жизнь.
Или взять такой вопрос. 10 сентября 1990 года в беседе по телевидению с журналистом Отто Урмасом академик горько жаловался: " Я был невыездным. Да, да, невыездным... Увы, невыездным." Но это же прямое вранье, которое нельзя объяснить возрастом. По данным Иностранной комиссии Союза писателей, Лихачев в советское время ездил в Австрию, Англию, Италию, Румынию, а в ГДР, Венгрии и Чехословакии гостевал дважды, в Польше — раз десять, и если это меньше, чем Вознесенский во Франции, то в Болгарии, где он был иностранным членом Академии Наук и другом самого товарища Живкова, Лихачева видели чаще, чем Евтушенко в Америке...
Наконец, изрядную дозу непрозрачности в образ академика добавляют публикации о том, что писатель О.В.Волков, умерший в 1996 году, а ранее Т.М.Купоров, отбывавшие срок вместе с Лихачевым, утверждали, будто он под кличкой "Штольц" был секретным осведомителем лагерной администрации, за что и освобожден досрочно с похвальной характеристикой (Ю.К.Бегунов. Тайные силы в истории России.М., 2000. Стр. 495).
Так вот, может, по причине неполной прозрачности Лихачева никто и не кинулся к нему по совету Искандера за списком алмазных людей для бриллиантового правительства?
Впрочем, что ж тут рассуждать. Академик ушел в мир иной, где нет ни премий, ни орденов, ни базиса, а одна сплошная надстройка в виде вечного блаженства. Да еще только ангелы: Шу-шу-шу... Бр-бр-бр... Тс-тс-тс...
Увы, с академиком получилось еще конфузней, чем с выборным агрономом, которого Искандер уж вроде бы своими глазами видел в Пицунде. Только этим, видно, и объясняется, почему до сих пор нет у нас алмазного правительства. А одни совершенно непрозрачные медные лбы... Впрочем, стоп! 17 мая Дума при одном воздержавшемся приняла "Кодекс поведения чиновника". Не есть ли это первый шаг по пути в Государство Совести?..
Интересно, а что сейчас поделывает там академик Лихачев, на которого возлагались такие великие надежды? Не исключаю, что ждет не дождется, когда в книжном магазине райцентра поступит в продажу книга младшего коллеги Б.Сарнова "Наш советский новояз".
А что мне делать с обгоревшим портретом Фазиля?..

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x