Авторский блог Николай Анисин 03:00 3 июня 2002

УПОДОБЛЯЙСЯ И ПОДРАЖАЙ

0
23(446)
Date: 04-06-2002
УПОДОБЛЯЙСЯ И ПОДРАЖАЙ (Можно ли в России построить такое же “гражданское общество”, как на Западе?)
В СССР, писали на Западе в 70-80 годы, есть три эксплуататорских класса: партийно-советские чиновники, генералы с полковниками и директора заводов с председателями колхозов. Они за счет труда всех прочих, уверяли западные социологи, имели самые лучшие квартиры и дачи, они отдыхали в самых комфортабельных санаториях и домах отдыха, они получали самую высокую зарплату, и уровень потребления материальных благ в их семьях намного превосходил тот же уровень в семьях рядовых граждан.
Так ли это было на самом деле? К посту , скажем, секретаря обкома прилагалась очень приличная квартира. Но в доме, в котором она находилась, точно в таких же квартирах могли жить слесарь и токарь — передовики труда. Дачи в заводских кооперативах по всем статьям уступали обкомовским дачам. Но их партийные работники занимали временно — до расставания с должностью. В элитных санаториях Министерства обороны с мая по сентябрь принимали только генералов и полковников. Но в остальные месяцы года путевки в них давали всем офицерам. Зарплата у директора завода, разумеется, была выше, чем у инженера в цехе или в отделе главного технолога. Но если семья инженера туго затягивала поясок на несколько лет, то могла купить ту же мебель, ту же бытовую технику и ту же автомашину, которыми владела семья директора.
Разница в благосостоянии между партийно-советскими, военными, хозяйственными руководителями и рядовыми гражданами в советском обществе, безусловно, имела место быть.
Но эта разница не выглядела как некая пропасть, которую нельзя перепрыгнуть, и если бы власть в СССР не отупела, не создала дефицит товаров и услуг, то причитающиеся по высоким должностям материальные привилегии никакого раздражения в обществе не вызвали бы. Не вызвали бы потому, что на самом деле эксплуатации одних другими в советское время не было. Была же тогда лишь незначительная дифференциация в потреблении благ и был их искусственно созданный дефицит. Джинсов, кроссовок, видиков и колбасы на всех не хватало, а начальники через закрытую торговлю могли их приобретать. Мелочное это, казалось бы, обстоятельство вызывало крупное народное недовольство властью.
Верхушечный, по сути, дворцовый переворот в Москве в августе 91-го произошел при молчаливом одобрении масс именно потому, что творцы переворота давно носились с лозунгом: "Долой должностные привилегии!"
Коммунистическую власть сменила демократическая и вместо административно-командной системы появилась рыночная.
Исчезли ли при всем том привилегии? Дачи-дворцы, которые раньше принадлежали ЦК КПСС, Верховным Советам и Совминам СССР и РСФСР, перешли в ведение администрации президента РФ, и нынешние высшие демократические чиновники так же успешно за гроши ими пользуются, как и прежние коммунистические. Губернаторы и их замы в провинции благополучно заняли дачи секретарей обкомов и столь же благополучно улучшают квартирные условия за счет бюджета. На льготных условиях, как и в советскую пору, чиновники всех уровней отдыхают в лучших санаториях. Основные должностные привилегии остались нетленными и о борьбе с ними не говорит никто. Почему?
Внедрение новой властью дикого рынка очевидным сделало для всех: вопиющая социальная несправедливость происходит не от того, что чиновник имеет как чистый довесок к посту, а от того, как он распоряжается собственностью. При коммунистах чиновник должен был сохранять и приумножать собственность, при Ельцине ему было позволено собственность растранжиривать — причем с собственной выгодой. В результате, чтобы получить собственность, надо было быть ближе к власти. И многие предприятия попали к людям случайным, к управлению не приспособленным. И новых хозяев жизни, в отличие от таковых на Западе никто не учил, что эти богатства надо использовать не только в личных целях, но и для блага всего общества. Исключения были редки. Поэтому для многих вольготно-веселая жизнь быстро закончилась.
Начиная рыночные преобразования, наши реформаторы обещали построить в России такое же благополучное общество, как в Европе и Америке, а получили мы в итоге общество с такими же социальными язвами, как в Африке: одни купаются в роскоши, другие думают о том, где добыть кусок хлеба. Абсолютное большинство российских граждан считает копейки от получки до получки, и именно это является основной проблемой российского общества, а вовсе не то, что кто-то купил себе лимузин или построил виллу. Почему же у нас одно, а на Западе совсем другое?
Дело в том, что там рынок существует не первое столетие и, главное,— там есть гражданское общество, где интересы разных групп населения отстаивают различные общественные организации, которые являются преградой в злоупотреблениях власти и капитала. У нас же рядовой гражданин остался один на один не только со своим работодателем, но и с уймой чиновников: как они распорядятся его судьбой, так и будет.
После того, как режим Ельцина, расстреляв Верховный Совет, окончательно укрепился, в Кремле был созван некий форум, где состоялось подписание так называемого Договора об общественном согласии и примирении. Он призван был символизировать, что обманутые должны согласиться с их обманом и примириться с теми, кто их обманывал и обманывает. Договор подписали лидеры разных партий и движений, которые, якобы, выражали интересы разных социальных групп населения. Но всем этим партиям в принципе было наплевать, что нашим гражданам надо просто нормально жить. Для них главное — реализовать свои политические цели. И жизнь показала, что сегодня при обилии партий человек по-прежнему остается беззащитным и перед чиновником, и перед работодателем. Так как же сделать, чтобы в России рядовой гражданин был так же защищен, как на Западе?
В конце прошлого года по инициативе, надо полагать, государственных инстанций, состоялся Гражданский форум. На нем были представлены политические и профессиональные организации, которым полагается отстаивать интересы человека труда. Об этом поговорили — и дальше разговоров дело не пошло. Хотя очевидно, что государство нуждается в диалоге с представителями общества, а им необходима поддержка государства в устранении социальных язв. Таких, например, как детская беспризорность, массовая преступность, безработица, нищета бюджетников, наркомания среди молодежи. Острые проблемы нарастают как снежный ком, и ничто не гарантирует, что они не превратятся в лавину. И в отдельных крупных финансово-промышленных группах это начинают понимать.
Мало-помалу до бизнеса доходит, что ему необходимо отдавать долг обществу. И если на Западе капитал давно уже играет немалую роль в решении разных социальных программ, то у нас в России только в последние годы начали появляться подобные примеры. Скажем, "ЮКОС" Михаила Ходорковского создает систему общедоступных интернет-центров. Что это значит для молодежи — всем понятно. Глава "Интерроса" Владимир Потанин учредил стипендии для нескольких тысяч российских студентов. И "ЮКОС" и "Интеррос", а также "ЛУКОЙЛ" и "Сибнефть" финансируют программу переселения на ветеранов труда из районов Крайнего Севера на материк.
Все упомянутые компании возникли на волне обвальной приватизации, искусственно инициированной ельцинским режимом. Но что сделано, то сделано. В России сейчас нет такой общественно- политической силы, которая смогла бы повернуть историю вспять. И надо ли теперь молодежи отказываться от интернет-центров Ходорковского, надо ли студентам не принимать стипендии Потанина, надо ли старикам, всю жизнь проработавшим в условиях вечной мерзлоты, не пользоваться возможностью переехать на Родину или в какой-то климатически благодатный край? Надо полагать, что все эти вопросы предполагают только однозначный ответ. Крупный капитал сегодня явно демонстрирует желание к партнерству с обществом. Стало быть, у общественных и профсоюзных организаций появляется возможность взаимодействовать с этим капиталом и добиваться от него тех шагов, которые направлены на решение вопиющих проблем страны. Предпосылки для создания гражданского общества в России появляются. И теперь все зависит от государства.
На Западе бизнес успешно работает над решением социальных проблем потому, что ему это выгодно. Если мы в ближайшее время создадим законодательные условия, при которых нашим финансово-промышленным группам будет выгодно без объяснения с налоговыми инстанциями не переводить деньги в оффшоры, а тратить их на устранение самых насущных проблем, то, может быть, что-то в нашей жизни изменится к лучшему.
Николай АНИСИН

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x