Авторский блог Алексей Лапшин 00:00 29 апреля 2002

ОРУЭЛЛУ И НЕ СНИЛОСЬ...

0
ОРУЭЛЛУ И НЕ СНИЛОСЬ...
Социальные изменения, происходящие в процессе глобализации, заставляют по-новому взглянуть на многие устоявшиеся идеологические понятия и оценки. Одним из самых важных вопросов для формирующегося в России антиглобалистского движения является его отношение к политическим правам и свободам.
Критике либеральной демократии посвящены тысячи страниц, однако механическое использование старых аргументов в борьбе с глобализмом было бы непростительной ошибкой. Очередные разоблачения "господ либералов" ничего не добавляют к написанному и лишь тормозят развитие теоретической мысли. Пора, наконец, всерьез задуматься о природе новой угрозы, принципиально отличной от всего, что было известно истории.
В первую очередь следует понимать, что глобализация означает не утверждение либеральной системы в общемировом масштабе (как предполагал Фукуяма), а повсеместное сворачивание демократических свобод и институтов. Уникальность глобалистского проекта именно в том, что политической формой управления обществом впервые в истории становится чистый деспотизм. В отличие от всех известных видов тирании, глобализм не содержит в себе никакого высшего принципа, которым бы измерялось его существование. Столь нелюбимые демократами тоталитарные режимы в действительности никогда не удерживали свою власть только за счет подавляющего контроля над обществом (подобные представления о тоталитаризме живо воспроизведены в романе Оруэлла "1984 год"). Идеократия, одной из форм которой является тоталитаризм, — не может ни получить, ни тем более сохранить легитимность, опираясь исключительно на насилие. Чтобы преодолеть обычную инерцию общества и заставить его служить выбранной идее, необходимо множество других стимулирующих факторов (ясные цели, возможность социальной мобильности, наличие "критической массы" пассионариев и т.д.). Таким образом, отчужденность власти от общества ни при каком тоталитарном режиме не переходила через ту черту, за которой начинается чистый деспотизм системы.
Выступавший как антитеза идеократии, либерализм продемонстрировал более тонкие методы насилия и сумел навязать миру своё понимание политической свободы. Посчитав, что великие идеи обходятся человечеству слишком дорого, убежденные либералы стали бороться за вполне осязаемые ценности: права человека, правовое государство, экономическую независимость индивидуума и т.д. Очень быстро эти лозунги были перехвачены бюрократией и стали прикрытием для цивилизационной экспансии западных государств. Экспансия эта была настолько цинична и агрессивна, что в результате оказался скомпрометированным не только либерализм, но и само понятие политической свободы. Декларированными либералами правами смогли частично воспользоваться только граждане западных стран в период нескольких послевоенных десятилетий. Для всего остального мира "права человека" стали бесполезным идеологическим довеском к супермаркетам и макдональдсам. Лишив свою власть измерения высшей идеей, правительства либеральных государств подготовили почву для глобализма. Единственным стимулирующим жизнедеятельность общества фактором осталась материальная заинтересованность.
После крушения последней идеократии в СССР, представлявшей социальную альтернативу либерализму, у западных бюрократий исчезла необходимость считаться и с собственным населением. Окончательно сформировавшаяся во второй половине ХХ века международная олигархия (космополитический альянс крупнейших банкиров, промышленников и чиновников) наконец получила возможность перейти в открытое наступление на существующую правовую систему. Последовало переходное десятилетие 90-х гг., потраченное в основном на создание геополитических и правовых прецедентов, игравших на руку сторонникам самых жестких форм глобализации (наиболее яркий пример — уничтожение суверенного государства Югославии). Достигнув своих целей и убедившись, что при сложившемся статус-кво её действия останутся безнаказанными, международная олигархия отбросила маску гуманизма и в настоящее время готовится перейти к прямой диктатуре.
Непосредственным предлогом для резкого ускорения глобализации послужила борьба с терроризмом. Хотя в реальности это явление сегодня имеет не больший политический вес, чем в 70-е или 80-е гг., гражданскому населению было объявлено, что из соображений безопасности демократию придется ограничить. В считанные месяцы мир погрузился в эпоху "контроломании", которая быстро оформляется на законодательном уровне. Сообщения о невиданно жестких мерах полиции и других силовых ведомств стали уже обыденными.
Параллельно происходят и другие события, свидетельствующие о легализации политической власти финансовой олигархии. Частный пример — принятый в Италии закон, позволяющий миллиардеру Сильвио Берлускони совмещать должность главы правительства с руководством крупнейшей в стране медиа-империей.
Начавшийся в Европе пересмотр трудовых законодательств серьезно урезает права рабочих и служащих в пользу "более гибкого обращения капитала". (Последнее, конечно, стало возможным в результате ликвидации социалистической альтернативы.) Одним словом, развитие глобалистских процессов ведет к трансформации либеральной системы как в политической, так и в экономической сфере. Международный истеблишмент теперь не только ведет борьбу против инакомыслящих "государств-изгоев", но и стремится к уничтожению демократических свобод, ставших преградой для установления абсолютного деспотизма олигархии. В конечном итоге глобализм несовместим с любой идеологией, поскольку олигархическая власть не апеллирует к обществу и заинтересована лишь в чистой эксплуатации. Именно поэтому создаваемую глобалистскую систему следует рассматривать как первую в истории безграничную тиранию.
Крайне важно понимать, что в этих новых условиях "права человека" и "политические свободы" перестали быть идеологической собственностью либерализма. Вчерашние апологеты демократии либо сомкнулись с реакцией, либо отброшены на периферию общественной жизни. Элементарная логика политической борьбы требует от антиглобалистского движения взять инициативу в свои руки и наполнить правозащитную деятельность новым содержанием. Как можно скорее это необходимо сделать в России, чьи народы, согласно новой иерархии, будут подвержены наиболее жестоким формам эксплуатации.
Современная трактовка прав человека должна быть значительно шире либерального подхода, делавшего акцент на сугубо материальных ценностях. В противном случае, антиглобализм превратится в борьбу за решение частных проблем, не затрагивающих сути системы.
Алексей ЛАПШИН
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x