Авторский блог Александр Нагорный 03:00 12 ноября 2001

НОВЫЕ КРЕСТОНОСЦЫ

0
Author: Александр Нагорный
НОВЫЕ КРЕСТОНОСЦЫ (Двухмесячный «юбилей» терактов в США: чего добился Вашингтон)
46(415)
Date: 13-11-2001
Прошло только два месяца с момента ошеломляющих терактов в Соединенных Штатах. В Вашингтоне провозгласили, что мир во главе с Америкой вступил в новую эпоху за эти два месяца. Америка якобы сплотилась вокруг Буша, а мир консолидировался вокруг героического звездно-полосатого флага во всепроникающей войне с международным терроризмом. И все это благодаря некоему ужасному злодею Усаме бен Ладену и окопавшимся в горных пещерах Афганистана мировым террористам, да и живущих на уровне полукаменного века, с одним лишь исключением, которое называется советский автомат АКМ. И как бы это не было удивительно, на этот раз американский официоз и генерирующие политкорректность гигантские СМИ США оказались отнюдь "не соврамши", выражаясь столь любимым деминтеллигентами словами Булгакова. Америка, по всем признакам, кажется, наконец, врезалась в новую реальность эпохи, эпохи всеохватывающей войны с "терроризмом", из которой для официального Вашингтона, по всей видимости, остается все меньше шансов выбраться уцелевшим или хотя бы без полной потери лица.
Каковы же предварительные итоги политических и военных усилий республиканцев, занимающих сейчас Белый дом?
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ США
Как говорится в известном анекдоте, имеются вести хорошие и плохие. Начнем с оптимистичных для США. Вашингтон сумел построить под формулу "антитеррористического альянса" практически все сообщество наций, проигнорировав при этом ООН и Совет Безопасности, которые были привлечены лишь для проштамповывания уже сформулированного в Вашингтоне обвинительного вердикта Афганистану и мусульманскому схимнику-радикалу Усаме бен Ладену. Отсюда и подтверждение главенствующей роли США как международного гегемона, который может "воротить, что ему придет на ум": выносить любой обвинительный акт и приводить его в исполнение. Словом, функции бога оказались, наконец, возложенными на фигуру президента США.
Такую позицию с молчаливым недовольством съела Европа, с оговорками, но все же поддержали арабские режимы, с энтузиазмом подхватили страны Восточной Европы, бывшие союзники России, рьяно восхвалил Путин, со своим непонятно каким олигархическим режимом, дав зеленый свет американцам на вскрытие пространства СНГ, а точнее — Узбекистана и Таджикистана. Москва как-то странно стала подавать сигналы своего прямого участия в афганской авантюре. США успешно, но за хорошие деньги и политическую реабилитацию, инкорпорировали недавнего своего "изгоя" — пакистанского военного диктатора Шарифа и сумели удержать Индию в рамках вооруженного нейтралитета. Наконец, на Шанхайском форуме тихоокеанских государств Вашингтон, хотя и получил холодный душ со стороны малых мусульманских стран, за которыми молчаливо проглядывала тень огромного негодующего Китая, тем не менее, добился осуждения терактов. Линия же бомбардировок Америкой городов Афганистана повисла в воздухе, не говоря уже о выражении желания "поучаствовать" в военных действиях прямо. Однако Вашингтон в целом мог все же удовлетвориться скомпонованной общей ситуацией.
Но при всей одновекторности заявлений подавляющего большинства государств США не могут не осознавать, что все эти политические подвижки чрезвычайно ненадежны, весьма шатки и зачастую двусмысленны. Они могут в момент рассыпаться, оставив Вашингтон у разбитого политического корыта при любом неудачном повороте развития внешних и внутренних обстоятельств афганского конфликта, так умело развязанного событиями 11 сентября.
ВОЕННАЯ ДИНАМИКА
В военной сфере американцы афронтом заполучили воздушные коридоры на пролет своих самолетов со стороны многих прилегающих к Афганистану государств. Но и здесь имеются важные элементы, выпадающие из общей цепи. Среди важнейших исключений — Китай и Иран, без которых невозможно говорить об изоляции Талибана в Афганистане. Более того, впервые США внедрились на военные аэродромы советской Средней Азии, разрубая традиционную гегемонию России в этом географическом регионе и усаживаясь (надолго ли?) в центре евразийского суперконтинента.
Гораздо скромнее военные достижение Америки в Пакистане, где США сумели получить лишь два дополнительных аэродрома для "подскока своих авиа- и вертолетных частей" при нанесении воздушных ударов, в то время как сухопутный плацдарм в Пакистане оказался недоступным по естественной причине — из-за растущего негодования пуштунских племен и широких мусульманских масс.
Кроме того, нельзя исключать из военного арсенала достижений США продемонстрированную миру свою способность концентрировать в течение считанных недель авианосные соединения и перегруппировывать части союзных по НАТО государств. Именно в показательных военных целях демонстрировались корректировки в мобвозможностях НАТО под руководством США.
В сфере боевых действий массированные пятинедельные бомбардировки оказались маловпечатляющими. В самом Афганистане вряд ли осталось так много инфраструктурных объектов после двадцатилетней войны и внутреннего гражданского конфликта с тяжелейшими последствиями. Конечно, некоторые крупные здания, включая и госведомства талибов, были уничтожены, но реальная боеспособность талибских соединений, не обладающих крупной военной техникой, оказалась практически неподорванной.
В силу сохранения всей политической и военной системы Талибана, США оказались в явно проигрышном положении, а отсюда и повышающееся стремление к наземной операции, чего и добивались талибы для создания ситуации прямого контакта. Совсем уж унизительной оказалась единственная высадка, которая привела к быстрому ретированию американских десантников, да еще и с засекречиванием собственных потерь, по некоторым источникам, до 150 человек..
Единой военно-политической антиталибской афганской коалиции явно не вырисовывалось. Талибан, несмотря на все надежды, не раскололся ни в военном, ни в политическом плане. Войска Северного альянса также остались разделенными на таджикскую и узбекскую части. Долгая толкотня вокруг Мазари-Шарифа и его неспешное взятие опирается прежде всего на типично афганский расчет максимально выудить у “белых саибов” побольше денег и всяческих товаров, втягивая своих заморских покровителей в непосредственные боевые действия.
По всем признакам, к середине ноября для Вашингтона и лично Буша складывается безрадостная ситуация, когда решающей победы нету даже в самой отдаленной перспективе. А в самой Америке пошла уничижительная критика, за которой, по всей видимости, стояли горовцы, не могущие до сих пор простить "увода победы в избирательной кампании" с многомиллиардными бюджетными вливаниями.
Что же касается взятия Кабула — то это лишь подтолкнет талибов к затяжной партизанской войне.
ПОЛИТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СЛЕДСТВИЯ ОПЕРАЦИИ
Два гигантских "Боинга" врезаются ранним утром в начале рабочего дня в самое сердце финансовой системы Америки. Еще один поражает Пентагон, этот центр военной мощи США. И, наконец, четвертый обрушивается невдалеке от резиденции американского резидента. Такова цепь событий 11 сентября 2001 г.
Они до основания потрясли Америку и американцев. Все телевизионные каналы оказались подмятыми одной картиной и одной трагедией. Наверняка практически все телевизионные экраны Америки — от центральных мегаполисов и до самых отдаленных медвежьих уголков — были включены с одними и теми же кадрами. Произведенный гигантский информационный эффект в век телекоммуникаций многократно усилил общеамериканскую боль, обусловил всеамериканский психоз, предопределил нарождение лавинообразных всепроникающих страхов, сформировал общее негодование и горе. И естественно, в течение нескольких часов сформировались на различных уровнях общественной лестницы США острейшая потребность и желание что-то сделать: отомстить, ответить на брошенный вызов, отстоять свою безопасность, и в конечном счете обеспечить возврат к прежним, столь привычным за прошедшие столетия временам "тотальной безопасности и укрытости" от мировых бурь географическими пространствами океанов и военно-экономической мощью Америки, сконцентрировавшейся столь рельефно, особенно во второй половине ХХ века. Но это время, конечно же, невозможно вернуть назад: оно кануло в Лету. Начинается новая эпоха — эпоха нового столетия, которая, в противовес тому, что утверждалось американскими "учеными и идеологами" (конец истории), будет испещрена еще более тектоническими схватками и сдвигами в развитии человеческой цивилизации. Эта цивилизация отнюдь, как оказалось, не поглощается одномерной американской социально-экономической и политико-идеологической моделью, невзирая ни на какой информационно-технологический век и всю ракетно-ядерную и финансовую мощь Америки.
Сразу стало ясно, что еще более острые противоречия охватывают мир. А глобальное противоборство отнюдь не закончено, а лишь набирает новую силу, новые обороты и получит новые измерения, несмотря на прочное превосходство Америки (хотя бы на первый, поверхностный взгляд) во всех сферах человеческой деятельности. Философия истории показала себя более мощной метафизической силой, чем однобокий детерминизм экономики и военно-стратегической силы.
Между тем, за рамками вышеприведенного общего заключения относительно движущих сил истории (а это и обуславливает сохранение многомерности и многополюсности развития человеческой цивилизации), еще трудно окончательно и исчерпывающе определить все реальные последствия произошедшего в Америке. Более того, речь идет не столько о совокупной реакции на события американского государства, политико-финансовой элиты, всего общества, наконец, экономики и финансов, сколько о том, в каком направлении пошла внутриполитическая, внутриидеологическая, наконец, экономическая и финансовая динамика после состоявшихся терактов, как изменился общий вектор движения и главное содержание актуальных процессов.
Несомненно, при оценке первого среза последствий перед нами сразу обнажилась лишь начальная реакция на разрушение стойкой и всеобъемлющей, более того — стержневой идеологической парадигмы — "крепости Америки". Ощущение многоярусной безопасности кануло в небытие.
Но при всей значимости первой непосредственной реакции Америки еще более весомые следствия стали проявляться несколько позже, спустя месяцы после трагических событий, причем формирование последствий шло по всем структурным элементам американского общества и государства. Именно в таком ключе и была сформулирована новая программа электронной паспортизации Америки, которая переворачивала основы конституционного строя США. Не случайно, что за ее выполнение взялась крупнейшая электронная корпорация “Оракул”.
Совокупно складывающиеся психообщественные реакции сами стали воздействовать на объективную реальность внутреннего и внешнего положения США. В этом смысле крупнейшим итогом в политико-идеологической плоскости оказалось разрушение одной из важнейших мировоззренческих установок американского истеблишмента и элиты о предначертанности руководящей роли США в строительстве единого мира. Эта установка укоренилась в конце ХХ столетия (после расчленения СССР и Югославии) и цементировала вседозволенность США "руководить глобальным функционированием планеты". При этом предполагалось, что весь окружающий мир с готовностью пойдет по указанному Вашингтоном пути на основе преимущественно финансово-экономического механизма принуждения, что должно было дополняться лишь соразмеренной угрозой силового воздействия в целях формирования всеобъемлющего “нового мирового порядка” XXI века.
После 11 сентября происходит возрождение "силового подхода" для тех же целей, прежде всего для утрамбовывания всего остального мира по собственным калькам в прокрустово ложе социально-экономической и политической глобальной модели, выстроенной по идеологическим предпочтениям Вашингтона. Другими словами, произошел срыв сценария построения "прекрасного отважного мира" XXI века по модели Хаксли, причем в части касающейся бесконфликтного перехода к этому "прекрасному завтра", в котором субъекты процесса (национальные государства и образования) безмолвно идут на отказ от традиционных укладов в единую структуру проамериканского мирового порядка по воле своих коррумпированных элит, содержащих наворованные миллиардные средства в американских банках.
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СУТЬ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СОБЫТИЙ
С экономической точки зрения осуществленные террористические удары также имеют свою метафизику, хотя одномоментно мало что менялось в самой американской и тем более глобальной экономике. С одной стороны, они были направлены прямо в сердце ряда сверхкрупных финансовых корпораций США, представляющих символ сформировавшейся глобальной финансовой системы, которым и руководит этот самый "Центр", мировой Госплан.
С другой стороны, ни один из определяющих параметров финансовых рынков, равно как и экономические индикаторы положения США, в одночасье не рухнули после 11 сентября 2001 г. Напротив, после пятидневного перерыва в работе нью-йоркских бирж продолжились прежние тенденции плавного снижения курсов акций, "схлопывания" рынков и сползания практически всех макроэкономических показателей.
Безусловно, единая глобальная экономическая система как механизм и его вершина, расположенная на Уолл-Стрите, остались не затронутыми прямо, хотя официальный Вашингтон, и в особенности СМИ типа CNN и бизнес-ТВ каналов, во всю стали вопить о срыве и подрыве глобальной экономики, указывая на 11 сентября как на исходную причину кризиса.
На самом же деле, все это было просто мишурой. Об этом не пишут ни в российской демократической, ни в американской центральной прессе. Однако есть такая вещь, как статистические отчеты, которые, несмотря на искажения, многое дают для понимания экономического момента.
В реальности американская экономика и ее вершина — американское государство — с конца прошлого года находились в бешеных конвульсиях, которые всячески пытались скрыть ради предотвращения тотального коллапса. В действительности, США как экономическая система, пережившая небывалый подъем и "вздутие пузыря" 90-х гг., врезалась в структурный кризис и столкнулась со сложнейшей проблемой межотраслевых диспропорций. Глубину надвигающегося кризиса нельзя сравнить даже с Великой депрессией 30-х гг.
Во-первых, стала нетерпимой ситуация ЗАВЫШЕННЫХ акционерных курсов, когда суммарная капитализация ведущих компаний в сотни и даже тысячи раз стала превышать их реальный чистый доход, как, например, с гигантом программирования “Яху”. У этой корпорации биржевой курс в 1200 раз превышал ежегодный доход, что не позволяло вернуть вложенные деньги ранее чем через 1200 лет функционирования компании. И хотя это самый яркий пример, но такое положение дел стало характерной чертой всей корпоративной Америки. Следовательно, и валовый национальный продукт США оказывается многократно завышенным, не говоря уже об основных биржевых индексах. Отсюда и тайные вливания Федеральной резервной системы в поддержание биржевых уровней, отсюда и приближающийся вал инфляции, который должен захлестнуть США в ближайшие несколько месяцев.
Во-вторых, это колоссальный долговой навес. Суммарная задолженность всех субъектов экономики США вышла за рамки 30 трл. долл., что означает повседневную опасность развала данной цепочки. А общий долг по отношению хотя бы к госбюджету США лежит в плоскости соотношения 1/15. Получается, что даже Россия уступает Америке в разы в этом отношении. И это долговая плотина может прорваться в любой момент.
Третьей составляющей коллапса служат искусственные диспропорции в экономике, когда новые информационные отрасли не обеспечивают нормального функционирования национального хозяйства, а традиционные отрасли уменьшены и в значительной степени вывезены за рубежи США. Здесь возникает также и астрономическая зависимость от внешнего ввоза практически всех видов товаров, в то время как оплата за них идет необеспеченными долларами.
И самое важное — это сама обеспеченность бумажных долларов, которая упала за пятипроцентный уровень, делая Америку полностью зависимой от международного спроса на доллары. При их сбросе в некий момент возможна тотальная волна, которая захлестнет и сами США, уничтожая созданное за последние десятилетие экономическое равновесие.
В итоге экономическое лидерство шатается, а текущие показатели становятся все хуже и хуже. В августе США имели сокращение объема ВНП на 0,7 процента, в сентябре на 1 процент, а в октябре эта тенденция, видимо, усилится. И никто сейчас, как было еще в мае, не говорит о временном характере трудностей.
Совпадение все данных векторов создает атомный смерч для высокомерной Америки. Об этом, несомненно, знали и знают флагманы американских финансов, равно как и руководители государственной системы США.
Именно небывалым давлением негативных экономических параметров и объясняется все происходящее сейчас в Америке. Если бы бен Ладена не существовало, его нужно было выдумать и вбросить в общественное сознание, чтобы втравить США в войну, желательно крупную, ПОЗВОЛЯЮЩУЮ ВЫЙТИ ИЗ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ТУПИКА путем милитаризации всей экономической системы. Именно это и стал делать Вашингтон, выделив более 100 млрд. долл. на всеобъемлющую войну с мировым афганским террором. Забыты рецепты монетаристов и вводится жесткое государственное регулирование военного образца.
БЛИЖАЙШИЕ СЦЕНАРИИ ДЛЯ ВАШИНГТОНА
И вот под сурдинку вышеприведенных обстоятельств дело Буша, да и всей американской верхушки, кажется весьма невеселым, в особенности в свете предстоящего развития афганской кампании.
Буш и его республиканское окружение под давлением внутренних обстоятельств и отсутствия сколько-нибудь крупных позитивных достижений должны будут, по всей видимости, пойти в ближайшее время на сухопутную операцию.
Ее ранжир легко определить. Задачи — взятие Кабула, установление нового политического режима в течение ближайших недель и скорая эвакуация американских наземных сил. Желательно уничтожить бен Ладена, а можно и сымитировать это событие. Тогда есть шанс объявить себя победителем и на базе случившейся победы добиться нового глобального политического диктата, при помощи которого можно перераспределить на всех других тяжесть своего финансово-экономического положения, а в конечном итоге спасти или хотя бы оттянуть наиболее опасный момент для своего родимого доллара.
Но гораздо больше шансов на другой исход приближающихся событий. Военная акция не окажется победной, а принесет значительные людские потери американского военного потенциала. Кампания явно затянется, а сдержать революционный антиамериканский напор фундаменталистских движений в Пакистане не удастся. Военный переворот в Пакистане, переход 50 атомных зарядов Пакистана в руки нового радикального режима, массированные волнения в арабском мире с неясными последствиями и новой арабо-израильской войной, что неизбежно потребует активизации всего экспедиционного корпуса США на Ближнем Востоке. Распространение горячего конфликта подорвет и стабильность западноевропейских союзников, где общество, не в пример своим правительствам, не хочет ввязываться в “войну цивилизаций”. В таких условиях Вашингтон просто не будет успевать вести военные действия на всех азимутах, включая и те географическое направления, которые ему предоставляет новый союзник по войне в Афганистане — Путин. В таких гипотетических, но весьма вероятных надвигающихся военно-политических условиях устойчивость администрации Буша в США подвергнется эрозии вплоть до смены правительства. Эта цепочка крупномасштабных событий становится делом всего каких-то 6-10 месяцев.
И на этом поворотном пункте либо экономика США станет полностью милитаризованной с отсечением долгового и долларового навесов, либо произойдет кризис небывалых масштабов.
И именно в таких неопределенных условиях нынешний Кремль сломя голову лезет в гущу смерча, считая, что он может "помочь своему большому начальнику", и забывая о том, что сам может оказаться на переднем крае "межцивилизационной войны", развязанной заокеанским дядей ради своих интересов, а отнюдь не ради памяти погибших американце в двойной башне финансового Вавилона.
Америка отмечает всего два месяца своего нового крестового похода, в каком виде и положении она будет отмечать шесть и десять месяцев. Это очень большой вопрос, который стоит перед Россией и всем миром.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x