Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 24 сентября 2001

ВРЕМЯ ВЫБОРА ДЛЯ ПУТИНА

0
Author: Владислав Шурыгин
ВРЕМЯ ВЫБОРА ДЛЯ ПУТИНА
39(408)
Date: 25-09-2001
СПУСТЯ ДВА ГОДА ПОСЛЕ НАЧАЛА ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ МЫ вдруг оказались отброшенными больше чем на пять лет в прошлое. Весной 1996 года среди боевиков тоже стало модным демонстративно захватывать города и поселки. Это была их, так сказать, визитка — ранним утром совершенно открыто зайти в Грозный или Аргун и в течение суток демонстративно держать в осаде немногочисленные российские блокпосты и базы, заодно публично казнив нескольких местных жителей, заподозренных в сотрудничестве с русскими, — так сказать, в назидание.
Чем все это закончилось — мы очень хорошо помним. Жгучий позор августовского захвата Грозного и последующее бесславное бегство армии из Чечни до сих пор являются одной из самых позорных страниц новой российской истории.
И вот теперь эта история начинает повторяться. Боевики вновь совершенно открыто входят в город и в течение дня ведут в нем осаду российского гарнизона. А заодно, для лучшей демонстрации своих возможностей, прямо над аэродромом Ханкалы расстреливают вертолет с инспекционной группой Генерального штаба.
Количество убитых за сутки уже перевалило за двадцать человек.
Для людей понимающих, что такое война в Чечне, это более чем знаковое событие.
Все происшедшее вчера означает следующее.
Боевики полностью восстановили свою систему управления, оправились от потерь и разгромов и исполнены решимости продолжать войну.
Полностью закончено формирование тыловой базы боевиков. Они вновь располагают достаточным количеством оружия и боеприпасов для ведения широкомасштабных действий против федералов.
Боевики вернули себе контроль над большинством крупных городов и сел и располагают в них мощной агентурной сетью, позволяющей контролировать действия федералов.
В действиях боевиков вновь начал прослеживаться единый замысел, а это значит, что после крупных поражений и раскола первого этапа войны их отряды вновь действуют под единым руководством, сформирован общий штаб.
Вывод из всего вышесказанного напрашивается самый печальный — сегодняшний этап войны Россия стремительно проигрывает. И виной тому самоубийственная политика, которую в течение почти года проводит здесь федеральный центр.
А ведь еще не так давно, весной 2000 года, власть в Чечне почти полностью находилась в руках федеральных сил. Все более-менее крупные отряды и банды были рассеяны и уничтожены. Почти полностью была "вычищена" агентурная сеть. Но главное — симпатии населения, измотанного за три года масхадовско-басаевским беспределом, были на стороне России. Мирное население видело в ней надежду на избавление от ваххабитско-шариатского кошмара.
Блестяще оправдал себя план Генерального штаба полной передачи местной власти под контроль военных комендатур, которые за короткий срок не только установили контроль над городами и поселками, но и смогли организовать восстановление разрушенного войной хозяйства. Коменданты занимались буквально всем — от восстановления школ, больниц, электро- и газоснабжения до проведения весеннего сева, завоза учебников и выдачи пенсий. Именно "эпоху комендантов" можно назвать самым спокойным временем Чечни.
Власть комендантов снимала самое неразрешимое противоречие современной чеченской жизни — тейповый раздел. Перед комендантом были все равны — и это устраивало чеченцев, которых давно измотала бесконечная межтейповая борьба.
Но с конца весны, под усиливающимся давлением Запада и США, требовавших от России "смягчения" политики по отношению к Чечне и восстановления в ней гражданских прав и свобод (вспомним демарши адмирала Джада), началось ускоренное формирование чеченской администрации Ахмада Кадырова. Уже тогда большинство специалистов по Чечне выступило резко против и назначения Кадырова главой администрации и вообще создания республиканской администрации как таковой. Доводы были просты и логичны.
Во-первых, как только Кадыров, тогда — верховный муфтий Чечни, займет административный пост, да еще в российской администрации, — его авторитет тут же сузится до размеров своего тейпа и его ближайших союзников.
Во-вторых, Кадыров на этой должности больше не будет восприниматься чеченцами как духовный лидер, а станет просто представителем тейпа Беной, занявшим высший пост. И это тут же вызовет объединение остальных тейпов против него, как это уже не раз было в чеченской истории.
В-третьих, создание республиканской администрации, с передачей ей финансовых и распределяющих функций, неизбежно приведет к огромному росту всяческих злоупотреблений и воровства, как это опять же уже не раз было в прошлую чеченскую кампанию. И, следовательно, — к нарастанию экономического хаоса в республике, разочарованию населения в России и утрате федеральным центром драгоценной социальной поддержки.
В-третьих, сам Кадыров — фигура очень неоднозначная. И союзником России его можно называть разве что с очень большой натяжкой. Всю прошлую войну он активно участвовал в боевых действиях на стороне дудаевцев. И только резко усиливающийся в республике после войны ваххабизм, фактически вытеснивший в небытие традиционный ислам и его муфтиев, заставил его перейти в оппозицию.
Но аналитиков не послушались. Кремль был буквально зачарован обещанием Кадырова добиться в ближайшие месяцы прекращения боевых действий и добровольного перехода на сторону федералов таких известных полевых командиров, как Руслан Гелаев и Арби Бараев.
Кадыров стал главой администрации Чечни. И это имело самые печальные последствия. Уже в первые три месяца им были сняты с постов и заменены или добровольно сложили с себя полномочия более 80% всех местных глав администраций. Именно тех людей, кто в самое суровое и страшное время доказал свою смелость и верность России. Те, кто, собственно говоря, Чечню поднимал из руин и возвращал к мирной жизни.
Им на смену пришли люди с далеко не безупречным прошлым и настоящим, но зато преданные новому главе. Еще совсем недавно многие из них сражались против Российских войск и прослыли "непримиримыми"…
Очень скоро начались конфликты между военными и местными властями. Армия, еще совсем недавно служившая гарантом безопасности и порядка в республике, стала едва ли не главной виновницей обострения обстановки. Армейские части и гарнизоны стремительно выдавливались из поселков в поля, а все ее действия отныне должны были согласовываться с местной администрацией. Более того, с осени 2000 года армейцы вообще не имели права действовать в населенных пунктах, этим должны были заниматься местная милиция и ФСБ.
Надо ли говорить, что это был за подарок для боевиков.
Уже с сентября 2000 года агентурные источники начали предупреждать о массовом возвращении боевиков в села и города Чечни.
Фактически там начало складываться двоевластие, когда днем — власть в руках российских комендантов и МВД, а ночью в поселках хозяйничали боевики. Все это привело к тому, что местное население перестало открыто поддерживать российскую власть и перешло на позицию сдержанного нейтралитета.
Для боевиков же поселки превратились в настоящие оазисы для легализации и организации эффективного подполья и разведки.
Ровно год назад здесь же, на сайте АПН, я писал о том, что если федеральному центру не удастся за зимний период 2000-2001 годов окончательно разгромить и ликвидировать чеченское сопротивление, то уже к следующей весне инициатива полностью перейдет к боевикам. И сегодня мы видим, что так оно и получилось. Новую зиму боевики встречают, уже очень хорошо подготовившись к ней. При этом настроение и состояние российских частей в Чечне более чем критическое.
Еще совсем недавно боевая служба в Чечне если и не была почетна, то хотя бы выгодна. Согласно обещанию Путина, солдаты и офицеры получали здесь больше тысячи долларов в месяц. Но продолжалась эта царская щедрость очень недолго. Уже к лету 2000 года "боевые" стали платить с очень большой задержкой, а число военнослужащих, кому они полагались, было урезано до полного минимума. Деньги перепадали только "спецназам", разведке да нескольким частям, несущим службу в горах.
Понятно, что такой "облом" не прибавил армии и МВД служебного рвения. Но с переходом всей операции под контроль ФСБ начался вообще полный идиотизм. Теперь с чьей-то легкой руки "боевые" распределяются по частям сверху по некой разнорядке. Например, на мотострелковый полк спускается некий "план" на месяц — оплатить не более ста пятидесяти суток "боевых". Что это значит? А это значит, что, например, разведгруппе полка, неделю провоевавшей в чеченских тылах, по возвращению всем будут оплачены как "боевые" только два дня…
При этом возникает огромное поле для всяческих злоупотреблений. Кому-то командир посчитает лишний день, а кому-то и не захочет и неделю за одни сутки учесть. Подобная "лимитА" все больше и больше озлобляет армию. Солдаты и офицеры открыто говорят, что воевать и рисковать своими жизнями при таком скотском отношении правительства к собственной армии нет никакого смысла. Боевая деятельность стремительно свертывается. И пока военные, как собаки за кости, грызутся за боевые и тихо звереют на собственное командование — правительство, боевики перехватывают инициативу. Тем более, что они совершенно не испытывают нужды в деньгах.
Уже можно констатировать, что экономическую войну, еще год назад полностью проигранную федералам, они сегодня начинают выигрывать. Правительство Ильясова сегодня ничего не может предложить чеченцам, кроме копеечных заработков в дышащем на ладан сельскохозяйственном секторе да ограниченного числа рабочих мест на нефтепромыслах. Средняя зарплата по республике не превышает двух тысяч рублей. При этом более 60% взрослого населения числятся безработными.
Зато боевики за каждый поставленный фугас выплачивают по триста-четыреста долларов — полугодовую "федеральную" зарплату. И потому сегодня в списках желающих поставить мину или фугас (а подобные списки не раз и не два попадали в руки российских спецслужб) записано народу на порядок больше, чем на местной бирже труда. Чеченцы в очередь стоят!
Быть боевиком опять становится и выгодно, и безопасно, а значит, по чеченским понятиям — престижно…
Военная кампания в Чечне начинает стремительно проседать. ФСБ, взявшая на себя управление всеми силами и средствами, благополучно эту кампанию проваливает, под бодрые реляции верного Кремлю, как пионер, Ястржембского и хмурые уверения Патрушева о том, что "все под контролем".
Но вот в Гудермесе боевики наглядно продемонстрировали России один из образцов этого "контроля".
Грядущая зима обещает быть в Чечне для Путина более чем жаркой. Продолжать кампанию теми же способами, которыми она велась весь прошлый год, — это обречь себя на бесконечное кровопролитие. Уже даже любому солдату-первогодку, воюющему здесь, ясно, что администрация Кадырова не способна не то что взять Чечню под свой контроль, но и даже просто функционировать без прикрытия российских войск. Как снежный ком, нарастает процесс "переваривания" этой администрации (особенно на местах) боевиками. По оценкам офицеров спецслужб, сегодня до 30% местных сотрудников МВД уже так или иначе связаны с боевиками, и под контролем боевиков находится больше 40% поселковых и сельских администраций.
Как сказал в приватной беседе полковник ФСБ, отвечающий за оперативную работу в одном из ключевых районов Чечни: "Сегодня положение таково, что мы можем смело начинать все заново…"
Но на это "все заново…", скорее всего, просто не хватит политической воли. И потому Кремль лихорадочно ищет более-менее безболезненные способы вырваться из чеченского капкана. Хитрый Немцов совершенно не случайно заговорил недавно о готовности выступить посредником на переговорах между Путиным и Масхадовым. Лавры Лебедя не дают спокойно спать Борису Ефимовичу. Но он поторопился опередить Кремль, а этого там не любят…
Путину нужен более-менее "престижный" компромисс, и его окружение занято его лихорадочным поиском.
Еще более патовой ситуация становится на фоне надвигающейся американо-афганской войны, в которой России "светит" оказаться плацдармом для американских войск, с последующим плавным переходом этого плацдарма в зону боевых действий.
Против втягивания России в эту войну активно выступили начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин и министр обороны Сергей Иванов.
Но Буш вызвал на ковер министра иностранных дел России Игоря Иванова, чтобы фактически в ультимативной форме потребовать от Путина предоставления воздушных коридоров и российских военных баз в Таджикистане. Кто проверит: какой “гуманитарный” груз везут самолеты США? И рычагов для давления на Путина у Буша предостаточно. Одних долгов у нас столько, что можно напрочь забыть о каком-либо суверенитете…
Но если американцы получат базы и коридоры, то Россия автоматически оказывается один на один с разъяренными талибами, которые уже давно ищут предлога для "освободительного похода" за Пяндж. Теперь, после гибели "паджшерского тигра" Ахмад Шаха Масуда, в регионе больше не осталось силы, способной им эффективно противостоять.
При этом о настроениях огромной мусульманской общины России, для которых такая "уступчивость" Путина будет и религиозным оскорблением, и демонстрацией своей полной слабости, можно только догадываться. И о последствиях — тоже.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой