Авторский блог Николай Анисин 03:00 10 сентября 2001

ХАЙЯМ ИЗ КОКТЕБЕЛЯ

0
ХАЙЯМ ИЗ КОКТЕБЕЛЯ
37(406)
Date: 11-09-2001
КОКТЕБЕЛЬ ПОВИДАЛ море поэтов. Когда в татарском поселке под вулканом Карадаг Максимилиан Волошин купил землю, построил на ней дом и посадил парк, там стала являться Муза. Ласки ее далеко не каждому перепадали, но желали их зело многие стихотворцы. И катили они к Карадагу, и катили — из года в год, из десятилетия в десятилетие... В советское время коктебельский Дом творчества писателей по комфорту сильно уступал такому же пицундскому. Но не найти было среди поэтического люда того, кто путевке в Коктебель предпочел бы путевку в Пицунду. Поэты рвались в Коктебель, ибо по его чудному парку бродила чарующая Муза.
Так было. Но в середине девяностых в Коктебель ворвался хамоватый мужик — Бизнес. Он сплошь застроил истоптанную поэтами коктебельскую набережную кабаками и ларьками с пивом и вином. Он во всех кабаках установил дискотечные динамики, чтобы день и ночь глушить вкушающих и пьющих песенками типа: "Мой номер — двести сорок пять, а я домой хочу опять..."
Бизнес не был враждебно настроен к Музе и ее почитателям. Но Муза с ним не ужилась. Не выдержала рева динамиков и пьяных плясок до рассвета.
Исчезла из коктебельского парка Муза, перестали валом валить в Дом творчества поэты. Ныне приезжий поэт в Коктебеле — явление экзотическое. Другие люди теперь гуляют по аллеям парка. Не хуже и не лучше, чем поэты. Просто другие.
Но Муза не навсегда покинула Коктебель. Когда солнце над Карадагом остывает, когда с моря начинает дуть холодный колючий ветер, когда набережная пустеет — Муза снова возвращается в Коктебель. До следующего лета. Это точно установлено, ибо осенью, зимой и весной с ней имеют самые нежные отношения местные коктебельские поэты.
Наиболее известный из них, Вячеслав Ложко, издал за пятилетие несколько стихотворных книг. Вячеслав Федорович — член Союза писателей Крыма. Его уже не раз печатали в нашей газете, но мне хотелось бы кое-что сказать о стихах другого коктебельского поэта, который себя поэтом не считает,— о Георгии Мельнике. Он тренирует детскую футбольную команду поселка. В свободное от спорта время собирает древние камни и превращает их в лики красавиц, в змей, в зверей и прочее. А между двумя этими занятиями иногда складывает рифмы.
Свои каменные скульптуры Георгий сам же и продает по вечерам на набережной. Покупателей у него — кот наплакал, собеседников — пруд пруди. И если с кем-то из новых знакомцев он пропускает пару стаканчиков вина, то может нечто из сочиненного им прочесть. И далее очень часто происходит следующее: собеседник немедленно начинает просить Георгия записать для него прочитанное на лист бумаги.
Стихи Георгия Мельника расходятся по Коктебелю в рукописном виде, и мне не раз приходилось видеть, как его стихам в застольях аплодировали. Аплодировали молодые и красивые люди. А это значит, что таких людей стихи Георгия объединяют и сближают. Пусть за столом. Но рубаи Омара Хайяма также не предназначены для трибуны и эстрады. Тем не менее они как жили, так и живут.
Поскольку Муза под Карадагом прописалась навечно, высокой поэзии в Коктебеле быть. Но пусть там будут и стихи коктебельского Хайяма — Георгия Мельника.
Николай АНИСИН



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x