Авторский блог Николай Анисин 03:00 10 сентября 2001

ЛИКИ ВОРОНИНА

0
Author: Николай Анисин
ЛИКИ ВОРОНИНА
37(406)
Date: 11-09-2001
— Жи-вая рыба. Покупаем. Толстолобик — шесть рублей кило. Карасики — три. Жи-вая рыба…
— Да какая она у вас живая. Толстолобик давно сдох.
— Не сдох. Он задремал.
— Соки, соки, соки. На любой вкус. Молодой человек, возьмите бутылочку.
— А правильно ли в праздник сок пить?
— Возьмите не пить — запивать.
Я иду в толпе по дороге к Тирспольскому экспоцентру. Его залы скромны по размерам и в них со своей продукцией прорвались лишь самые тузоватые предприятия. Остальные заняли торговые точки на улице. Здесь и продукты, и промтовары.
Выставка-продажа в экспоцентре называется "Мое Приднестровье 2001". Посвящена она Дню Республики — Приднестровской Молдавской. ПМР исполнилось одиннадцать лет. Сильные мира сего как не признавали ее, так и не признают на втором десятке жизни. Но их немилость на брегах Днестра, похоже, уже мало кого беспокоит, ибо здравия у непризнанной Республики прибавляется из года в год.
Ни один приднестровский завод не околел. Номенклатура изделий изменилась. Но потенциал всей индустрии сохранился. В том числе и высокоточной. На выставке в экспоцентре были представлены сотни видов товаров местного машиностроения, легкой и пищевой промышленности. Деревня в Приднестровье не разорена. Не закрыто и ни одно учреждение социальной сферы.
Лет пять назад я изготовил репортаж из Тирасполя с такой фразой: "На тираспольских улицах полно людей в обносках советского времени". Это вызвало возмущение моих приднестровских друзей: "Мы из войны недавно вышли и находимся в экономической блокаде. Зачем нас в обноски тыкать носом?" Но я написал правду, ничего не убавив и не прибавив. Так тогда было на той земле. Ныне же тираспольская публика по нарядам вряд ли особо отличается от московской. И что удивительно: в Тирасполе, где вино и коньяк дешевы, пьяных на улицах трудно увидеть и днем, и вечером. Приднестровье вкалывает.
В нынешнем году на 75 самых крупных приднестровских предприятиях произошел рост производства. Металлургический завод в Рыбнице стал выдавать столько металла, сколько не выдавал в месяц в течение последних пятнадцать лет. В некоторых районах республики зерна на круг собрали по 35 центнеров с гектара — почти в три раза больше, чем в среднем по России. Доходы в бюджете ПМР увеличились на 10%, и зарплата приднестровского учителя ненамного уступает зарплате учителя российского.
Материально Приднестровье сегодня живет лучше, чем соседняя Молдова. И именно это обстоятельство породило новые проблемы для приднестровцев.
Самопровозглашение ПМР состоялась 2 сентября 1990 года. Состоялось оно потому, что в Кишиневе верх взяли прорумынские националисты. Они повесили над особняком власти румынские флаги, единственным государственным языком объявили румынско-молдавский и кириллицу заменили латиницей. Многонациональное же население Приднестровья румынизироваться не пожелало. И в этом нежелании едины были и русские, и украинцы, и молдаване. Дело в том, что до 1944 года Приднестровье находилось в составе Украинской ССР как Автономная Молдавская республика. Нынешняя же Молдова, она же бывшая Бессарабия, со времен гражданской войны оказалась под Румынией. И приднестровские молдаване, матери которых в годы Великой Отечественной ходили к немецкому командованию жаловаться на зверства румынских оккупантов, румынизацию Молдовы восприняли так же, как русские и украинцы. Поэтому одиннадцать лет назад в Тирасполе состоялся съезд депутатов со всех приднестровских городов и весей, который и провозгласил воссоздание Приднестровской Молдавской Республики.
Заметим: в образовании ПМР в 90-м не участвовали ни партийные органы, ни госструктура с властной вертикалью вроде КГБ. Новая республика на Днестре родилась по воле народной. Приднестровцам необходимо было орудие для защиты от национального притеснения и унижения, и они сами его решили сотворить, учредив свое государство, И именно такая природа Приднестровской Республики обеспечила ей жизнеспособность.
Руководство СССР во главе с Горбачевым, сквозь пальцы смотревшее на буйство прорумынского национализма в Кишиневе, в провозглашении нового государства в Тирасполе тотчас же увидело крамолу. Принимались постановления на высшем союзном уровне: признать образование ПМР незаконным. Сыпались из-за стен Кремля словесные громы и молнии в адрес тираспольских "сепаратистов". Было дано высокое партийное добро на исключение активистов Приднестровской Республики из КПСС. Все это не возымело действия, ибо своя Республика нужна было не только активистам, а всем приднестровцам. И когда летом 91-го Кишинев получил соглашение Москвы на арест лидера ПМР Игоря Смирнова, то впервые в СССР была перекрыта железная дорога. Женщины Тирасполя и Бендер вышли на "железку" и остановили движение поездов в Кишинев и обратно на несколько дней. И разогнать их было невозможно. Женский забастком поддерживала вся Республика. Смирнова освободили. Демонстрировать мускулы до распада СССР наци из Кишинева не отважились. Но с весны 92-го, то есть спустя всего три с лишним месяца после Беловежских соглашений, в Кишиневе взят был курс на ликвидацию ПМР силой оружия. С апреля по июль Молдова, по сути, вела войну против Приднестровья. Молдова эту войну начала и проиграла. Проиграла не потому, что в июле в Тирасполе появился генерал Лебедь и пробурчал: вот, мол, остатки вверенной ему ныне 40-й армии нечто предпримут. Вторжение Молдовы на левый берег Днестра остановили батальоны приднестровских добровольцев. Они сами раздобыли оружие, они и отбили охоту у молдово-румынских вооруженных формирований поставить их Республику на колени.
Россия и ее воинские части в Приднестровье в замирении ПМР с Молдовой свою роль сыграли. Но уже после того, как молдово-румынская агрессия была отбита.
Устояв в войне, Приднестровье выстояло и в экономической блокаде, в которой оно оказалось на пять лет в виду его непризнательности и намерении Молдовы ликвидировать его костлявой рукой голода. Лишь с лета 1997 года, когда при посредничестве России и Украины ПМР подписала в Москве меморандум с Молдовой, она получила более или менее сносные условия для хозяйствования. И вот теперь оказывается: уровень жизни в Приднестровье выше, чем в Молдове. Почему?
Непризнанная ПМР, не получая, по сути, никаких кредитов извне, все годы своего существования всеми возможными средствами пыталась спасать, развивать и совершенствовать свою собственную экономику, ничего резко в ней не ломая. Молдова же — государство в законе — пошла, как и Россия, путем радикальных реформ, продиктованных Западом, и рассчитывая большинство своих проблем разрешить за счет западной помощи. Кредиты от Запада Молдова, как и Россия, получила, и они у нее, как и в России, успешно были разворованы и проедены. В результате то, что Молдова имела — не сохранила, нового благово ничего не создала.
Вот какую оценку ситуации в Молдове дал ее нынешний президент Владимир Воронин в речи по случаю 10-летия независимости республики: "Бездумная экономическая политика и "прихватизация" разрушили промышленность, привели в полный упадок сельское хозяйство. Теневой бизнес захватил более половины национальной экономики. Каждый третий трудоспособный гражданин республики вынужден искать заработок за пределами страны. Невиданных размеров достигли коррупции, казнокрадство, бандитизм…" Говоря далее о подлинной независимости государства, Воронин задался вопросами: "Возможно ли это в стране, у которой нет полезных ископаемых и практически уже нет промышленности? Где за спиной уезжающих из страны остается "не утихающий пожар коррупции, пепелище произвола и нищеты?"
До апреля 2001 года господин президент Воронин был товарищем Ворониным и возглавлял фракцию коммунистов в молдавском парламенте. Его фракция обладала 40 мандатами и не имела даже простого большинства. Но на исходе февраля сего года в республике состоялись досрочные парламентские выборы и Партия коммунистов Молдовы получила 71 мандат из 101. То есть более, чем нужно для принятия любых, в том числе и конституционных, решений.
Сокрушительная победа Партии коммунистов не была неожиданной. Товарищ Воронин с однопартийцами говорили правду, пусть и не всю, но правду о положении дел в республике, и это не могло не нравиться большинству обездоленных граждан Молдовы: кто безобразия называет безобразиями, тот способен их устранить. Товарищ Воронин ездил в Москву на пленумы и съезды СКП-КПСС, обнимался там с бывшими членами Политбюро ЦК Компартии Советского Союза Лигачевым и Шениным, и это не могло не привлечь к нему пожилых избирателей, с теплотой вспоминающих безоблачные времена своей молодости: тогда правили коммунисты и как счастливо мы жили. И, наконец, товарищ Воронин и его партия в их предвыборной программе хоть и осторожно, но предлагали республике некую альтернативу тому провальному курсу, которым Молдова шла последние десять лет. Суть этой альтернативы выглядела в программе так: "Рассмотреть вопрос о присоединении Молдовы к Союзу России и Беларуси". Ориентация Молдовы на Запад обернулась погромом ее индустрии и сельского хозяйства, ориентация на союз с Россией и Беларусью давала гражданам Молдовы надежду на возрождение экономики, ибо они в большинстве своем, кто умом, кто собственной шкурой, уже успели уразуметь: на Западе их товары никогда востребованы не будут, стабильную работу и зарплату в Молдове нельзя иметь, не расширяя сотрудничество с Россией и другими бывшими братскими республиками.
Товарищ Воронин и Партия коммунистов обаяли не только всех пришибленных прозападной социально-экономической политикой, но и всех национально униженных русскоязычных граждан, ибо записали в своей программе: "Добиться придания русскому языку статуса второго государственного языка Республики Молдова".
Парламентские выборы в Молдове прошли 25 февраля. 4 апреля депутаты избрали товарища Воронина президентом республики. 7 апреля он вступил в должность и ровно через девятнадцать дней из товарища Воронина превратился в господина Воронина.
Это превращение проявилось 19 апреля. В тот день президент Воронин внес на утверждение в парламент новый состав правительства. Из 17 его членов 11 были министрами и вице-министрами при прежнем президенте. Это они, по словам самого Воронина, проводили "бездумную экономическую политику", это при них "невиданных размеров достигли коррупция, казнокрадство, бандитизм", это они превращали Молдову в "пепелище произвола и нищеты".
Оставив в правительстве большинство бывших, президент Воронин тем самым ясно дал понять, что у него нет команды, которая будет восстанавливать в республике социальную справедливость и искоренять невиданных размеров коррупцию, казнокрадство и бандитизм. А это означало, что он, президент Воронин, после 19 апреля уже не товарищ, а господин.
С верностью и преданностью Воронина коммунистическим принципам все ясно. Ну а следует ли от него ожидать переориентации Молдовы с Запада на Восток, о которой говорилось в предвыборной программе Партии коммунистов?
Вот поствыборное интервью Воронина газете "Советская Россия": "Будет нам выгодно решать какие-то экономические проблемы с Турцией или Польшей — будем с ними решать. Где выгодней, туда и пойдем. Что нам даст вступление в Союз с Россией и Белоруссией? Этот вопрос еще требует изучения".
Рынки сбыта товаров из Молдовы — в России и в Беларуси. Там же — поставщики энергоресурсов и металлов. Там производятся автомобили и трактора, которые по карману массовому молдавскому товаропроизводителю. Выгода от масштабного сотрудничества с Россией и Белоруссией очевидна для любого нормального гражданина Молдовы, но не очевидна для ее нового президента. Почему?
Западу Молдова должна за кредиты свыше 2 миллиардов долларов, ее долг России за год — 700 миллионов долларов. Но экономическая зависимость Молдовы от России гораздо меньше, чем сумма долга. В крайнем случае, России можно не платить: не перекроет же она свой экспортный газопровод, проходящий через территорию Молдовы? С долгами же всемогущему Западу рассчитываться надо. Но казна Молдовы пуста. А это значит, что ей надо вилять хвостом перед западными кредиторами и проводить ту политику, которая им потребна. Скажут они "нет" союзу с Россией и Беларусью, не велят придать русскому языку статус государственного — и ни того, ни другого не случится. А где гарантии, что будет сказано "да"?
У президента Воронина была спокойная благополучная жизнь, и при нынешних его сединах ссориться с западными кредиторами ему нет резона. Переориентации молдавской политики на Россию в ближайшие годы мы, вероятно, не увидим. А вот пророссийское выражение на лице Воронина в настоящем будет появляться очень часто.
Маску коммуниста господин Воронин носил для того, чтобы получить власть. Маска пророссийского политика ему необходима, чтобы остаться при власти.
В предвыборной программе Воронин и его партия обещали избирателям двукратно увеличить минимальный размер пенсий и поднять зарплату бюджетникам. Но ни сил, ни духа на изменение курса, при котором возможно восстановление разрушенной экономики, у них нет. Стало быть, единственный способ пополнить казну — втащить в Молдову Приднестровье, с его успешно работающими предприятиями и хозяйствами.
Со дня вступления президента Воронина в должность минуло полгода. За это время ни во внутренней, ни во внешней политике Молдовы не произошло никаких перемен, которые могли бы вызвать симпатии народов ПМР. Налицо — признаки политической импотенции новой молдавской власти. А при сем том, что ей, алчно глядя на экономику Приднестровья, остается? Правильно: демонстрировать мускулы.
16 августа МИД Молдовы направил всем дипломатическим миссиям в Кишиневе ноту с требованием не открывать визы 70 должностным лицам ПМР.
С 1 сентября Таможенный департамент Молдовы сменил печати и лишил новых таможенные службы Приднестровья.
Дипломатическая и экономическая блокада Приднестровья началась. Что может последовать за ней? Провокация какая-то и выдвижение войск Молдовы на берега Днестра?
Все, похоже, возвращается на круги своя. В прошлые блокады и в прошлые попытки сокрушить ее силой оружия Приднестровская Молдавская Республика устояла не только благодаря мужеству и стойкости ее граждан. Ей, даже помимо воли первых лиц, помогала Россия — ее вторые, десятые, стопятьдесятмиллионные лица. Помогали те, для которых ПМР — последний российский форпост в Причерноморье, сдерживающий продвижение туда НАТО.
Если пророссийская маска президента Воронина сработает, если он убедит Россию, что таким форпостом для нее может стать Молдова, и Россия откажется от военной, политической и экономической поддержки ПМР, то тогда мы все увидим настоящий лик г-на Воронина.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой