Авторский блог Олег Пащенко 03:00 30 июля 2001

НЕ ПЛЮЙ В КОЛОДЕЦ...

0
Author: Олег Пащенко
НЕ ПЛЮЙ В КОЛОДЕЦ...
31(400)
Date: 31-07-2001
ОТ РЕДАКЦИИ. Этот материал наш коллега и друг Олег Пащенко, депутат Законодательного собрания Красноярского края, редактор патриотической "Красноярской газеты", прислал одновременно в "Завтра" и в "Советскую Россию", чтобы как можно больше людей могло детально и достоверно узнать о том, что произошло на днях в Красноярске. Разделяя это желание автора, мы публикуем его рассказ о том, почему он проголосовал против предложения краевой администрации выделять из бюджета ежемесячные пособия в размере 3,5 тысяч рублей писателям В.П.Астафьеву и А.И.Чмыхало.
20 июля в программе "Сегодня" (НТВ, Москва) в сюжете, посвященном "скандалу в Красноярске", как там выразились, я сказал на всю страну об Астафьеве следующее: "Может быть, политически и выгодно было поддержать решение краевой администрации о выделении пособия денежного. А по-человечески — противно. Он не бедный человек. В деньгах он не нуждается. Он получил массу премий в своей жизни. Он получил премию даже немецкую: за создание образа хорошего немецкого солдата, пахнущего одеколоном, цивили- зованного, несущего "цивилизацию" в варварскую страну Россию. По сути дела, последними романами он стал стрелять по своим".
Несмотря на то, что в Красноярске эту программу НТВ показывали в 23.00, тут же зашевелился, ожил и нагрелся от звонков мой домашний телефон.
— Молодцы вы трое, Севастьянов, Воскресенский и Пащенко, молодцы и те пятеро депутатов, которые хотя бы "воздержались". Знаем, нужно не столько честную душу иметь, сколько характер.
— Это Астафьев-то бедный! Демократы его на паперть как будто насильно усаживают, рядом кладут его шляпу, чтоб милостыньку бросали. Это и для него унизительно. Не нуждается он в пособиях. В Академгородке у него отдельная, богато обставленная палата в больнице. Приезжает в санаторий "Загорье" и живет в люксе, иногда ему еду на подносе горничные несут, а он еще ворчит, покрикивает. Молодым футболистам премию учредили — он вручает. Молодым литераторам премию тоже вручает. В августе 1991 года открыто поддержал демократов в Москве, а они захватили банки, телеканалы и министерства сырья. С тех пор — в фаворе у властей. Ельцин ему 1000 рублей приказал выделять ежемесячно. Как пенсионер еще получает по 3000 рублей в месяц. Всего 4000. Нормально же!
— Олег! Сейчас опять спустят собак. Крепись, не обращай внимания. Народ не забыл, как он в декабре 1990-го жаловался в крайком КПСС, требовал исключить из партии тебя за то, что в церковь заходишь, а поэта Зория Яхнина, вечная ему память, за то, что женщины у него бывают в квартире. Потом требовал в 1994 году у губернатора В.Зубова, чтобы закрыли "Красноярскую газету". А Влада Листьева убили — не Астафьев ли с экрана "Афонтово" провокационно заявил, что сейчас торжествует Пащенко и другие коммуняки, намекая, что в его смерти вы повинны. Напиши о прошедшей сессии в Москву Проханову и Чикину, расскажи, пусть твои товарищи и их читатели знают подробности.
— Вам, комунякам,— это мне уже звонит давний знакомый,— ещё повезло, что Астафьев болеет. Будь он в здравии, врезал бы он вам с телевизора уже раз пять. Знаете, хоть вы, может, и правы, народ всё равно поддержит Астафьева. Ни хрена люди не читают и стесняются это показать. Что им с телевизора внушают, в то они верят.
Впервые в своей жизни Астафьев на официальном уровне получил отпор. Он сейчас это воспримет болезненно, как ссылку его деда-мельника в Игарку.
— Я — учительница литературы с Правобережья… Вчера в электричке возвращались с платформы Пугачево. Заспорили в вагоне. Кое-кто не понимает депутатов. Большинство удивляется: почему Лебедь и его команда особо выделили Астафьева и Чмыхало, а других писателей, которые в бедности и болезнях, не хотят поддержать. Вот писатель Иван Уразов был на фронте почти подростком, перебивается с хлеба на воду. Не лишней была бы поддержка и писателям-пенсионерам Коваленко, Зябреву, Трошеву, Петрову… У этих и в Москве выпускались книжки, а Чмыхало ни разу там не выходил, хотя, конечно, он неплохой в целом писатель. Мы, простые люди, всегда за справедливость. Всех, так всех поддерживать! А Виктор Петрович пусть живет и делает выводы… Он в последние годы почему-то сильно злится.
С этой женщиной, говоря с ней по телефону, я вспомнил громкое интервью, данное В.П.Астафьевым "Сегодняшней газете" 21 сентября 2000 года. Цитату ей напомнил из Астафьева: "И вообще народ, с которым поработала Советская власть, говно". Но позвольте, если народ (по Астафьеву) именно "г….", как же тогда выделять пособие ему из бюджета, т.е. из народных денег? Если народ "г", тогда и пособие "г", и не имеет для писателя никакого значения. Ведь как аукнется, так и откликнется! Плюнул в народ и желает теперь от этого народа пособие получить.
Об этом же хорошо сказал по местному каналу ТВК депутат Юрий Воскресенский:
— Астафьев поддержал развал Советского Союза. Сейчас поддерживает тех, кто разваливает нашу Россию. Он горой стоит и оправдывает все "реформы", которые привели нас к тому, к чему привели и что имеем. В своих последних выступлениях и изданиях он оскорбил народ. И поэтому — как можно решать вопрос положительно, чтобы за счет этого народа ему увеличивать еще и ежемесячное пособие. Все заслуги, которые у него были, он перечеркнул своими последними действиями. И для меня он теперь не существует, он предатель. (59-летний аграрий, потомственный казак Ю.Воскресенский проголосовал "против").
Лидер фракции коммунистов и аграриев в Собрании, доктор наук, профессор и один из интеллигентнейших людей Красноярска Всеволод Севастьянов на вопрос телекорреспондента ТВК: было ли его давление на членов фракции, ответил отрицательно и высказал мнение, по которому он также голосовал "против":
— То, что Астафьев говорит о коммунистах (плохо говорит, иной раз и грязно), это в данном случае роли не играет. Это его личная позиция. В конце концов, может ее иметь. Но он последними своими произведениями, последними своими высказываниями наносит глубочайшие оскорбления своим товарищам по оружию, участникам Великой Отечественной войны, ветеранам…
Есть устойчивое мнение искушенных политологов, что 17 июля в Красноярске произошла хорошо спланированная и удачно осуществленная пиаровская акция перед выборами в Заксобрание (декабрь 2001). Зная об отношении части депутатов к последним печатным работам Астафьева, воспользовавшись болезнью Астафьева, люди из администрации А.Лебедя якобы скоропалительно подготовили заведомо провальный проект постановления о пособии Астафьеву в размере 7000 рублей и заранее согласовали с фондом Н.Михалкова в Москве, чтобы в момент провала этого постановления москвичи быстро приготовили письмо протеста, решили вопрос о 5 или 6 тысячах рублях ежемесячного пособия оскорбленному депутатами "мученику" Астафьеву. Так именно и развернулись события. Была ли это пиаровская акция? А может, пиарщики просто прилепились к происшедшему, набивая себе цену.
Первоначально сумма для В. Астафьева была в июне заявлена в 7000 рублей. Это вызвало глухой ропот информированных красноярцев. Тем более в те недели бунтовали 5 тысяч рабочих правобережного завода "Сивинит", полгода не получающие зарплату при остановленном и приготовленном к продаже за бесценок заводе. Также бедствуют и сельчане. В красноярских деревнях страшный вымор населения, пьянство, наркотики, больные дети, старики… На этом безнадежном фоне 7 тысяч ежемесячного пособия небедному Астафьеву могло вызвать взрыв негодования в среде неимущих.
И тогда администрация спешно отзывает этот документ. В июле в Заксобрание поступает новый проект — теперь уже сумма в 7 тысяч делится на двоих: Астафьева и Чмыхало.
Москвичи спрашивают сейчас: а кто такой Чмыхало? Грузный, преуспевавший местный литератор, в недавнем прошлом ногой открывавший дверь в кабинеты крайкома КПСС. Лет тридцать, наверное, руководил здешними писателями, был знаменитым, громкоголосым. При Ельцине, естественно, в одном из очерков походя оплевал Советскую власть, изобразил себя изгоем, страдальцем. И ведь человек-то, в сущности, неплохой. Но как выстилаются они при смене властей перед новым властителем!.. Причем, надо сказать, недавно при стечении тысячи людей на торжественном собрании в Большом концертном зале сидящие в президиуме Астафьев и Чмыхало демонстративно уселись при звуках нового Гимна России на музыку А.Александрова. В зале слышалось гневное: "Позор! Позор!". Многие фронтовики в зале хватались за сердце…
Итак, голосование. По 3,5 тысячи пособия Астафьеву и Чмыхало могли быть утверждены в случае, если проголосуют не менее 22 депутатов. Всего в Собрании 42 депутата (Быков в тюрьме, а Фетисов снял обязанности, поскольку в Воронеже стал представителем в Совете Федерации) и получается реально 40 депутатов. Надо сказать, что главенствующим в настроении депутатов было чувство ЖАЛОСТИ. (Проголосуем, так их так, хоть они и перевертыши! Старые уже, больные, слабые…) Абсолютно уверены были и власти, никакой "работы" (точно!) с депутатами не вели в отношении этих писателей. Правда, трое депутатов, как смакует местная пресса, вышли из зала в момент голосования. Бывает… Оставались 28 человек. И кто оставался-то! Коммунисты, в основном. Люди, воспитанные советской властью ходить на работу! К сожалению, иные "демократы" — редкие гости на сессиях, если вопросы в повестке не задевают финансов и кадров.
И еще одно соображение. Поскольку Астафьеву снизили сумму предполагаемого пособия наполовину, некоторые из депутатов сделали вполне резонный вывод: АДМИНИСТРАЦИЯ НЕ ДЕНЕГ ЖЕЛАЛА БЫ АСТАФЬЕВУ, а некоего знака почета, официального признания, при котором рядовое как бы пособие возвышалось в ранг некой "Премии Законодательного собрания края". Логично? Дескать, подтвердите, господа и товарищи депутаты, что вам лично (а следовательно, и вашим избирателям) дороги творческие "изыски" Астафьева. Узаконьте его регулярные проклятия обессилевшей Родине. Вот это от вас и требуется.
Многие отметили, что Чмыхало шел как бы в "нагрузку" к Астафьеву. Так раньше сбывались неходовые книги в книжных магазинах. Вот в чем еще подлость авторов этого проекта постановления краевой администрации. Анатолия Ивановича в данной ситуации грубо унизили.
Спикер Заксобрания, взвешенный и умудренный Александр Усс спрашивает:
— Будем обсуждать? Или сразу проголосуем?
Послышались голоса, что все давно определились и надо сразу голосовать. На табло высветилось после голосования: 21 — "за", 7 "воздержалось", 0 "против". И в самом деле, никто поначалу "против" не голосовал.
Результат привел спикера в некоторое замешательство.
— Может, кто-то кнопку не ту нажал? Может, кто-то забыл проголосовать? Коллеги, ведь одного голоса всего не хватает.
Нашелся депутат, который "забыл" проголосовать. Начали снова. И опять в шоке сторонники Астафьева: 20 — "за", 8 — "воздержались". Не проходит решение!
И тут А.Усс запальчиво предлагает голосовать поименно. Я, к примеру, его порыв тогда же понял и не обиделся. Он "умывал руки", а нам, "подставившим" всё Собрание, предлагал принять будущий шквальный огонь на себя. При этом он, конечно, допускал элемент насмешки и оскорбления, мол, испытайте коммунисты и аграрии сами себя на храбрость. Небось, кое-кто из вас побоится огласки и проголосует всё же "за". Не тут-то было, однако!
Окончательно при поименном голосовании: 20 — "за", 5 — "воздержались" и 3 — "против".
Здесь, в Красноярске, данное решение депутатов никого особо не удивило, не тронуло. Вяло об этом сказали отдельные СМИ. Некоторые вообще как бы не заметили. Но на второй день вскипело вдали московское радио. Да и еще в страшных для демократов подробностях: сколько голосов не хватило, да эти коммунисты были против, да, да… И пошла писать, как говорится, губерния. Заголосили, заблажили и в Красноярске.
Жуткую тайну сейчас выдам: за то, чтобы выделить В.Астафьеву пособие, о котором, говорят, он ни сном, ни духом не ведал, голосовали ведь все-таки и 6 депутатов, пришедших в Собрание под флагом патриотических сил. Они пояснили, что очень жалко было им Астафьева как старого и больного, а так бы тоже проголосовали "против" или "воздержались". Не всё, выходит, так однозначно и с коммунистами. И не хватило бы тогда уже 8 голосов. И тогда был бы результат: 14 на 14. Вероятно, это соотношение можно наблюдать и среди избирателей в крае, поскольку молодое и среднее поколение толком и не читало ни Чмыхало, ни даже Астафьева, а просто изо дня в день слышат назойливое по радио: классик, классик, классик… И почитают его, не читая его.
Также по команде из Москвы жарким днём 20 июля срочно собрались на сходку в Красноярске "интеллигенты" распоследнего пошиба: верткий приспособленец Солнцев, Кузнецова (королева пивная и газированная), Ярошевская, директрисса музея, выбракованная в свое время из аппарата партии, затаившая злобу на советское время. Пригласили на сходку журналистов, кривлялись перед ними, бездарно острили, грозили в пустоту, при этом пугливо оглядываясь.
А ведь по чести — не люб им всем колючий Астафьев. Они имя его любят, а человека в нём недолюбливают. И сам Виктор Петрович прекрасно об этом знает, догадывается, по крайней мере, но терпит их, других-то рядом нет — разогнал, отчуждил, сам себя отправил на выселки, стал "литературным Ельциным", такой же, понимаешь… Всё поперёк! Поперечные оба. И немало хлопот и неприятностей доставили себе и людям.
Искренно говорю: жалко и мне Виктора Петровича тех, советских времён. Немало светлого связано с Астафьевым в начале и середине 80-х годов, неплохо мы дружили, в доме у меня множество его фотографий висит, им подаренных, я не снимаю, из истории ничего не выкинешь, из личной биографии — тоже, не стану же я его "свергать", как жулики-демократы свергли Дзержинского, поплясывая, причмокивая. Есть даже и крупный дружеский фотопортрет под стеклом в рамке, сделанный в 1986 году, сидим с Петровичем вдвоём, но уже смотрим, правда, отвернувшись, в разные стороны. Такой был нам знак.
Но Астафьев образца перестроечного — это "что-то особенное". Был он достаточно издерганным, злым при коммунистах, но не до такой болезненной степени. А надорвал себя окончательно ложной идеей, будто война 1941-1945 гг. — это не мировое и не вселенское зло, а зло чисто советское и сталинское. И пропал.
В сентябре у нас очередная сессия. Соберется 35-36 депутатов. Уверены ли власти, что наберут искомые 22 голоса? Нет, не уверены. Но им нужен шум. Нужна дискредитация нынешнего состава Законодательного собрания. Они опять не пощадят старых ран и недавнего инсульта Виктора Петровича Астафьева. Им он не нужен. Не он им нужен. Власти с удовольствием вынесут на утверждение депутатов осрамившееся постановление. Они даже будут подогревать в прессе, накачивать, нагнетать, сводя с ума "демократов", которые, кстати, сквозь зубы признаются, что после утверждения Гимна СССР новым Гимном России второй для них страшный удар — это официальное отвержение заслуг "демократа" Астафьева. У них, как они говорят, земля стала уходить из-под ног. Для них один выход — скупить землю, чтобы всё-таки она не уходила из-под ног, они многое для этой купли-продажи сделали.
А если же, допустим, депутаты в сентябре наскребут 22 голоса — тот же Астафьев выступит в российской и мировой печати с заявлением, что от этих "недоумков-депутатов" брать деньги считает постыдным и как бы бросает им в лицо (бурные, продолжительные аплодисменты демократов!). Этой малостью ему можно, понятно, и пренебречь, поскольку Никита Михалков на днях пообещал из Фонда культуры по 6 тысяч рублей ежемесячно посылать Астафьеву, а ещё по 7 тысяч астафьевский фонд пообещал своему создателю, а ещё, глядишь, раскошелится "цивилизованный" Запад. И осенью ловкие молодицы и молодцы из лебединской организации "Честь и Родина", которые тоже пообещали по 3,5 тысячи, подсунут знатному дедушке Вите письмо подписать: "Голосуйте на декабрьских выборах в ЗС только за "Честь и Родину" А.И.Лебедя". Они, эти молодцы, конечно, считают, что тут же махом повалят красноярцы на избирательные участки. Э-э, милые, как бы призыв В.П.Астафьева не сыграл в минус бойкой "Чести и Родине".
В общем, скоро будут красноярцы свидетелями самых разнообразных комедий, трагедий, фарсов и проч. А начало предвыборному шоу положено, очевидно, этой немилосердной предвыборной акцией "Пособие для Астафьева". Время правления А.И.Лебедя неумолимо подходит к концу, поэтому здешние лебединцы рвут и мечут, чтобы сполна воспользоваться уходящей возможностью для врастания во власть, обогащения. Новый губернатор скорей всего будет определен в сговоре Дерипаски, Ходорковского, Абрамовича, Потанина и других, а затем проведен через "выборы". Возможно, выметет этих прислужников, а впрочем, может, и воспользуется их услугами — предатели, приспособленцы устраивают всякие временные власти.
Но хочется думать: ВРЕМЯ РАЗРУШИТЕЛЬНОЕ УХОДИТ. Приближается время созидания, время выпрямления качественно другой породы людей, людей порядочных, которых на ранней стадии писательского пути вывел в свет тот же Виктор Астафьев: и бабушка Катерина Петровна, и Аким, и Люся, и лейтенант Борис Костяев из "Пастуха и Пастушки", удивительным образом напоминающий нам светлого лейтенанта Княжко из бондаревского "Берега"… Они, а точнее потомки их, все чаще и чаще дают о себе знать. Не оскудела же в конец русская земля!
И последнее. Я родился в Томске в сентябре 1945 года. Отмотайте девять месяцев и получите январь 1945 года. Это 3-й Белорусский фронт, Кенигсберг, офицер-артиллерист Толя Пащенко и сержант-радистка Шура Богатина, фронтовая любовь, демобилизация по беременности, и родился в Сибири Олег, т.е. я, а потом у этих фронтовиков родятся ещё Юра, Тома, Галя, Толя, Женя. Грязный астафьевский роман "Прокляты и убиты" мы активно прятали от родителей. Отец и так всю жизнь прожил контуженным и подавленным. В прошлом году его похоронили. Дали залп сотрудники военкомата над свежей могилой, а часом раньше отпели нашего отца по православному обычаю. Мать — суровая, правдивая женщина, узнала о том, как 17 июля я проголосовал в вопросе об Астафьеве, и одобрила. (Помню, в 1983 году с В.Астафьевым мы приезжали в Большую Мурту поздравить её с 60-летием. Петрович тогда её высоко оценил: "Мать у тебя, Олег, у-у-у! Посмотрит — рублем одарит!") Нынче мама сказала мне просто: "Правильно на сессии голосовал. Только так — и не иначе". Она всё же, видимо, как-то прознала о содержании и стилистическом исполнении "Проклятых и убитых", а также не оставляла без внимания разнузданных статей Астафьева, его небрежных высказываний о Сталине, о Жукове, о войне, Победе, восстановлении разрухи. Мать у нас давняя книгочея — поклонница Толстого, Чехова, Тургенева, Шолохова, Шукшина, Распутина, Бондарева, Белова, Алексеева, Проханова, Ганичева, всех истинно русских, не по паспорту русских, а по жизни. Мы, её выросшие дети, в этом смысле — в неё.
И когда в Красноярске сижу у телевизора и проходят по Красной площади в Москве боевые колонны, я встаю, сын 3-го Белорусского, волнуюсь, замираю, жду СВОИХ — ветеранов 3-го Белорусского фронта. И сердце колотится в груди. В такую минуту не трогай нашего святого — взорвусь, себя не помня, не думая о себе, а думая только лишь о великой Родине и великой Победе, великой Истории и великом Будущем.
А за настоящее — стыдно. И не мне одному стыдно. Но мы делаем всё возможное, чтобы приблизить лучшие времена и торжество лучших нравов.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой