Авторский блог Илья Петренко 03:00 23 июля 2001

ЩИТ И МЕЧ

0
ЩИТ И МЕЧ
30(399)
Date: 24-07-2001
Если что и угробит окончательно нашу российскую милицию — так это бесконечные операции "Вихрь" и "Антитеррор". Их уже прозвали в шутку "Вохр" и "Антимилиционер". Ничто так не мешает работе милиции, как эти операции и вечный усиленный вариант несения службы. Все это началось еще с 93-го года, потом возобновилось в 94-м, и с тех пор не прекращалось. Много моих друзей и знакомых уволилось из МВД и ушло в частные структуры даже не из-за разницы в окладах, а именно из-за того, что не выдержали этих "усиленных режимов". Во время операций "Вихрь" и "Антиреррор" люди несут службу по двенадцать часов в сутки, без выходных, задерживаются отпуска. Мало таких, кто может легко выдержать такую нагрузку.
По всем нормативам, патрульный способен нормально нести службу на маршруте непрерывно шесть часов. Любое "усиление" его службы возможно только за счет выделения большего числа патрульных, либо за счет качества несения службы. Никакого увеличения численности патрулей не получается, в МВД и так не хватает кадров даже для стандартного варианта несения службы. В итоге усиливают за счет того, что один и тот же сотрудник торчит на маршруте по двенадцать часов. Даже в теории такой патруль не способен контролировать толком свой район вторые шесть часов — он либо спит, либо доблестно, но бесполезно борется с усталостью, пялясь на народ, ничего не видя. Через десять часов непрерывной службы к тебе на улице подойдет Басаев, попросит прикурить, и ты его не узнаешь... Учитывая, что свои полсуток люди тянут лямку каждый день, без выходных и отгулов (если отгуляешь свою смену — будешь работать две своих смены подряд и смену между ними — 36 часов), патруль вообще дрыхнет все свое время. Это просто ответная реакция людей на беспредел. Опорные пункты завалены спящими нарядами. Там возникает круглосуточная ночлежка.
Бандиты, как это ни странно покажется обывателю, воспринимают усиленный режим как "лафу", они знают, что стражей порядка замотают, заставят маяться черт знает чем, а нарушители получат полную свободу действий. Большинство сотрудников, понимая, что не могут работать за троих, не работают вообще, попросту спят в опорных пунктах. Выбираются время от времени, чтобы взять свою скромную компенсацию за тяготы службы. Сшибают бабки с пьяных горожан, стригут иногородних, шмонают "газельки" подмосковных фермеров. Сказать, что милицию на время усиленного режима не усиливают кадрами совсем, — было бы неправдой. Подгоняют солдат-вэвэшников из Лефортова и из ОДОНа. Но чаще всего кончается тем, что солдатиков отправляют в вольное плавание по маршруту. Мент, который должен ходить с ними старшим, остается спать, солдатики бродят по городу одни, стреляют сигареты. Толку от них мало, хотя бывает, что новичкам везет. Был случай, славный воин-дзержинец из ОДОНа поймал на улице "черта" с семью килограммами марихуаны в сумке. Случаи попроще бывали часто, но в принципе это случайность. Сами солдаты внутренних войск быстро устают от постоянного патруля и приобщаются к образу жизни уже давно уставшей милиции. Спят в опорных пунктах, выходят вместе с опытными милиционерами на "бомбежку" граждан. Ведь солдатам вообще не платят зарплату, а гоняют на маршрут не менее часто, чем сотрудников ГУВД. Многие солдаты и офицеры ВВ даже не успевают вернуться в казарму, оставаясь после обеспечения порядка на каком-нибудь футболе или концерте на патруль.
Сухой остаток всех этих операций в том, что милиция все больше отстраняется от выполнения своих прямых обязанностей по защите граждан, а все сильней втягивается в обычный поиск бабок всюду, где только можно. Само собой, страдают те, кто не может откупиться или отмазаться, то есть те самые простые граждане. Никаких террористов во время "Антитеррора" задержать, конечно, не удается. "Вихрь" только выдувает кадры. Самые лучшие сотрудники, которые не могут "динамить" приказы, не могут нести службу спустя рукава, решая только свои проблемы, но и не могут разорваться на части, чтобы выполнить невыполнимые приказы командования, уходят. Они увольняются валом. Текучка кадров в УВД небывалая. Держатся за место и приспосабливаются только молодые и те, кому осталось совсем чуть-чуть до пенсии. Самые ценные кадры, те, кому по тридцать лет, кто уже умеет работать, но еще не стар, уходят. Бросают все и приговаривают: "Я не вынесу больше этот "Вихрь".
Продуктивность операций "Вихрь" и "Антитеррор" близка к нулю. Об этом знают везде в МВД — от РОВД до штаба Министерства. Но почему-то руководство не хочет этого замечать. Штабы УВД заставляют создавать виртуальную матрицу успехов этих операций и положительных результатов усиления режима службы. Приходится часть раскрытия преступлений вынимать из отчетности угрозыска или других служб и вписывать их в итоги операций вроде "Антитеррора". Сегодня любое изъятие оружия, даже если оно произошло в рамках обычного уголовного дела, никак не связанного с терроризмом, записывается на счет "Антитеррора". Часто простые задержания преступников заставляют оформлять на "Вихрь", лишь бы оправдать эти операции. А зачем им все это надо — трудно даже предположить. Реальный итог этих операций — дезорганизация работы милиции, безнаказанность бандитов и вышибание кадров из МВД.
Илья ПЕТРЕНКО



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой