Авторский блог Евгений Ростиков 03:00 7 мая 2001

ВТОРЖЕНИЕ

0
Author: Евгений Ростиков
ВТОРЖЕНИЕ
19(388)
Date: 07-05-2001
В мае этого года истекает мандат пребывания в Беларуси консультативно-наблюдательной группы (КНГ) ОБСЕ. По идее она должна покинуть республику. Только вряд ли мы этого дождемся. И дело здесь вовсе не в том, что вышеназванная группа не выполнила основную свою задачу — установление в Беларуси нового политического режима. От нее сразу и не ждали таких успехов. Тем более ошибаются те, кто считает, что в связи с предстоящими осенью президентскими выборами Лукашенко будет пытаться сам задержать КНГ в республике. Иначе, мол, их признают нелигитимными. Президент Беларуси и так понимает, что в случае его переизбрания на второй срок США, а за ними и весь Запад, вряд ли посчитают этот факт законным. Так что те авансы, которые перед выборами будут раздавать ему представители ОБСЕ для того, чтобы он согласился на продление срока пребывания их группы в Беларуси, скорее всего останутся пустыми обещаниями. Ведь основная цель пребывания в Беларуси КНГ ОБСЕ остается неизменной: это — взращивание и консолидация всех так называемых оппозиционных сил, то есть всесторонняя подготовка почвы для свержения Лукашенко и в конечном счете утверждение в республике марионеточного режима, угодного Западу. И на этом поприще, за свой более чем трехлетний срок пребывания в Беларуси, КНГ ОБСЕ уже достигла значительных успехов.
ЗДЕСЬ ЧТО, ЛЬЕТСЯ КРОВЬ?
Считается, что вся эта каша с ОБСЕ в Беларуси заварилась вскоре после ноябрьского референдума 1996 года. Результаты его позволили Александру Лукашенко разогнать Верховный Совет 13-го созыва, в котором фактически заправляли националисты во главе с лидером БНФ Зеноном Позняком, и консолидировать власть в своих руках. Тогда, мол, оппозиция во главе с оставшимися не у дел депутатами (большинство из которых все-таки перешло в созданную Лукашенко Нижнюю палату Национального собрания) и стала апеллировать к Западу, требуя от него принятия к официальному Минску всевозможных карательных санкций. И хотя известно, что между тогдашним спикером Верховного Совета Семеном Шарецким и президентом Лукашенко было подписано соглашение об условиях проведения референдума, Запад, давно игравший в Беларуси, как и на всем постсоветском пространстве, свою игру, поспешил объявить проведение референдума и его результаты незаконными. Вот как через пару лет будет трактовать это руководитель КНГ ОБСЕ в Беларуси г-н Вик: "Результаты референдума 1996 года носили не обязательный, а консультативный характер, как и было записано в бюллетене референдума. Таким образом, с правовой точки зрения было неважно: явились результаты однозначными или неоднозначными — они не были обязательными для парламентского органа, который должен был рассматривать рекомендации".
Вот так, и волки сыты, и овцы вроде должны быть целы. Президент Беларуси "сохраняет лицо", поскольку результаты референдума, пусть и косвенно, но признаются Западом. Оппозиция, а точнее, несколько символизирующих ее бесполых представителей, из политических бомжей возводятся в ранг равноправного участника "рассмотрения рекомендаций". А на вершине этой пирамиды должна была восседать миссия ОБСЕ во главе с г-ном Виком, призванная судить и рядить аборигенов. Но до этого грандиозного "демократического построения" в Беларуси было еще далеко. Сначала необходимо было внедрить эту "славную" миссию в Минске. Лукашенко категорически возражал против такой селекции: "У нас, что здесь, война, кровь льется, страну раздирают религиозные или этнические конфликты? Зачем нам их миссия сдалась? — резонно спрашивал он и сам же отвечал. — Пусть они найдут на развалинах Союза другую такую страну, где так спокойно и достойно могут жить люди!"
Но это, как говорится, эмоции, не относящиеся к сути задуманного Западом плана. Давление на белорусского президента с целью заставить его принять миссию ОБСЕ продолжалось. В ход шло все, вплоть до таких аргументов, что подобные миссии уже активно работают почти во всех странах СНГ, являясь как бы необходимым атрибутом демократии. "Давил" на Лукашенко не только Запад, но и ельцинская Россия. Как признается потом бывший замминистра иностранных дел Беларуси, а нынче один из самых коварных ее оппонентов Андрей Санников: "Россия всячески поддерживала эту идею. Если бы не ее поддержка, то этой миссии здесь не было бы".
События вокруг Беларуси становились все более запутанными. Оппозиция заваливает Запад инспирированными "свидетельствами преступлений режима", пугает "демократическое сообщество зреющей в центре Европы фашистской диктатурой". Бесхитростно-словоохотливый, весьма амбициозный президент Лукашенко — "запомните, политик здесь только один — это я" — делает несколько неловких пассажей как в сторону Запада, так и в сторону ельцинского режима, которые не в силах не то что оправдать, но даже объяснить его словесный эквилибрист, тогдашний глава МИДа Иван Антанович и в конце концов остается фактически один на один со своими проблемами. Да и Запад, настаивающий на открытии в Беларуси миссии, вроде не требует многого. Просто он хочет получать информацию о событиях в республике "не через третьи руки, а непосредственно от своих людей".
НЕ МИССИЯ, А ГРУППА
И загнанный в угол Лукашенко, чтоб положить конец разного рода спекуляциям, вынужден пойти на уступки. 18 декабря 1997 года в Копенгагене постоянный совет государств — членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе принимает решение об учреждении КНГ ОБСЕ в Беларуси. Власти республики подписывают документы, касающиеся статуса и формата этой рабочей группы, основные положения которых ранее были детально согласованы и одобрены Лукашенко. Руководство ОБСЕ идет на уступки требованиям белорусского президента и соглашается, что направленные в Минск "эксперты" будут называться не миссией, а консультативно-наблюдательной группой (КНГ). Численность ее они вынуждены определить не в 30-40, а всего в 5-6 человек. Объявляется, что первоочередной задачей КНГ ОБСЕ будет "предоставление экспертной помощи Беларуси в разработке законодательства, соответствующего европейским нормам и стандартам", что в дальнейшем должно привести к "демократическим преобразованиям в республике". Кроме того, КНГ ОБСЕ обязуется "оказывать помощь в организации просвещения официальных и неофициальных лиц по правам человека, консультирование по вопросам создания и функционирования демократических институтов", например, таких, как службы рассмотрения исков граждан к правительственным чиновникам. Не последнее место в работе группы должно занимать "наблюдение и отчет" о происходящем в республике. Для этого представители ОБСЕ обещали наладить самые широкие контакты как с официальными, так, конечно же, и с оппозиционными кругами. "Они приедут к нам, чтобы ознакомиться с ситуацией. Возможно, они сделают свои замечания, дадут конкретные советы, которые, мы, возможно, примем. А может, они изменят свои предвзятые позиции в отношении нашей страны", — благодушно комментировал это "явление" ОБСЕ хитрющий Иван Антонович, хорошо понимая, что запустив один коготок, эта организация так просто не уйдет и попытается схватить Беларусь за горло уже всей своей пятерней.
Но было бы несправедливо не отметить, что у руководства республики, и даже у Лукашенко, все более остающегося на европейском поле в одиночестве, не теплилась надежда, что благодаря этой уступке, т. е. с помощью КНГ ОБСЕ, ему удастся рассказать правду о происходящем в республике, и тем самым преодолеть стремление определенных кругов Запада к дальнейшей ее изоляции. Он ждал содействия в налаживании отношений с Европой, не понимая, что от него будут требовать полной капитуляции.
Оппозиция же со своей стороны однозначно восприняла ОБСЕ как своих помощников, призванных скоординировать ее действия по захвату власти. И в своих чаяньях она не обманулась, хотя эта "координация" и не обеспечивалась, как ей хотелось, силовым давлением на Лукашенко. Но так как это само собой подразумевалось в недалеком будущем (сразу после Югославии. Проамериканско-ельцинская Россия не стала бы здесь препятствием), то, несмотря на перманентно вспыхивающие конфликты с КНГ, отношение оппозиции с этой структурой были сначала более чем дружеские. Действительно, ну не бить же руку, дающую и лелеющую. Так по крайней мере казалось. Но Запад не знал еще белорусской оппозиции...
Свои цели были в Беларуси и у КНГ ОБСЕ. Цели ясные, с далеко идущими перспективами. Ведь не случайно руководителем той группы в республике был назначен г-н Вик.
ДОКТОР ВИК
Доктор философии Ханс-Георг Вик, как когда-то говаривали у нас о "верных ленинцах", с которыми он, кстати, тоже имел удовольствие непосредственно общаться, прошел большой жизненный путь. С 26 лет он, выпускник Гамбургского университета, работает уже в области внешней политики Германии. И в какой сложной и важной для нее тогда сфере! Но послушаем лучше самого этого достопочтенного седоволосого господина: "Позвольте напомнить вам о том, что я работал по программам развития с Советским Союзом еще с 1957 года, потом со странами СНГ. Периодически приезжал в СССР, а в 70-х годах четыре года жил в Москве (был послом ФРГ в СССР и в 1977 году вручал верительные грамоты самому Леониду Брежневу (Е. Р.). После 1993 года являлся советником президента Грузии". Так что в печальных событиях, которые случились в тот период, в этой когда-то цветущей республике, можно с полным правом сказать, есть доля его нелегкого труда. Но г-н Вик не "напомнил" здесь и о том, что с 1985 года по 1990 год был руководителем германской разведслужбы (БНД), а также является действительно крупнейшим в Германии специалистом по бывшим колониям Англии, и прежде всего Индии, где он с 1990 по 1993 гг. так же был послом. Одна из его работ, опубликованная не так давно в авторитетном журнале германского общества внешней политики "Internationalе politik", который переиздается издательством МГУ, хотя и называется замысловато "Пароховая бочка" Кашмира. Государственный кризис в Пакистане: испытание для Индии", но написана жестко, с глубоким знанием дел, происходящих вдали от Беларуси, где в это время на ниве внедрения западной демократии и трудился доктор Вик. В этой статье, анализируя отношение двух конкурирующих стран субконтинента после свержения в октябре 1999 года генералом Мушарафом пакистанского правительства Наваза Шарифа, Вик ставит рафинированных западных демократов перед такой дилеммой: "Мировое сообщество государств должно будет выбирать между настаивающими на санкциях защитниками демократических ценностей и прагматиками, которые выступают за ограничение уже нанесенного ущерба, не теряя при этом из виду цели восстановления демократического государственного порядка".
Понятно, что себя доктор Вик относит не к шизоидным защитникам демократических ценностей, а к "прагматикам", не спеша, но жестко и последовательно восстанавливающих "государственный порядок" в чужой им стране. И вот такого глобального стратега, способного осмысливать события, в которых завязано в общей сложности более полутора миллиарда человек, посылают в некую Беларусь, о которой даже в его Германии знают разве что престарелые ветераны последней мировой войны. Зачем, спрашивается, здесь такой многоопытный чиновник и ученый, авторитет которого признают в политических кругах Западной Европы и США. Здесь что, грозит вспыхнуть ядерный конфликт? Так Беларусь давно уже избавилась от ядерного оружия — поспешила его отправить в Россию. А может, в Минске вот-вот произойдет госпереворот, и если не как в Пакистане военные, то бесполые оппозиционеры и примкнувшие к ним бесчисленные чиновники, наконец-то, отстранят от власти этого неуступчивого, мешающего им спокойно "пользоваться" народным богатством президента Лукашенко? Да нет, и мечтать об этом тогда еще было невозможно. Но, видно, цель такая уже была обозначена. Не случайно в середине января 1998 года, в свой первый приезд группы ОБСЕ в Минск, в состав ее, кроме многоопытного посла-разведчика Ханса-Георга Вика и других официальных лиц, входил и директор Центра по предотвращению конфликтов ОБСЕ Ян Кубиш, более известный в определенных кругах именно созданием конфликтных ситуаций. Но тогда, встретившись с Лукашенко, они не очень довольные, так и не сообщив журналистам подробностей состоявшейся с президентом беседы, поспешили покинуть республику.
“НИКАКИХ ПОЛНОМОЧИЙ...”
Они появились в Миске уже через полтора месяца, 27 февраля 1998 года. Повод был избран более чем серьезный — открытие в столице Беларуси шарашки, то бишь офиса ОБСЕ. Аборигенам сразу же давали понять, что обосновываются западные "консультанты" здесь серьезно и надолго. В состав делегации, прибывшей на эти "всенародные" торжества, вошел бывший тогда председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Польши Бронислав Геремек, генеральный секретарь ОБСЕ Жан-Карло Арагона и ряд других высших деятелей бесцеремонной организации. Но здесь, как говорится, случился облом. Уже по тому, что эту "высокую делегацию" в минском аэропорту встречал даже не министр иностранных дел, а всего-навсего его второй или третий заместитель, стало ясно, что давление, оказываемое этой конторой, и прежде всего ее председателем, ярым лукашенкоедом Геремеком на Беларусь, здесь не очень приветствуется. В этот раз Лукашенко этих европейских визитеров не принял, хотя, насколько мне было известно, возможность такой встречи в его окружении предварительно активно обсуждалась.
Пытаясь как-то сгладить эту конфликтную ситуацию, возникшую вокруг еще не начавшей работать группы ОБСЕ, на церемонии открытия и пресс-конференции Геремек неоднократно пытался доказать, что функции КНГ лишь в том, "чтобы правдиво информировать 54 страны, являющиеся членами ОБСЕ, о событиях в Беларуси, давать необходимые консультации по улучшению политической и экономической ситуации, способствовать диалогу власти и оппозиции". Что же касается воздействия на события в Беларуси, то "миссия (нет, черт тебя бери, группа. — Е. Р.) не имеет никаких полномочий для принятия решений и осуществления эффективных действий", закончил в миноре этот европейский председатель. Но тут, будто вспомнив о своем высоком "предназначении", с пафосом добавил, мол, здесь свое слово может сказать только белорусское общество.
О том, на что КНГ ОБСЕ будет ориентировать это "общество", стало ясно, когда Геремек, еще не покинув республики, громогласно обрушился на ее власти, назвав "вопиющим нарушением прав человека" приговор белорусского суда, вынесенный двум недорослям, исписавшим вдоль и поперек антигосударственными лозунгами один из красивейших городков Беларуси. Еще раз выпустив свои шляхетские пары, т. е. сообщив, что исследовавшая результаты проведенного в Беларуси референдума миссия Евросоюза пришла к выводу о необходимости проведения в Беларуси референдума, миссия Евросоюза пришла к выводу о необходимости проведения трехсторонних переговоров между властью, оппозицией и представителями международных организаций в лице КНГ ОБСЕ, Геремек вместе с прочими высокими гостями улетели из Минска. Здесь остались г-н Вик и его группа. Но прежде чем рассказать об их "нелегком труде", необходимо, видно, немного поведать, откуда вообще взялась эта международная организация ОБСЕ с примелькавшимися маразматично-самодовольными лордами и нагловато-задиристыми шляхтичами и князьками из стран бывшего соцлагеря?
ОРУДИЕ ЭКСПАНСИИ
1 августа 2000 года исполнилось 25 лет со дня подписания в Хельсински Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Цели и задачи, конечно же, при этом преследовались самые благие. Но, как и следовало ожидать, — они и сегодня во многом нереализованные. Более того, ряд основополагающих идей его вывернуты наизнанку. Судите сами, где оказалось заявленное в этом высоком документе строительство безопасной и стабильной Европы, в которой бы свято соблюдались границы и суверенитет, равноправие всех государств-участников, невмешательство во внутренние дела друг друга и прочих стран? Да, да именно там — в нужнике. Это по-нашему, а по-европейски — в клозете. А если продолжать дальше цитировать этот "исторический" документ, где говорится "о недопущении использования силы или угрозы ее применения при решении тех или иных проблем, которые могут возникнуть между государствами", то на тебя вообще будут смотреть, как на англо-европейского лорда Джада, давно уже впавшего в детство и которому ПАСЕ приписало шокотерапию в виде инспекции развалин Чечни.
Ну действительно, кто сегодня после развала Советского Союза и крушения Варшавского Договора всерьез в Европе, не говоря уже о США, принимает такие Хельсинские заповеди, как невмешательство во внутренние дела других стран, уважение суверенитета и нерушимости границ. Для победителей-стран Запада это стало не то что в принципе не обязательным, но даже враждебным фактором, мешающим их экспансии на Восток, так хорошо начавшейся в начале 90-х годов. Неудивительно, что принятая в ноябре 1999 года на саммите ОБСЕ в Стамбуле "Хартия европейской безопасности" уже призвана адаптировать принципы Хельсинского акта к сложившемуся сегодня однополюсному миру, и не просто закрепить, но и развить победу Запада. Исключив угрозу противостояния двух практически равных по силе военно-политических союзов, западные стратеги теперь пугают мир опасностью региональных и внутренних конфликтов, которые сами же разжигают, международными террористами, которых сами же взращивают и направляют, а также "совершенно новыми угрозами, связанными с экономическими и информационными вызовами". Откуда происходят эти "вызовы" и "угрозы" — тоже не для кого не секрет. Тем не менее, следуя этой западной логике, уже как бы само собой вытекает, что основополагающее значение ОБСЕ как организации, призванной соблюдать правила взаимоотношений между государствами, отошло в прошлое, и она теперь должна сконцентрировать свои действия на решении проблем, возникающих внутри государства. А призыв отойти от принципа консенсуса, под предлогом необходимости повышения оперативных возможностей ОБСЕ, означает, что решение по тому или иному государству может приниматься вообще без учета точки зрения самого этого государства. При этом ОБСЕ намеренно не останавливается уже ни перед чем, будь то кровавая бойня, когда запросто преодолеваются границы того, что называется национальным суверенитетом, или более "цивилизованным" способом, слегка закамуфлированное, но не менее агрессивное вмешательство во внутренние дела другой страны, под прикрытием лжи и клеветы, т. е. того, что называется информационной агрессией, сопровождаемой активным по всем направлениям политическим и экономическим давлением. И если первый вариант, с убийством и изгнанием из родных земель тысяч и тысяч ни в чем не повинных людей, был опробован в Югославии, то второй, не менее циничный и губительный по своим последствиям, осуществляется сегодня в Беларуси. И официальной "крышей" для него служит КНГ ОБСЕ, обосновавшаяся в Минске.
О "СТЕПЕНИ ДОВЕРИЯ" И СЕМИНЫХ УЛЬТИМАТУМАХ
"Согласно опросу общественного мнения, ОБСЕ пользуется высокой степенью доверия. Она идет на третьем месте после церквей и ООН", — утверждает руководитель КНГ ОБСЕ в Беларуси г-н Вик. Каким способом добивается такая "степень доверия" — он предпочитает не расшифровывать. Хотя кое-какую информацию, а точнее, свою версию на этот счет, все-таки выдает. Ну, например, "мы проводим семинары в разных уголках страны, к нам съезжаются много посетителей, которые ищут поддержки в своей борьбе за права человека".
О том, что и участники семинаров, и "посетители", съезжающиеся в ОБСЕ, и демонстранты, время от времени кучкующиеся на улицах Минска, булыжниками, железными прутьями и заточками "отстаивающие свои права", — это фактически одни и те же люди, г-н Вик старается не уточнять. Но даже если мы на миг допустим, что это разные люди, то и тогда вряд ли по "степени доверия" деятельность ОБСЕ в Беларуси заняла бы третье место. Не заняла бы она, думаю, и тридцатое, ну разве что трехсотое. И секрета в этом никакого нет, потому что, несмотря на широко рекламируемые в прессе "результаты ее деятельности" и перманентные сменяющие друг друга скандалы вокруг нее, прежде всего связанные с белорусскими оппозиционерами, о фактической стороне работы этой организации в республике практически никто ничего не знает. Нет, что-то все-таки слышали... Например, что г-н Вик периодически выступает с какими-то заявлениями, будто однажды написанными под копирку, в которых по-отцовски журит оппозицию и клеймит недемократичные власти. Припомнят и то, что летом 1999 года в офис ОБСЕ бегал "спасаться" после "президентских выборов" спикер несуществующего парламента, но уже явный претендент на белорусский трон, хитроватый коммуняка-расстрига Сема Шарецкий. Видно, именно там, получив благословение и заверение о "полной поддержке" от г-на Вика (который не чаял, как от этого настырного квартиранта избавиться), Шарецкий вскоре "тайно" бежал в соседнюю Литву, под крылышко самого г-на Ландсбергиса. Кстати, Вик не забудет об этом "добровольном" избавлении, и уже на следующий день, после того, как оппозиционные партии вручат ему свой "Меморандум" о переговорах с властями, примчится в Вильнюс и будет советовать Семе не делать необдуманных шагов, т. е. не объявлять себя "президентом", а попытаться "наладить продуктивный диалог с Лукашенко". Но тот, уже взятый литовскими властями на постой и питание, "даже двух бойцов для охраны моей персоны приставили", гордо отвергает эти западные компромиссы, заявив, что он не намерен терять время на какие-то переговоры и заготовил уже указ о "...принятии на себя полномочий главы государства". Мол, он дает Лукашенко еще месяц на раздумье, и если тот не примет его ультиматума , то де-юре с 22 августа 1999 года он, Сема, приступит к исполнению обязанностей президента РБ.
ДУНЬКА СКАЧЕТ "У ЭУРОПУ"
Угрозы Вика, что Запад не в состоянии будет признать сформированное Семой правительство, а Литва вынуждена будет принудительно отправить дедушку в Беларусь, чтобы "не осложнять отношений между двумя государствами", не возымели действия. Кстати, президент Литвы Адамкус в течение первых трех дней пребывания Шарецкого в Вильнюсе категорически настаивал на возвращении того в Беларусь. Но давление националистов, во главе со спикером Сейма Ландсбергисом решивших разыграть "дедушкину карту", а главное — просьбы "высокого" Вика, возымели свое действие. Теперь Вик вынужден был с горечью хвататься за свою седую голову, не зная, каких еще гадостей можно ждать от этих новоявленных "президентов", "спикеров" и "лидеров" бесчисленных партий. Всему его опыту, логике здесь была грош цена. Договоренности тоже в расчет не принимались.
Вообще этот рафинированный образованный немец, казалось бы, много познавший и повидавший на своем веку, столкнувшись с теми, кто нынче претендует в Беларуси на власть (одни фамилии чего стоят: Гриб, Лебедько, Гончарик, Домаш, Чигирь, Нистюк...), думаю, с горечью понял, какой же глупец был их фюрер, вознамерившийся воевать с белорусским народом. Надо было отыскать вот таких пошлых, жадных, амбициозных деятелей без стыда и совести, не уважающих ни себя, ни свой народ, — и дело в шляпе. Все давно было бы уже продано и запродано за понюх табака. Думаю, это первый и главный вывод, который сделал чистокровный немец Ханс-Георг Вик от общения с теми, кто "доверяет ОБСЕ". Но вскоре Вик понял, что ему здесь будет не легче, чем его соплеменникам в 41-м под Москвой. Его попытки тихой сапой, путем компромиссно-осторожного, но жесткого давления на власть добиться изменения этой власти, — нарывались на нервную реакцию оппозиции, требующей от него "всего и сразу", и прежде всего — отстранения от власти Лукашенко. Каким способом? Да любым, вплоть до силового давления. И громче всех об этом вопил вильнюсский сиделец.
Через два месяца Вик снова помчится в Вильнюс к этому то ли "спикеру", то ли "президенту", то ли просто персональному пенсионеру, бывшему завкафедры Минской ВПШ, а затем директору совхоза Семе Шарецкому. Он опять будет просить дедушку не портить малину, "сидеть тихо, иногда озвучивая заранее оговоренные заявления по линии власть — оппозиция". За это Вик обещает Семе пролоббировать для него предоставление политического убежища в Германии или США. Конечно же, он надеется, что этот строго конфиденциальный разговор останется тайной. Но оскорбленный Сема громогласно отвергает "мелочную сделку". Вик наотрез отказывается комментировать это Семино заявление. Теперь-то он окончательно понял, что у "надежды западной демократии" безнадежная клиника, и подобные милые посиделки с ним, чтобы не стать всеобщим посмешищем, надо как можно быстрее сворачивать. А Сема тем временем расширяет поле своей деятельности. Оскорбленный действиями Вика, он летит с жалобой в США, где его "принимают на самом высоком уровне, в том числе и г-н Тэлбот".
Результаты этого визита не заставили себя ждать. По возвращении "домой" в литовскую столицу Сему сразу же усаживают в президиум некоей проходящей там конференции, где, естественно, обсуждаются "права человека и демократии в Беларуси". Докладчики, а среди них были все тот же председатель Сейма Литвы Ландсбергис и посол США в Беларуси Спекхард, "сняв двусмысленность" с самозванца, величают его уже не иначе, как "глава соседней державы". Семе, как Кисе Воробьянинову, осталось только надувать щеки.
...Но главное — и другие ходоки в КНГ ОБСЕ, если судить по их местечковым амбициям и поразительной духовной незрелости, ничем от Шарецкого не отличаются. Ничего не имею против сельских жителей, там много талантливых, действительно самобытных людей... Но странная закономерность — подавляющая часть тех, кто сегодня в Беларуси у власти, и особенно тех, кто рвется в нее, — все эти Статкевичи, Лебедьки, Чигири — выходцы из убогих сел и беспросветных местечек, не блещущих ни породой, ни культурой, ни кругозором. Но от этого еще более амбициозных. Говорят, им терять было нечего, кроме колхозных пут. А приобрести они могли целый мир. Но для начала — прописку в Минске. Республика же от этих беззастенчивых наглых домогательств "колхозных пролетариев" теряет много. Вот в чем беда. Неудивительно, что это скандальное колхозное сообщество, обосновавшись в Минске, уже не могло успокоиться и вскоре вознамерилось прямиком идти "у Эуропу". "Настоящий немец" — руководитель КНГ ОБСЕ г-н Вик, пытавшийся их хоть немного образумить, придать подобающий человеческий вид, все более становился им помехой.
КАК "ЕЛИ" ВИКА?
И вскоре подшефные Вика затеяли с ним вселенскую свару. Главу КНГ обвинили в том, что он "не столько работает с оппозицией, сколько обслуживает запросы нынешних белорусских властей", или попросту — "выполняет специальный заказ президента Лукашенко". Особенно, мол, это было видно в разгар кампании 1999 года, когда оппозиция, игнорируя действующую Конституцию, организовала некие выборы президента. Вик к тому времени, уже разобравшись, с какими непугаными дураками и мелкими шулерами ему приходится иметь дело, попытался остановить их, чтобы окончательно не дискредитировать еще только начавшуюся работу своей группы. Он "резко и грубо" заявил белорусским демократам, что "подобная кампания никогда не будет признана полноценными демократическими выборами, а значит, президентом на вполне законных основаниях останется Лукашенко".
Страсти вокруг Вика все более раскалялись. Вскоре недоумки от оппозиции "выяснили", что один из кандидатов в "президенты" — бывший премьер Михаил Чигирь, якобы должен был встретиться с тогдашним главой АП РФ Николаем Бордюжей. Да вот незадача, за три дня до этой "исторической" встречи Чигиря арестовали. И "сдал" его не кто иной, как все тот же г-н Вик, который будто бы должен был выступать на этой встрече в качестве посредника. Абсурд, но не привыкшего к таким бредовым "разработкам" Вика это выводило из себя. Конечно же, установить "факт делового и финансового сотрудничества главы КНГ ОБСЕ с белорусским режимом" оппозиции, к сожалению, не удавалось. Но в том, что "Вик находится на содержании у Лукашенко" — она не сомневалась, а обслуживающая ее пресса писала регулярно. Ведь "слишком уж часто" руководитель КНГ ОБСЕ в Минске встречается с министром иностранных дел РБ Уралом Латыповым. Мол, с ним Вик, несомненно, “обсуждает схемы принципиального взаимодействия".
Так что ничего уже не было удивительного в том, что эти недоумки, вылезшие с комариных болот и громогласно величающие себя оппозицией, вскоре обвинили доктора Вика в отсутствии политической твердости и "дипломатической зрелости". Это человека, который уже поработал послом в Иране, потом в СССР, когда они, перескакивая с одной болотной кочки на другую, вязали хвосты коровам или, в лучшем случае, "полемизировали" с тещей по поводу выпитой лишней чарки самогона. "Не вучыце вучоных, спадар Вiк!" — писали гневно эти оппозиционеры.
Я за независимость всех и каждого. Но ленинское утверждение, что любая кухарка может не без успеха управлять государством, в наше "демократическое время" вообще дошло до полного абсурда. Люди, вчера еще погонявшие ишаков — и с мозгами этих самых животных, сегодня разъезжают по тому же Минску на "шестисотых "мерседесах", изображая из себя послов, министров и даже президентов ну очень независимых государств, граждане которых не получают в месяц и десятка долларов. Ничего удивительного, что и белорусское болото, глядя на эту "национальную" вакханалию, тоже желало урвать свой кусок, и кусок пожирнее. Она уже открыто предлагала свои услуги Западу. Только дайте ей власть, потом она за все рассчитается теми же заводами, колхозами, землей, которую "зажал" Лукашенко. "Ах, не хотите идти нам навстречу, желаете откупиться нищенскими грантами — не выйдет!" И понимаешь, что хваленому Западу беда грозит не только и не столько от наплыва радикалов с мусульманских стран, но еще больше от подобного "болота", которое норовит захлестнуть его своей ненасытностью, завистливостью, провинциальной претенциозностью.
Вик это первым почувствовал и испытал на своей шкуре. А его уже обвинили в том, что он "постоянно вводит в заблуждение европейское сообщество", предлагая последнему не совсем правдивые доклады о политической ситуации в Беларуси. Оказывается, он сообщает на Запад не о "массовых репрессиях против оппозиции, а мотивирует действие властей "справедливыми юридическими прецедентами" со стороны властей, оберегающих себя “от экстремистских выходок радикальной части общества". В конце концов досталось и самой Европе, не желающей вникать "в глубинный смысл белорусского конфликта", а все потому, что "здесь нет альтернативных, независимых от КНГ ОБСЕ источников информации, наделенных таким же доверием со стороны европейских структур". То есть не мешало бы прислать в Минск еще одну такую группку, а лучше — две-три — с "подобными полномочиями". Это мне напоминает знаменитую полковничиху из пьесы Юхана Смуула, которая, попав в больницу, считает, что все врачи должны обслуживать только ее прыщик.
Окончание следует



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x