Авторский блог Николай Анисин 03:00 9 апреля 2001

ШАГ ВПЕРЕД, ШАГ НАЗАД Заметки с Совета по проблемам ВПК

0
ШАГ ВПЕРЕД, ШАГ НАЗАД Заметки с Совета по проблемам ВПК
15(384)
Date: 10-04-2001
ОРУЖИЕ В РОССИИ — не только товар военного назначения, но и своего рода политический термометр. Каково у нас состояние оружейного дела, таково и здоровье государственной власти.
На исходе советской эпохи власть подзагнила, впала в горячку, и количество вооружений, произведенных военно-промышленным комплексом в 70-80-е годы, превзошло и наши потребности в обороне, и наши торговые возможности на внешнем рынке.
Новая демократическая власть, явленная на свет в начале 90-х, имела врожденный педикулез. И родные ей вши и гниды получили шанс беспрепятственно высасывать кровь из экономики. Паразиты жирели, вкушая бюджетные средства и прибыль с присвоенной собственности, экономика валилась с ног.
Предприятия ВПК в большинстве своем остались под контролем государства. Но остались без госкредитов и без гарантий оплаты за изготовленную по госзаказу продукцию: оружие давай сегодня, а деньги за него будут через два-три года, а может, и через пять лет.
Обреченный на смерть ВПК начал медленно умирать. Но производство оружия на его заводах, неуклонно сокращаясь, никак не прекращалось. Кадры оружейников зарплату не получали, а дело делали. И вопреки всем прогнозам за восемь лет ельцинских реформ ВПК дух не испустил. Он сохранил способность выпускать почти всю прежнюю номенклатуру изделий, кое-что модернизировал и даже запустил в производство нечто новое.
Год президентства Путина — это год разговоров о необходимости укрепления государства. Под эти разговоры проведено несколько соответствующих мер. Но повысили ли они мощь государства? Представление об этом можно получить, если выяснить: изменилась ли к лучшему ситуация в военно-промышленном комплексе — плоть от плоти государства?
Десять дней назад в городе-герое Туле Совет Центрального федерального округа обсуждал положение дел в ВПК. За "круглым столом" Совета справа от президентского полпреда Георгия Полтавченко сидели губернаторы областей Центра, слева — Илья Клебанов, вице-премьер, курирующий "оборонку", его подчиненные и руководители предприятий.
Заседание Совета не было ни отчетным, ни "штурмомозговым". Его участники как бы просвещали друг друга: у кого о чем болит, что надо делать и что не надо. Ругани или хотя бы перебранки между губернаторами и полпредом с его инспекторами, между директорами заводов и чинами из правительства не случилось. Но едва ли не за каждой словесной картинкой из жизни ВПК проглядывали проблемы, порожденные завшивленностью нашего нынешнего государства.
За минувший год в гражданской индустрии объем производства увеличился на 21 процент, в "оборонке" — на 30 процентов. Госзаказ предприятиям ВПК возрос в 2000-м в два раза и был полностью профинансирован. Если за сим сказанным Ильей Клебановым поставить точку и вспомнить, что в прошлом году и вертикаль исполнительной власти в стране стала упорядочиваться, и семь полпредов президента на безбрежных российских просторах появились, и два уголовных дела на самых видных олигархов родились, то можно констатировать: процесс укрепления государства пошел, сосуны нашей крови экономической, малость перепугавшись, умерили аппетиты, и это в первую очередь сказалось на подъеме оборонных отраслей — наиболее конкурентоспособных в России.
Так хотелось бы думать. Но есть основания думать по-иному.
Восемь лет государство у нас служило не товаропроизводителям, а финансовым спекулянтам и снимателям пенок со сверхприбыльных сырьевых корпораций. Массовой чистки в госаппарате за год путинского правления не произошло, и чиновники, поклонявшиеся Мамоне, переориентироваться на служение Делу не могли. Каким чиновный люд был, таким и остался. И небывалый прежде промышленный рост в ВПК нельзя объяснить изменением природы государства. Все обстоит гораздо прозаичнее.
В 2000 году более самостоятельной стала внешняя политика России и расширился круг иностранных покупателей нашего оружия. Теперь возможным стало не каждый раз оглядываться на дядю Сэма из Вашингтона и продавать вооружение тем, кому он не рекомендует продавать. Рост экспорта оружия повлек за собой рост внимания чиновников к ВПК.
Были в российских властных структурах группы-силы, которые делали свой собственный бизнес и на операциях с ГКО, и на приватизации нефтяных и металлургических предприятиях. Теперь, надо полагать, у влиятельных чинов появился шанс хорошо поиметь с экспорта оружия. И они его, вероятно, не упустили. Предполагать это позволяет, например, выступление на заседании Совета Центрального округа гендиректора знаменитого "Туламашзавода" Владимира Усова. Он в сердцах обронил. Мы находим за границей покупателя нашей продукции. Заключаем с ним контракт. По этому контракту он обязан перевести нам аванс в миллион долларов. Но мы его не можем получить без специального постановления правительства. Добиться же этого постановления — проблема неимоверная. Почему? Стране не нужен лишний миллион долларов?
Свой вопрос гендиректор Усов оставил без ответа. Всем все ясно. Стране-то миллионный долларовый аванс "Туламашзаводу" нужен, ибо он даст работу и зарплату не только предприятию Усова, но и его партнерам. Не нужен аванс чиновникам, от которых зависит — быть или не быть спецпостановлению правительства. Легко и без проблем такие постановления появляются, когда к той или иной сделке есть интерес у тех или иных столоначальников.
В прошлом году на экспорт ушла половина всей продукции российского ВПК, за которую получено 2,6 миллиарда долларов. Экспорт выгоден оборонным заводам. И коль продажа оружия за границу увеличивается, то, казалось бы, какая разница — наживается на ней кто-то во властных кругах или нет? Лишь бы долларов за оружие прибывало и прибывало. Но если сегодня чиновные люди за взятки один экспортный контракт могут быстро протолкнуть, а другой — заморозить, то где гарантия, что завтра в структурах власти не возникнет целый невидимый фронт, ставящий цель тотально срывать поставки российского оружия за границу?
Уничтожение военно-промышленного комплекса России в постсоветскую пору происходило не только в результате общего пагубного курса ельцинских реформ. По отдельным предприятиям ВПК наносились отдельно спланированные удары. Били по ним западные фирмы-конкуренты. Били через оплачиваемых ими чиновников в российской власти. Добить наш ВПК не удалось. Он выжил в невозможных для жизни условиях. Но выжили, то есть сохранились во власти и лоббисты его иностранных конкурентов.
Тележурналист Михаил Леонтьев рассказывал в своей программе "Однако", как управляющий "оборонкой" вице-премьер Клебанов втащил в наш Авиапром израильские фирмы в ущерб фирмам российским. Соответствует это действительности или нет — неважно. Важно то, что лобби иностранных конкурентов нашего ВПК в структурах российской власти действует. И в этом лишний раз можно было убедиться, слушая выступления на тульском заседании Совета Центрального округа.
На оборонных предприятиях в большинстве областей округа производственные мощности загружены всего на 20-30 процентов Остальные основные фонды простаивают. Простаивают по вине государства. Но оно исправно взимает налог на имущество с неработающего оборудования. Кто заинтересован в изъятии средств у предприятий, если не иностранные конкуренты?
Износ основных фондов в российском ВПК — более 50 процентов. Многие необходимые "оборонке" станки можно купить только за границей. Но чтобы ввезти их оттуда, надо заплатить НДС и таможенную пошлину. Кто заинтересован в финансовых препонах для переоснащения нашего ВПК, если не его иностранные конкуренты?
В Китае любой завод, экспортирующий свою продукцию, может взять у государства кредит в юанях с тем, чтобы вернуть его потом в долларах. При всем том инфляция национальной китайской валюты минимальна, а стимулы к развитию у предприятий-экспортеров появляются огромные. В Китае государство может стимулировать конкурентоспособное производство, в России — нет, ибо в этом не заинтересованы иностранные фирмы-конкуренты.
Проблемы в ВПК искусственно создавались, создаются и будут создаваться до тех пор, пока каждое вредоносное действие или бездействие чиновников не станет получать политическую оценку. Куда ныне можно пожаловаться на чиновника? В парламент и в администрацию президента. В Госдуме по поводу жалобы в лучшем случае кто-то из депутатов пошумит у микрофона. И только. А у президентской администрации вряд ли есть достаточно полномочий и умений для того, например, чтобы расследовать: кто и по какой причине препятствует "Туламашзаводу" получить миллионный долларовый аванс по экспортному контракту?
Лоббистам иностранных конкурентов российского ВПК не снится вызов на ковер в неподкупный комитет Госконтроля, и "оборонка" наша, шагнув сегодня вперед, завтра, вполне вероятно, сделает шаг назад.
Николай АНИСИН
Тула



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x