Авторский блог Сергей Телегин 03:00 12 марта 2001

ТЕРРОР С ЭКРАНА

0
Author: Сергей Телегин
ТЕРРОР С ЭКРАНА ("Свобода слова" для Гусинского или информационная война против России?)
11(380)
Date: 13-03-2001
В ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ общество вовлечено в большой политический спектакль, который принял уже международный характер. Нас бомбардируют непрерывными утверждениями о том, что в России начат поход против "свободы слова", что создается полицейское, чуть ли не фашистское государство. Это важная нота в концерте, который должен оглушить западного обывателя, и так уже запуганного "русской мафией". Но главное, этот шум должен отвлечь российского обывателя от того неприятного факта, что в данный момент под маской поборников "свободы слова" спасаются самые вульгарные жулики и махинаторы. Хотя и "в особо крупных размерах", но всего лишь жулики.
Почему же значительная часть прессы и "демократических" политиков так охотно ввязались в эту непопулярную кампанию, в которой все шито белыми нитками? Ну кого сегодня можно убедить, что Гусинский — рыцарь без страха и упрека, радеющий лишь о том, чтобы напоить россиян ключевой водой истины? Нет, не в личной преданности добрым олигархам дело. Эта наигранная истерика — лишь шумовое оформление битвы за большие политические и корпоративные интересы. Нам важно их понять.
Сравнительно недавно президент России В. Путин утвердил "Доктрину информационной безопасности Российской Федерации". При всей мягкости формулировок впервые в этой Доктрине заявлено, что действия в сфере информации могут представлять угрозу государственной безопасности России и личной безопасности ее граждан. Потому-то с таким раздражением, а порой и со злобой было встречено в СМИ принятие этой Доктрины.
В Доктрине обозначены угрозы важным сторонам жизни человека и общества: "угрозы индивидуальному, групповому и общественному сознанию"; "усиление зависимости духовной, экономической и политической сфер общественной жизни России от зарубежных информационных структур"; "манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации)"; "пропаганда образцов массовой культуры, основанных на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе".
А вот и один из внешних источников угроз, указанных в Доктрине, — "разработка рядом государств концепций информационных войн, предусматривающих создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира". Сказано то, что давно известно специалистам, а на Западе никогда и не скрывалось: информационная война, то есть психологическое воздействие на население через прессу, радио, кино, телевидение и т.д., стала важной частью международных отношений. Страна, не имеющая средств защиты, несет большой урон или терпит поражение. В одном из руководств США говорится, что цель такой войны — "подрыв политической и социальной структуры страны-объекта до такой степени деградации национального сознания, что государство становится не способным к сопротивлению". Это и произошло с СССР, но совершенно те же удары наносят и по некоммунистической России. Кажется, капитулировали, раскрыли все секреты и кладовые — нет, снова военные действия против обезоруженной страны.
И ведь положение сегодня хуже, чем у СССР. Теперь внешние "информационные войска" создали мощный плацдарм у нас дома, они вещают прямо из Москвы, Савик Шустер не слезает с экрана. А главное, они организовали, оснастили и пустили в дело большие политические и кадровые ресурсы, которые ведут обработку нашего сознания в чужих интересах, но под именем российских организаций и под русскими или похожими на русские фамилиями.
И понимают они “свободу слова” в том же смысле, что Джон Фостер Даллес, который в свое время сказал: "Если бы я должен был избрать только один принцип внешней политики и никакой другой, я провозгласил бы таким принципом свободный поток информации". В американских монографиях можно прочитать такие чеканные аксиомы: "Для успешного проникновения держава, стремящаяся к господству, должна захватить средства массовой информации".
Конечно, "свобода слова" — не более чем идеологический штамп. Американский король прессы Г.Люс (основатель журналов "Тайм", "Лайф", "Форчун" и многих других) в своем обращении к сотрудникам журнала "Тайм" как-то заявил: "Мнимая журналистская объективность, то есть утверждение, что автор подает факты без какой-либо ценностной оценки, является современной выдумкой, не более чем обманом. Я это отвергаю и осуждаю. Мы говорим: к дьяволу объективность!".
На Западе в этом вопросе давно господствует открытый цинизм. Это показано на строгом научном уровне, это стало предметом многих художественных произведений, сделанных на фактическом материале. Пусть деятели НТВ посмотрят хотя бы известный фильм "Свой человек", который прошел по центральному телевидению. Власть денежного мешка над журналистом абсолютна, против нее бессильны личная честность и личное мужество, которыми к тому же мало кто на НТВ может похвастаться.
Так что вопрос всегда в том, кто платит деньги и заказывает музыку. Вещающие на Россию СМИ, как и на Западе, проводят целенаправленную политику, цель которой — промывание мозгов, установление гегемонии тех сил правящего режима, что охраняют интересы космополитической части собственников. Тех, кто встроился или надеется встроиться в "новый мировой порядок", скрытый за ширмой "глобализации". Любая попытка ослабить это воздействие СМИ на массовое сознание — проблема политической борьбы, а не культуры или бизнеса. Потому такое сопротивление вызывает даже безобидный законопроект о запрещении прерывать рекламой кинофильмы, хотя бы высокохудожественные. Удаление рекламы с экрана всего на полтора часа укрепляет сознание граждан. А значит, ослабляет напор информационной войны против России.
В истекшем году эта война ведется совершенно открыто, так не будем делать вид, что ее не замечаем. В России имеется очаг тяжелого вооруженного конфликта в Чечне. Он сопряжен с терроризмом, в том числе международным. Ущерб для страны огромен. Что же мы видим в информационной сфере? Известно, что терроризм невозможен без помощи СМИ — без того, чтобы они доставляли "террор" в каждый дом. И чеченскому терроризму СМИ предоставляли эфир, изобретали для его прикрытия эвфемизмы. Дошло до того, что НТВ называло бандитов Басаева партизанами. Иностранные и наемные российские журналисты не вылезали из отрядов боевиков. Репортер ИТАР-ТАСС В.Яцина направился в Чечню, чтобы, как сказано в прессе, "снять репортаж из лагеря боевиков для одного из канадских изданий". Он поплатился за это жизнью и потому стал известен, но таких было много. Что такое "дело Бабицкого", за которого горой встала демократическая пресса? А.Бабицкий — репортер радио "Свобода" и вещал из лагеря боевиков как их средство информации. Его пребывание у террористов пресса представила как право журналиста.
Говорили, что Бабицкий "просто продает свой продукт на рынке информации". Нет, Бабицкий, Яцина и др. продавали не обычный продукт, а оружие в информационной войне против России. Мыслимо ли это в стране, которая охраняет свое информационное пространство? Не так давно влиятельная Ассоциация жертв терроризма заявила послу Великобритании и премьер-министру Тони Блэру официальный протест в связи с тем, что в телепередаче Би-Би-Си промелькнуло заявление двух баскских террористов о том, что ЭТА объявляет перемирие и прекращает террор. Несколько секунд эфира было дано террористам для миролюбивого заявления — и резкий демарш. Потому что по европейским законам контакты с террористами — уголовное преступление. Право Бабицкого быть в рядах бандитов и вещать оттуда "свободную информацию" — ложь. Такого права не существует, но это замалчивала пресса, а попутными скандалами уводила общество от сути проблемы. Так кому подчиняются и на кого работают эти СМИ в России?
Так же отводили нас от сути дела О.Блоцкого из "Известий", который снял фильм о работе в Чечне похоронной команды и продал его немецкому телевидению. На нас вылили поток бредовых проблем, чтобы увести от сути. Ах, нарушены или не нарушены авторские права Блоцкого? Примитивная уловка. Эту пленку Блоцкому заказали, чтобы возбудить на Западе антироссийские чувства, что и было достигнуто — это главное. Блоцкий и покрывающая его пресса были соучастниками прямой и сознательной антироссийской акции, причем он даже получил за это деньги.
ДРУГОЙ ФРОНТ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ направлен против общества в целом. Это — систематическая дезинформация людей, умолчание о важнейших процессах в обществе, маскировка необходимых сведений "шумами". Типичными для СМИ стали приемы серой пропаганды ("информация из первых рук, высосанная из пальца"), все чаще применяется и "черная" пропаганда, и заведомая ложь.
Особенно это относится к телевидению, которое дестабилизирует сознание зрителей. Тема разрушения и гибели стала главной на российском телевидении. Эфир заполнили астрологи и предсказатели — в масштабах, совершенно не соответствующих реальному распространению этих суеверий в нашем обществе. Телевидение внедряет их в массовое сознание. Налицо и явная деформация образа культуры России. Критерием допуска к эфиру стала исключительно политическая позиция того или иного деятеля. Так, если судить по телеэкрану, единственными носителями культуры театра и эстрады в России являются Марк Захаров и Борис Моисеев. Телевидение разрушает культурные устои наших народов, целенаправленно создавая у них комплекс неполноценности, заполняя экран бранью Новодворской и голливудскими фильмами времен "холодной войны".
Главные цели такого воздействия СМИ — внушение мнений, которые делают людей беззащитными в обстановке кризиса. Над мнениями господствует тот, кто определяет структуру потока информации, кто отбирает "факты" и "проблемы", превращая их в сообщения. Кто задал тот вопрос, который якобы волнует общество? Действительно ли важен этот вопрос на фоне других вопросов? Почему он задан именно так, а не иначе? СМИ не оставляют места для диалога.
Мы живем в условиях нестабильности. В этой критической ситуации главные СМИ отстранили науку от информирования общества. Нет внятных выступлений философов, экономистов и социологов, с разных позиций объясняющих суть нашего кризиса и возможные пути выхода. Чтобы заполнить вакуум, на экран выпускают несостоятельных, ангажированных "экспертов". Проводимые изредка шоу в виде "круглых столов" заполнены комментариями ведущих и "звонками телезрителей", которые разрывают логику. Из средства просвещения СМИ превращены в средство манипуляции массовым сознанием.
Так, во время приватизации была установлена настоящая информационная блокада — к эфиру не были допущены специалисты, предупреждавшие о губительных последствиях "приватизации по Чубайсу". В результате подавляющее большинство граждан не знало и не понимало ее сути и процедуры. Слова не дали даже нейтральным специалистам, которые могли бы внятно объяснить людям их интересы и возможности. Даже профкомы предприятий были дезинформированы относительно прав работников. Таким образом, СМИ стали соучастниками акции, которая нанесла государству, обществу и частным гражданам большой вред.
Главные СМИ послужили прикрытием огромной аферы по созданию финансовых пирамид — и тем самым стали соучастниками в ограблении десятков миллионов граждан. Заполнив экран вводящей в заблуждение рекламой, они не компенсировали ее даже минимумом предупреждающих комментариев. Более того, они не дали доступа к эфиру тем российским и зарубежным специалистам, которые были готовы предупредить вкладчиков и объяснить механизм финансовых пирамид.
Точно так же, уже в 1998 г., СМИ послужили прикрытием аферы с ГКО, которая приняла международный масштаб и привела Россию к тяжелейшему кризису. К эфиру не допустили специалистов, предупреждавших о надвигающемся крахе пирамиды ГКО. Более того, не было дано внятных сообщений даже о дебатах в Думе и Совете Федерации по этому вопросу в апреле-мае 1998 года. Получение обществом этой информации позволило бы если не предотвратить крах, то хотя бы смягчить его последствия, а гражданам спасти значительную часть вкладов. Но нет, пресса транслировала песни русалок, завлекавших людей в этот омут. Повивальная бабка ГКО г-жа Белла Златкис убеждала в мае 1998 г. (!): "Надо покупать ГКО. Их доходность столь высока, что компенсирует возможные риски изменения курса рубля". В августе ГКО рухнули, а Белла Златкис пошла на повышение — теперь она уже заместитель министра финансов РФ.
СЕГОДНЯ НИКАКИХ ОПРЕДЕЛЕННЫХ СВЕДЕНИЙ и обоснованных доводов нельзя узнать через СМИ, например, по такому важному вопросу, как купля-продажа земли. Ясно только, что телевидение, контролируемое олигархами, ведет пропаганду купли-продажи. Но все правила приличия в этой пропаганде отброшены. Вот в Саратовской области уже три года как введена свободная продажа земли. К каким результатам это привело? Кто купил землю? По какой цене? Что на ней выращивает? Какие урожаи? Никакой информации за три года не просочилось. На деле общество имеет в лице СМИ центр фабрикации мнений, тоталитарность которого лишь слегка замаскирована демонстрацией борьбы разных группировок.
Вот в обширных регионах соединились кризисы управления экономических, социальных и технических систем — и произошел крупномасштабный отказ — было заморожено жилье Приморья. Люди чувствуют, что такая же цепная реакция кризиса может возникнуть и в других регионах, они нуждаются в том, чтобы вынести урок из ситуации в Приморье, понять ее. Но информации СМИ не дают. Обрывочные, вырванные из контекста, истерические фразы Шойгу, туманные намеки Наздратенко, отставка министра, наглое лицо Чубайса — и душераздирающая картинка с замерзающими пенсионерами, жующими заиндевелую корку. При таком характере сообщений простой человек никакого полезного знания получить не может и никакой гражданской позиции не выберет. Под флагом демократии телевидение разрушает даже слабые зачатки гражданского общества, возникающие в России. Оно ведет планомерную деструктивную работу, которая очень дорого всем нам обойдется.
Во многих случаях замалчивание телевидением мнения специалистов высшего уровня по важнейшим вопросам может быть квалифицировано как должностное преступление. СМИ прямо становятся инструментом лоббирования интересов какой-то одной группы или даже теневых сил. В свое время группе ученых из РАН было поручено изучить балансовые финансовые отчеты правительства за 1994-1997 гг. Из этого изучения можно было извлечь важнейшие уроки. Но даже те короткие сообщения, которые смог сделать перед телекамерами академик-секретарь Отделения экономики РАН академик Д.С.Львов, не вышли в эфир. О какой свободе слова в этих СМИ можно говорить, если замалчиваются сообщения лица такого уровня!
Сегодня острый конфликт мнений возник в связи с решением уничтожить орбитальную космическую станцию "Мир". Ведущие телевидения незаконно выдают мнение одной группы за достоверную информацию, утверждая, будто ресурс станции выработан. Они умалчивают о таком важнейшем факте, что ни Российская Академия наук, ни Министерство обороны не поставили своей подписи под этим заключением. Напротив, самые важные в нынешней ситуации для России модули военной разведки абсолютно работоспособны и могут выполнять свои функции еще много-много лет. Может быть, эта информация была недоступна для телевидения? Нет, на пресс-конференции 15 февраля, где были сделаны эти заявления специалистов, присутствовали телерепортеры с видеокамерами от 15 ведущих программ телевидения. Но ни слова об этих заявлениях не пошло в эфир. Телевидение пошло на преднамеренную дезинформацию общественного мнения.
Особую угрозу общественному сознанию представляет манипуляция информацией в политической сфере. Опасность возрастает многократно в условиях кризиса. Для начала отметим очевидную вещь: телевидение и радио как продукт цивилизации — есть достояние всего общества. Если мы желаем сохpанить стабильность в обществе, для чего надо идти на компромисс и уважать интересы всех политических сил, то никакой гpуппе нельзя позволять бесконтpольно использовать СМИ пpотив своих политических противников.
Приватизация телевидения уже есть источник острого противоречия. Если же она ведет к узурпации и монополизации, то противоречие перерастает в открытый конфликт. В России общество расколото — а телевидение монополизировано одной стороной в конфликте. Ценности значительной, если не большей, части общества представляются в извращенной, карикатурной форме, часто с глумлением над дорогими для этой части граждан образами и символами.
Монополизация телевидения видна в распределении эфирного времени и может быть доказана строгими методами. В интервью "НГ" (16 февраля 2001 г.) Г.А.Зюганов сказал: "Мне дали обзор ведущих ТВ-программ за прошлый год: эфирного времени мы получили меньше всех — 1,8%, и это при том, что за КПРФ голосовала почти треть избирателей". И ведь это — факт очевидный. В.В.Путин, принимая поздравления после избрания его президентом, честно сказал о факте дискриминации КПРФ телевидением и вообще масс-медиа. И дело не только в том, что голоса на телевидении не имеет заведомая треть избирателей. Все общество не получает информации от первой по уровню поддержки парламентской партии. Это резко искажает всю картину политического процесса, и радоваться этому глупо.
В конце 1998 г., в ответ на критику ряда депутатов, г-н Шабдурасулов заявил, что "журналисты, не имея правовых средств бороться с коммунистами, будут использовать то оружие, которым располагают, — перо и телекамеру". Комментируя это заявление, ведущие ряда телепрограмм пояснили, что речь идет о том, чтобы "отомстить" КПРФ во время предвыборной кампании. Таким образом, прямо признается, что данная группа тележурналистов участвует в политической борьбе не как обычные граждане — не в рамках права. Они используют "информационное оружие" против конкретных политических партий и движений. Но это и есть информационная война против народа, лишающая его возможности свободного и разумного волеизъявления.
Нередко это делается не просто недостойными, но и преступными методами. Например, к информации о парламентских партиях России подверстывается видеоряд с изображением нацистов, Гитлера и т.п. — известный прием психологической войны. С.Доренко, показывая портреты политических противников своего патрона, манипулирует с их образами — замещает лица образами черепов и т.п. Стала применяться и внешне безобидная подтасовка — создание с помощью компьютерной техники "виртуальных" образов конкретных политиков с использованием их лиц из документальных видеозаписей (например, в передаче "новогоднего бала 2001 г."). В любом правовом государстве в законах о телевидении есть норма неприкосновенности личного образа. Она объявляет подобные манипуляции преступлением против личности. Это — никакая не "свобода слова", это элементарное преступление, которое было бы немедленно наказано в правовом государстве.
Известно, что ряд ведущих (Е.Киселев, Н.Сванидзе и др.) занимают крайне антисоветскую позицию. Это — их личные убеждения, которые они имеют право выражать лишь в небольшой части эфирного времени. Они же делают свои установки главным мотивом информации, используя видео-ряд, терминологию, интонацию и мимику для того, чтобы опорочить образ советского прошлого, включая его историю, праздники и символы.
Около 85% населения России не поддерживают антисоветских установок радикальных политиков типа Гайдара или Чубайса. С 1991 г. во всех республиках СССР проводится крупное международное исследование "Барометр новых демократий". Вот выводы руководителей проекта Р.Роуза (Великобритания) и К.Харпфера (Австрия): "В бывших советских республиках практически все опрошенные положительно оценивают прошлое и никто не дает положительных оценок нынешней экономической системе". Если точнее, то положительные оценки советской экономической системе дали в России 72%, в Белоруссии 88% и на Украине 90%. Таким образом, телевидение оказывается узурпировано малой группой, агрессивно настроенной против большинства аудитории. Так усугублен раскол в обществе, ставший важным фактором кризиса.
Недопустимо пристрастны даже чисто информационные программы новостей. Они перегружены идеологической фразеологией и неуместными комментариями, часто агрессивными. В то же время информационное содержание крайне обеднено и деформировано. Затрачиваются часы экран-ного времени на сексуальные или светские сенсации Запада, порой на ничтожные мелочи, но не дается абсолютно никакой информации, например, о реформе в Китае — соседе России, который становится крупнейшей экономической державой. Телевидение не дает внятных сведений о процессах, происходящих в республиках СНГ и Прибалтике, — только информацию о конфликтах и скандалах. По сути, граждане России находятся в информационной блокаде.
ВСТАВ НА ПОЗИЦИЮ ПОДДЕРЖКИрадикального неолиберального крыла, СМИ демонстративно обслуживают богатое меньшинство, они — на стороне сытых против голодных. Для контраста даются эпизоды из жизни маргинальных групп населения — нищих, бездомных. Эти эпизоды даются с фальшью, с ерническими комментариями, превращающими бедствие народа в фарс. В тех социальных условиях, которые созданы в ходе реформы, неминуемы трудовые конфликты, и они будут нарастать. Использование СМИ как орудия одной стороны в социальном конфликте разрушительно для общества. Оно не может быть терпимо в демократическом государстве.
По ряду важных вопросов международной политики в обществе существует конфликт мнений. Он может быть смягчен лишь путем диалога и поиска компромиссов. Однако телевидение вместо сбалансированной информации о реальных событиях и представления всего спектра мнений оказывает давление на общественное мнение с недопустимым уровнем манипуляции. Так, большинство граждан России положительно относится к сближению с Белоруссией, проявляет благожелательный интерес к белорусской экономике и политике Лукашенко. Вопреки этому, экран заполнен репортажами о скандале с Шереметом и демонстрациях малочисленной оппозиции. Более того, периодически вспыхивает кампания настоящей травли Лукашенко — президента союзного государства, имеющего очевидную поддержку народа.
В результате население России лишено сегодня средств выражения своих интересов и мнений, а также ведения общественного диалога через СМИ. Обедневшее большинство и его организации не имеют материальной возможности создать и содержать в мало-мальски широких масштабах собственную прессу и телевидение. Государственные средства практически полностью приватизированы, даже если номинально государство держит контрольный пакет акций. Политики, выражающие интересы богатого меньшинства, этому наивно радуются. История, похоже, ничему их не научила. Маяковский писал: "Улица корчится, безъязыкая. Ей нечем мычать и разговаривать". Отказывая людям в диалоге, эти политики искусственно "перегревают" общество.
Конструктивное преодоление самого болезненного этапа реформ возможно только при постоянном снятии общественной напряженности через диалог и честное изложение альтернатив. Примером может служить реформа в Испании после 1977 г., где исторический компромисс был достигнут в крайне расколотом обществе. Условием для этого послужили кропотливо подготовленные и гласно заключенные между всеми парламентскими партиями и правительством "пакты Монклоа". Одним из важных разделов этих пактов был договор об использовании радио и телевидения.
Был установлен принцип предоставления на государственном телевидении всем парламентским партиям и фракциям времени для свободного изложения их программ и точек зрения пропорционально числу мандатов, а также другим политическим партиям и движениям, профсоюзам и ассоциациям — согласно критериям, согласованным с наблюдательными советами на каналах телевидения. Телевидению вменялось в обязанность: давать правдивую, объективную и беспристрастную информацию; четко и определенно разделять информацию и мнение с точным указанием лиц или организаций, которые данное мнение высказывают; при сообщениях по проблемам, по которым в обществе имеются разногласия, предупреждать о различии позиций социальных групп и общественных движений. Эти принципы были подтверждены Законом о телевидении, который вполне аналогичен законам других западноевропейских стран.
Соблюдение этих принципов в России сразу стабилизировало бы ситуацию и сняло общественную напряженность. Политические партии и движения могли бы спокойно и понятно изложить свои соображения о путях выхода из кризиса — сами, а не через враждебных им интерпретаторов (как это имеет место сейчас в отношении "левых" и патриотических движений). Не менее важно требование разделять информацию и мнение. Надоело слушать чушь о "миллионах расстрелянных Сталиным". Пусть бы Сорокина, которая любит спекулировать на трагедии репрессий, сказала бы так: "Согласно официальным данным, подтвержденным архивными исследованиями ученых Российской Академии наук, с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. за контрреволюционные преступления были осуждены к высшей мере наказания 642 980 человек. Но я, Светлана Сорокина, придерживаюсь мнения, что расстреляно было 43 миллиона, и мое мнение разделяет мадемуазель Новодворская". Ради бога, право каждого иметь свое мнение и даже высказывать его — на то и свобода слова. Но никто не имеет права выдавать свое мнение за информацию. Для работника СМИ это — должностное злоупотребление, а то и преступление.
Нельзя позволить, чтобы люди типа Гусинского с его гоп-компанией продолжали подрывать государство и наносить душевные травмы миллионам людей. Не такая в России обстановка, чтобы позволять им эту роскошь. Обществу необходима действительно демократическая и ответственная свобода слова и диалога.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой