Авторский блог Ольга Генкина 03:00 16 октября 2000

ТЕАТР — БОЛЬШОЙ, ЕМУ ВИДНЕЙ

0
ТЕАТР — БОЛЬШОЙ, ЕМУ ВИДНЕЙ ("Семья" по-прежнему контролирует культуру)
42(359)
Date: 17-10-2000
Пришла пора уточнить наши не столь давние размышления о культурных пристрастиях (вернее, об отсутствии таковых) президента Путина. Повод — перманентное неблагополучие в главном театре страны. Сегодня уже нет никаких сомнений в том, что культурная политика вне компетенции Путина, она по-прежнему в руках у зловещего закулисного клана под названием "семья". Соответственно, не приходится сомневаться в том, что нынешний министр культуры Михаил Швыдкой — долгосрочный ставленник "семьи". Рядовому театроведу, в советское время не поднимавшемуся по иерархической лестнице выше члена редколлегии в специализированном журнале "Театр", в годы дикого капитализма и государственной анархии подфартило возвыситься почти на уровне своих знаменитых соплеменников в лице Березовского и Гусинского. Разумеется, не на уровне долларовых прибылей, а в смысле устойчивого положения в руководящей элите.
Где сегодня Борис Абрамович? Бегает по Брайтон-Бич и рассказывает о тотальном воровстве в России всех и каждого, "кто на печке не лежал". А где Владимир Александрович? Сидит в Лондоне с верным Санчо Пансой Малашенко и просчитывает очередной ход против Путина и Газпрома, который неизвестно чем обернется.
А где сегодня Михаил Ефимович Швыдкой? На высоком руководящем посту, с которого он фактически не слезал последние шесть лет. Ему теперь Ельцина с Путиным благодарить по гроб жизни за то, что дали порулить культурой без каких-либо помех. Сначала в роли первого замминистра культуры он активно боролся с законодателями (главным образом патриотами) по поводу реституции. Потом на посту рукводителя ВГТРК осмелился на то, на что даже отвязанные энтэвэшники не решились — показал в эфире сфабрикованную пленку о сексуальных похождениях человека, похожего на генпрокурора Скуратова. С уходом Ельцина и приходом Путина карьера Швыдкого обогатилась новым назначением: он стал заправлять культурой полновластно. Каюсь, тлели в душе искорки слабой надежды, что поборник западной цивилизованности разрешит накопившиеся в нашей культуре проблемы гуманным способом. Жестокое заблуждение! Живого классика Евгения Светланова единым росчерком пера вышвырнул из родного коллектива. Хотя "старорежимная" интеллигенция призывала к иным методам, например, к проведению честного открытого конкурса на пост главного дирижера и художественного руководителя Государственного академического симфонического оркестра. У нас есть куда более достойные кандидаты, нежели Василий Серафимович Синайский, назначенный Швыдким с подачи Николая Арнольдовича Петрова, невеликого пианиста, зато великого интригана и, как известно, любителя расправ с инакомыслящими с помощью канделябров. Плевал Михаил Ефимович на наши интеллигентские призывы...
И вот новая сногсшибательная (в прямом смысле!) административная инициатива министра культуры: смена руководства в Большом театре, которая своей волюнтаристской методикой потрясла весь цивилизованный мир. Хотя слухи об изгнании Владимира Васильева с поста худрука и артдиректора Большого циркулировали уже полгода, однако Михаил Ефимович и виду поначалу не подавал о задуманной революции в главном театре страны. И тем самым усыпил бдительность Владимира Викторовича. Пока тот предавался летнему отдыху в любимой деревне Рыжовка (в десяти верстах от печально знаменитого Заволжска, где грабители расстреляли 30 сентября семерых свидетелей) и даже сочинял гимн к открытию юбилейного сезона в руководимом театре, как "Эхо Москвы" устами Швыдкого сообщило об отстранении Васильева от занимаемой должности. Это был удар из-за угла, впрочем, оправданный циничными журналистами из буржуазных изданий напоминанием о судьбе Юрия Николаевича Григоровича, отстраненного от работы в Большом схожим образом.
Справедливости ради отметим, что к изгнанию Григоровича в 1995 году тогдашний Минкульт во главе с Евгением Сидоровым причастен менее всего: сам министр был против такого решения, однако властных полномочий на Большой театр не имел, поскольку главный театр страны в то время, увы, уже не находился в министерском ведении.
Как это могло случиться — знает в подробностях Михаил Ефимович, но помалкивает. Правда, в узком кругу единомышленников не забывает с гордостью напомнить, что причастен к "спасению" Большого театра от большого патриота Юрия Соломина, возглавлявшего когда-то Министерство культуры России. Излишне повторять, какие дела натворила "пятая колонна" в смутные годы перестройки-катастройки...
А тогда, в 1995 году, влиятельнейший в правительственных верхах вице-премьер Юрий Яров и непотопляемый Игорь Шабдурасулов, возглавлявший департамент информации и культуры при премьере Черномырдине, продавили-таки кандидатуру Васильева. Либеральная общественность ликовала, а замминистра Швыдкой предпочитал не выражать бурных эмоций. Единственное, что он мог позволить себе в ту пору, — называть Шабдурасулова своим большим другом, хотя и ежу понятно было, что дружба столичного театроведа и провинициального географа зиждется на политических интересах. Правда, вскоре (в том же 1995-м) в журналистских кругах стали распространяться слухи о том, что географ Шабдурасулов посыпает голову пеплом с причитаниями: "Что мы наделали! Кого посадили в Большой театр!"
Так это было или нет, но с приходом Владимира Васильева художественный уровень театра резко пошел вниз. За исключением хора, все остальные творческие подразделения заметно сдали. В опере стали петь хуже, оркестр на глазах утрачивал былую славу, но самые большие проблемы возникли в балетной труппе. За пять лет здесь сменилось четыре руководителя. Сначала на этот почетный пост был призван Вячеслав Гордеев, потом его сменил Александр Богатырев, уступивший место Николаю Фадеечеву (все, кстати сказать, воспитанники Григоровича). На днях стало известно, что отныне балет Большого поручено возглавлять народному артисту СССР, педагогу Борису Акимову, солировавшему в балетах Григоровича. А это значит, что новых успехов на балетной сцене мы можем не ждать.
При всех раскладах выходит, что без выдающегося хореографа Григоровича нашему балету, увы, не быть впереди планеты всей. Возникшие в связи с уходом Владимира Васильева слухи о возвращении его наставника пока не подтвердились. Известно только, что бывший главный балетмейстер Большого без работы не сидит и свою мировую славу поддерживает на прежнем уровне.
Спрашивается, ради чего так энтузиаистически разрушали цитадель академического искусства, приносившего нашей Родине моральные и материальные дивиденды? И примет ли в сегодняшней ситуации Майя Михайловна Плисецкая поздравления с ее личной победой, ведь это она больше всех жаждала сначала изгнания Григоровича, а потом Васильева? Кстати, еще в 1988 году американские критики говорили о Плисецкой, что "она не танцует, а принимает позы". Именно за это, говорят, ее и отправил Григорович на пенсию, и вот что за это поимел...
Итак, надежды на возрождение балета пока нам только снятся. Как и желания поднять искусство главной сцены страны до уровня советского времени. Пусть никого не вводит в заблуждение новоназначенный с легкой руки Швыдкого художественный руководитель Большого театра Геннадий Николаевич Рождественский. Очередная креатура мировой закулисы, кровно заинтересованной в развале всего и вся на территории России, а искусства в особенности, ибо мы остались единственной на всю планету творчески генерирующей территорией, рождающей новые шедевры без отрыва от традиций великих предшественников.
Будем справедливы, Г.Н.Рождественский — достойный сын своих родителей, некогда известного советского дирижера Николая Аносова и не менее известной солистки Всесоюзного радио Наталии Рождественской. Талантливый и эрудированный человек. Имеет опыт дирижерской работы в Большом театре, сделал несколько удачных спектаклей в Московском камерном музыкальном театре под руководством Покровского, специально для Рождественского Министерство культуры СССР в свое время создало новый оркестр... Однако в табели о рангах по гамбургскому счету он никогда верхних строчек не занимал, хотя талант позволял сделать это.
В музыкантских кругах о нем говорят уважительно, но и с иронией. За то, что труд упорный ему всегда был в тягость. За шоуменские штучки при исполнении академической музыки. За преувеличенную любовь к модным течениям и коммерческому искусству. Старожилы Большого при известии о возникновении из небытия (а в последние годы Рождественский в России почти не появлялся) кандидатуры этого музыканта с упоением стали вспоминать об анекдотическом случае в Австрии, где он работал по контракту. Однажды он закончил репетицию раньше положенного времени на 24 минуты. Профсоюзный лидер обратил его внимание на неиспользованное до конца время, на что Рождественский остроумно предложил: можете сыграть двенадцать раз Танец маленьких лебедей, и репетиционное время будет использовано. После такой шутки контракт с Рождественским был расторгнут. Московские очевидцы помнят его исполнение H-mollьной Мессы Баха, когда он вышел на сцену в пасторской мантии вместо цивильного дирижерского фрака, но это не спасло концерт от провала из-за плохой подготовленности хора и оркестра.
Нелишне заметить, что Геннадий Николаевич не очень жалует патриотизм и патриотов, ибо считает себя жертвой патриотических настроений, вспыхнувших в России в 1978 году, когда он с Юрием Любимовым готовился к постановке оперы Чайковского "Пиковая дама" в Париже и заказал Альфреду Шнитке переписать некоторые номера из музыки Петра Ильича. Поскольку в те годы "пятая колонна" в СССР еще не имела тотальной силы, этот антирусский фарс удалось остановить. Геннадий Николаевич до сих пор помнит поименно всех, сорвавших ему эту крупную сделку. Особую "любовь" в связи с этим питает к ныне покойному Альгису Жюрайтису, инициатору протестной акции. Как отныне сложатся отношения худрука Рождественского с вдовой Жюрайтиса, примадонной Большого Еленой Образцовой, сказать трудно...
Можно не сомневаться в том, что Михаил Ефимович Швыдкой наслышан о характерологических особенностях личности нового руководителя Большого театра. Нынешний министр не чужд музыке и неплохо в ней разбирается, тем более что его родной брат Андрей Иков — известный трубач, солист-виртуоз, игравший в оркестре Светланова и Плетнева. Однако и в данном случае Швыдкой поступил вопреки цивилизованным правилам — вместо открытого честного конкурса посоветовался с близкими по духу людьми, которые настояли на кандидатуре Рождественского. Как последний будет совмещать руководство театром с концертной деятельностью, трудно себе представить — ведь у него в этом сезоне запланированы концерты с музыкой Шнитке и с собственными сочинениями. Не удивлюсь, если увижу в афише Большого одиозную оперу Шнитке "Жизнь с идиотом" в постановке Рождественского. Единственное утешение от этого административного волюнтаризма — срок контракта на руководство главным театром страны для Геннадия Николаевича определен на три года. Авось он еще раньше утомится от непосильной ноши...
Ольга ГЕНКИНА

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x