Авторский блог Николай Анисин 03:00 10 января 2000

ОТВЕТ НА ПОДЛОГ

ОТВЕТ НА ПОДЛОГ
2(319)
Date: 11-1-2000
— Батька, ты пирог съел?
— Ей-богу, не я.
— А хочешь еще?
— Хочу.
Куски чужого пирога на парламентских выборах разные батьки при власти и деньгах хапали по-разному. Но все одинаково остались безнаказанными и им грешно не хотеть хапать впредь.
В ходе избирательной кампании в Госдуму на главных телеканалах страны, помимо бесплатной рекламы партии федеральных начальников, "Единство" и "Союз правых сил" — упоминались 1300 раз, партия местных начальников — "Отечество — Вся Россия" — 365 раз, а, например, КПРФ — всего 45 раз.
Равных шансов на агитацию в прессе как не было на парламентских, так не будет и на президентских выборах. Но хрен с ней — с прессой: на одного телевраля приходится двадцать ахальщиков, а не сто. Монополия батьков на опыление мозгов народовластие корежит. Истребляется же оно не словесами, а деяниями.
По закону, в гонке за депутатскими мандатами их соискатели не могли тратить более 0,5 процента от установленной суммы расходов. В Курской, Саратовской, Самарской и Ленинградской областях четыре избирательных объединения — "Единство", "Союз правых сил", "Отечество — Вся Россия" и "Наш дом — Россия" — эту норму нарушили. Случаи превышения ими предельных расходов зафиксированы. И что же?
Козе понятно, что главные выплаты на выборах производились не из созданных согласно закону фондов, а черным "налом". У каждой партии начальников были штабы в Москве, в областных и районных центрах. Огромное количество людей работало в них не за идею, а за деньги — за тот самый черный "нал". Временно нанятые сотрудники штабов в свою очередь вербовали представителей трудовых коллективов, журналистов и артистов, услуги которых также оплачивались из подпольных касс. Предоставляя на период выборной кампании работу тысячам и тысячам граждан, партии начальников тем самым покупали не только их голоса, но и голоса их семей, друзей, соседей.
Соотношение реальных и продекларированных затрат в избирательных объединениях ни одной инстанцией не устанавливалось. Более того, органы власти и подчиненные им избиркомы закрыли глаза не только на вброс тьмы черного "нала", но и на вольности в использовании официальных штабных фондов — никаких мер в отношении превысивших выплаты из них предпринято не было.
Дав понять избирателям, что деньги на выборах решают все, батьки-начальники вместе с тем поставили их перед фактом: ваши симпатии и антипатии при голосовании не решают ничего. И Центризбирком с этим фактом согласился.
Вот телеграмма из Махачкалы, отправленная в адрес Центральной избирательной комиссии 21 декабря 1999 года: "Третий день в Дагестане идет фальсификация итогов выборов депутатов Госдумы. Участковые комиссии отказываются выдавать копии протоколов. Территориальные комиссии переделывают протоколы участковых комиссий. В городе Избербаше во изменение протоколов участковых комиссий добавлено две тысячи пятьсот голосов за "Единство" и две тысячи голосов за "Отечество — Вся Россия". В городе Кизилюрте за КПРФ проголосовало семьдесят процентов избирателей. Этот результат снижен до тридцати процентов. Окружные комиссии укрываются от общественности, меняя места нахождения. Требуем остановить прием и учет информации от окружных комиссий Дагестана. Гамзатова, Махмудов, Магомедов".
Подчеркнем в изложенном выше: в городе Кизилюрте за КПРФ проголосовало семьдесят процентов избирателей — этот результат снижен до тридцати процентов. Должностные лица из территориального избиркома плюнули на волеизлияния сорока процентов жителей города, совершив подлог. Налицо — циничное преступление. Но почему, узнав о нем, глава Центризбиркома Вешняков не созвал пресс-конференцию и не ударил в колокола на всю страну? Почему не заявил, что будет добиваться суда над
фальсификаторами? Потому, вероятно, что широкая огласка единственной наглой подтасовки и высказанное ЦИКом намерение наказать виновных в ней сняли бы страх с очевидцев многих прочих подтасовок и изнанку "честных" выборов увидали бы все.
Где прыжком, где бочком, где ползком, где на карачках страна наша от одной избирательной кампании к другой уверенно двигается к прикрытому всенародным голосованием всевластию батьков-начальников. Они 19 декабря определили состав Госдумы, они же 26 марта назовут имя следующего президента России. И еще бабушка надвое сказала, что их выбор падет на Путина.
На исходе минувшего августа, когда Примаков собрал журналистов в Центральном доме литераторов, чтобы объявить о своем решении возглавить блок "Отечество — Вся Россия", я задал ему вопрос: "Евгений Максимович, новый премьер-министр Путин — член движения "Наш дом — Россия". Если "НДР" станет партией Кремля и правительства, то не перебегут ли туда сидящие вокруг вас начальники? Не боитесь ли вы этого?" Примаков смерил меня снисходительным взглядом и бросил: "Не боюсь. Следующий вопрос". Чуть погодя ко мне подошел старинный мой знакомый, активист вошедшего в "Отечество" движения "Держава" и молвил: "Чего ты ерничаешь. Погляди на сцену, рядом с Примаковым — Лужков, Шаймиев, Яковлев, Лапшин. Кто такую силищу одолеет?"
Этот эпизод я вспомнил, читая свежий номер "Московского комсомольца" от 6 января сего года: "Вопрос о власти если еще не решился формально, то решится через три месяца. Очень маловероятно, что так называемые "оппоненты Путина" добровольно будут выставляться на посмешище всему миру. Ельцин своей отставкой не просто накаутировал многочисленную еще месяц назад свору претендентов. Он лишил их сладостных трех месяцев, когда можно было мелькать на телеэкранах, радеть за народ, потихоньку собирая деньги".
Тогда, в августе 99-го, не только многим сторонникам, но и противникам "Отечества" триумф блока Лужкова — Примакова на думских выборах казался неизбежным. Теперь, в январе 2000-го, не пылающие любовью к Путину "московские комсомольцы" не видят ему альтернативы на выборах президентских. Но четыре месяца назад большинство батьков-начальников и связанных с ними воров отказались ставить на Лужкова с Примаковым, и они сели в лужу. То же самое может произойти и с Путиным, ибо вопрос о его победе — это вопрос о гарантиях, которые он даст истинным хозяевам страны — провинциальным начальникам и наиболее крупным ворам в Москве. У Путина есть шанс с ними договориться, и он вряд ли будет противиться превращению грядущих президентских выборов в фарс с заранее известным финалом. Помешать этому может только народно-патриотическая оппозиция в Госдуме.
В настоящий момент существуют около 300 заявлений о нарушениях закона и подтасовке итогов голосования на прошедших думских выборах. Часть заявлений в виде исков направлена в суды, часть — находится в органах прокуратуры. Беспристрастность нашего правосудия известна: все иски могут оказаться под сукном. И если оппозиция в Госдуме не создаст правомочную парламентскую комиссию для проверки результатов голосования и если эта комиссия не добьется суда над жуликами-счетоводами и не объявит стране о вынесенных им приговорах, то народу на президентские выборы можно не ходить — батьковластие в стране восторжествует окончательно и бесповоротно.
Николай АНИСИН

Сегодня 00:06
1.0x