Сообщество «Форум» 23:02 10 февраля 2021

1. Постигая феномен Гения: дистанционная Пушкиниана. Университет Шанявского. Троицк-в-Москве.

Дистанционные лекции МТОДУЗ. Русский Всеобуч. Постигая феномен Гения: дистанционная Пушкиниана

Постигая феномен Гения: дистанционная Пушкиниана. 1.

Московско-Троицкий общественный дистанционный Университет Знаний... Москва - Троицк... Модератор МТОДУЗ Дмитрий Шахов - материалы факультатива "Светская этика и светская духовность"...

Москва – Рязань: Пушкины на земле Рязанской

Мечтая о могучем даре

Того, кто русской стал судьбой,

Стою я на Тверском бульваре,

Стою и говорю с тобой…

Я умер бы сейчас от счастья,

Сподобленный такой судьбе.

Но, обречѐнный на гоненье,

Ещѐ я долго буду петь…

Чтоб и моѐ степное пенье

Сумело бронзой прозвенеть.

Сергей Есенин

«Рязанское землячество» в Большой Москве… «Рязанское подворье» в Большой Москве… Вычленяя, выделяя в москвоведении «рязанский компонент», обратим внимание на некоторые существенные культурологические факты (связанные, в частности, с Пушкинианой).

На протяжении нескольких столетий имением Пушкиных было село Мокеево на Рязанщине. В 1695 году вторым полковым воеводой в Рязани служил Тимофей Семѐнович Пушкин (в 1598 году – голова в Крымском походе).Его сын Пѐтр Тимофеевич Черной, Толстой, жилец, дворянин, «за московское очищение и за рану» жалован поместьем в Рязанском уезде в 1615 г. Его жена с 1619 г. Елена Григорьевна Сумбулова (дочь Григория Никитича) наследовала д. Мокеево Рязанского у. со 170 четвертями. С того времени Мокеево часто упоминается в «пушкинском контексте». Пѐтр Петрович Пушкин, в 1645 г. рында (на Руси 15 – 17 вв. – воин придворной охраны – В.Ш.), в 1646 г. есаул, в 1652-ом стольник, в 1659-ом на службе у засек, в 1660-ом дворянин московский.

Примечательно, что владельцы села Мокеево Пушкины были одновременно владельцами села Болдино под Арзамасом.

Отошлю читателя к главе «Род и предки А.С. Пушкина на земле Рязанской» из своей книги «Русское Подстепье – прародина Александра Сергеевича Пушкина».

Краеведы и регионоведы в последние годы обнаружили и прокомментировали уникальные материалы, связанные с личностью Фѐдора Петровича Пушкина, прапрадеда А.С. Пушкина. Фѐдор Петрович переселился в Кореневщино (ныне Липецкой области), где у его сына Алексея родится внучка Надежда, которой суждено будет стать матерью великого русского поэта.

…Рязанско-московские тропы к Пушкину… Серьѐзный вклад в Пушкиниану внѐс знаменитый лирик Яков Петрович Полонский. В 1844-ом, после окончания Московского

70 университета, Полонский познакомился со Львом Сергеевичем Пушкиным.В 1846-ом Полонский написал стихотворную новеллу «Прогулка по Тифлису (письмо Льву Сергеевичу Пушкину)». В 1880 году Полонский создаѐт стихотворную трилогию «А.С. Пушкин» («Пушкин - это возрожденье Русской Музы, - воплощенье Наших трезвых дум и чувств. Это – незапечатленный Ключ поэзии, священный В светлой области искусств. Это – эллинов стремленье К красоте и лицезренье Их божеств без покрывал. Это – голос Немезиды, Это девы Эвмениды Окровавленный кинжал». Культуролого-искусствоведческая «расшифровка» текста, контекста позволяет осмыслить предлагаемую Полонским художественную концепцию роли и места пушкинского наследия в истории мировой культуры. Метафорический пантеон богов Древней Греции, Эллады («эллинов стремленье»; Эвменида, дочь Ночи... открывать тайные преступления, преследующая виновных; Немезида – богиня возмездия)… Философско-психологическая трактовка отечественной мифологической традиции («Это – вещего Бояна Струнный говор… свист Руслана… И русалок голоса… Это – арфа Серафима, В час, когда душа палима Жаждой веры в небеса. Это старой няни сказка, Это молодости ласка, Огонек в степной глуши… Это - слезы умиленья… Это – смутное влеченье Вечно жаждущей души…»).

Открытие памятника русскому гению на Тверском бульваре в Москве сопровождалось появлением самых разных жанровых «посвящений» Пушкину. Авторы их стремились осмыслить и понять характер творческой индивидуальности, отразить драматические «изломы» биографии, магически-волшебную, чарующую притягательность пушкинских образов. У Якова Полонского своѐ понимание, своя трактовка пушкинского феномена («Свой в столице, на пирушке, В сакле, в таборе, в лачужке, Пушкин чуткою душой Слышит друга голос дальний – Песню Грузии печальной… Бред цыганки кочевой… Слышит крик орла призывный, Слышит ропот заунывный Океана в бурной мгле, - Видит небо без лазури И, - что краше воли в буре, - Видит деву на скале. Знает горе нам родное… И разгулье удалое, И сердечную тоску… Но не падает усталый – И, как путник запоздалый, Сам стучится к мужику. Ничего не презирая, В дымных избах изучая Дух и склад родной страны, Чуя русской жизни трепет, Пушкин – правды первый лепет, Первый проблеск старины…»).

Пушкинское наследие в отечественной культуре… Пушкинское «присутствие» в мировой нравственно-эстетической, духовно-психологической традиции… Воспринятые от Пушкина великие уроки человеколюбия, добротолюбия, беззаветного служения искусству, патриотизма, гражданственности («Пушкин – это эхо славы От Кавказа до Варшавы, От Невы до всех морей, - Это – сеятель пустынный, Друг свободы, неповинный В лжи и злобе наших дней. Это – гений, все любивший, Все в самом себе вместивший – Север, Запад и Восток. Это – тот «ничтожный мира», Что, когда бряцала лира, Жег сердца нам, как пророк. Это – враг гордыни праздной, В жертву сплетни неотвязной Светом преданный, - враждой, Словно тернием, повитый, Оскорбленный и убитый Святотатственной рукой… Поэтический Мессия На Руси, он, как Россия – Всеобъемлющ и велик… Ныне мы поэта славим – И на пьедестале ставим Прославляющий нас лик»).

…Рязанские тропы к Пушкину… Из заметок Есенина: «…Постичь Пушкина – это уже нужно иметь талант…»; «…только сейчас мы начинаем осознавать стиль его словесной походки… В смысле формального развития теперь меня тянет всѐ больше к Пушкину….»;

******************************************************************

Москва-Тамбов: Пушкины на земле Тамбовской

Судьбой наложенные цепи

Упали с рук моих, и вновь

Я вижу вас, родные степи,

Моя начальная любовь.

Степного неба свод желанный,

Степного воздуха струи.

На вас я в неге бездыханной

Остановил глаза мои.

Но мне увидеть было слаще

Лес на покате двух холмов

И скромный дом в садовой чаще

Приют младенческих годов…

Евгений Баратынский

В часто цитируемом пушкинском «Начале автобиографии» поэт писал: «…дед мой служил во флоте и женился на Марии Алексеевне Пушкиной, дочери тамбовского воеводы, родного брата деду отца моего (который доводится внучатым братом моей матери). Отошлѐм читателя к содержательному исследованию Н.Гордеева и В.Пешкова «Тамбовская тропинка к Пушкину» (Центрально-Черноземное книжное издательство, Воронеж, 1969). По-хорошему дотошный, внимательный архивный и библиографический поиск пролил дополнительный свет на судьбы Пушкиных: Алексея Фѐдоровича, Сары Юрьевны Пушкиной-Ржевской, Юрия Алексеевича, Михаила Алексеевича, Александра Юрьевича, Надежды Осиповны Ганнибал…

Среди близких знакомых Пушкина на встречах в Москве и Подмосковье называется имя Евгения Баратынского (1800-1844). Евгений и Александр познакомились в 1818-1819 годах и «сошлись довольно коротко». В годы пушкинской ссылки, «финляндского изгнания» Баратынского они оживлѐнно переписывались. Баратынский – адресат нескольких пушкинских произведений («Сия пустынная страна…», «Стих каждый в повести твоей…», третья глава «Евгения Онегина»). В 1826 году Пушкин возвратился в Москву, встречался с Баратынским, их отношения стали ещѐ «короче прежнего». 29 октября в доме Баратынского Пушкин читает «Бориса Годунова». Баратынский посвящает Пушкину стихотворение «Новинское».

«Дельвиг – близкий друг обоих – стал для них связующим звеном», - отмечает Л. А. Чарейский. В январе 1831 года после кончины Дельвига Пушкин, Баратынский, П.А. Вяземский, Н.М. Языков встретились, чтобы помянуть усопшего друга (ресторан «Яр»).

Л.А. Черейский в «Современниках Пушкина» напоминает, что в 1827 году в черновом наброске Александр Сергеевич назвал Баратынского «одним из первоклассных наших поэтов», подчеркнув, что в элегиях «он первенствует». Ещѐ в одной записи Пушкин одобрительно говорит о баратынском «Бале» («Пора Баратынскому занять на русском Парнасе место, давно ему принадлежащее»). В статье 1830 года Пушкин размышляет о творческой судьбе Баратынского, сравнивая его с К.Н. Батюшковым: «Время ему занять степень, ему принадлежащую, - и стать подле Жуковского и выше певца Пенатов и Тавриды». Взыскательнейший мастер слова весьма лестно аттестует мастерство Баратынского: «Гармония его стихов, свежесть слога, живость и точность выражения должны поразить всякого хотя несколько одаренного вкусом и чувством».

Москва-Воронеж: Пушкины на земле Воронежской

…Здесь русский дух, здесь Русью пахнет…

А.С. Пушкин

…Глядишь кругом – всѐ сердцу говорит:

И деревень однообразный вид,

И городов обширные картины,

И снежные безлюдные равнины,

И удали размашистый разгул,

И русский дух, и русской песни гул,

То глубоко беспечный, то унылый,

Проникнутый невыразимой силой…

Глядишь вокруг – и на душе легко,

И зреет мысль так вольно, широко,

И сладко песнь в честь родины поѐтся,

И кровь кипит, и сердце гордо бьѐтся,

И с радостью внимаешь звуку слов:

«Я Руси сын! Здесь край моих отцов!»

Иван Никитин

«Воронежское землячество» в Москве… «Воронежское подворье» в Москве… Участие Москвы в строительстве Воронежских верфей, подготовке походов на Азов.

…В «Родословной росписи Пушкиных» под № 267 значится Алексей Михайлович Пушкин, ставший в 1747 году Воронежским губернатором. По стопам отца пошѐл Фѐдор Алексеевич Пушкин: он был Воронежским губернатором с 1800 по 1805 год.

Пушкинская эпоха. Пушкинское окружение. Личные контакты поэта с современниками. Дружба. Товарищество. Стремление найти в адресате, собеседнике единомышленника, соратника. Города, селения, годы, судьбы… Русское Подстепье, берега Воронежа и Дона помнят братьев… Дмитрий Никитич Бегичев (1786-1854), отпрыск старинного дворянского рода, воспитанник Пажеского корпуса, гусаром участвовал в Аустерлицком, Фридландском сражениях. В 1812-ом он – правитель канцелярии генерала А.С. Кологривова, формировавшего кавалерию в Тамбове. 1813 год. Белоруссия. В гусарском полку под командованием того же Кологривова Дмитрий Бегичев знакомится с А.С. Грибоедовым. Знакомство перерастает в почитание, искреннюю дружбу. Знакомство и дружба с Денисом Давыдовым. Общие интересы, общие воспоминания: «Где друзья минувших лет, Где гусары коренные, Председатели бесед… На затылке кивера, Доломаны до колена, сабли, ташки у бедра, И диваном – кипа сена»…

…История Большой Москвы пополняется фактами, коллизиями, судьбами, индивидуальностями, имеющими отношение к тому, что происходило тогда на берегах Москвы-реки, Оки, Дона, Воронежа. Переплетение биографий, судеб, действий, поступков… Сестра Дениса Давыдова Александра Васильевна стала женой Д.Н. Бегичева. В сущности, большинство из пушкинского окружения – в личных тесных контактах с Бегичевым. В обширной длительной переписке находился с Бегичевыми Вильгельм Кюхельбекер (любопытен «воронежский» период его жизни).

Д.Н. Бегичев – крупный государственный деятель; известен он и как литератор. Лев Толстой выделял в круге семейного чтения бегичевский роман «Семейство Холмских». Пушкинская эпоха, первые десятилетия века девятнадцатого представляется своеобразной «движущейся панорамой» со страниц бегичевских бытоописательных жанров («Ольга. Быт русских дворян в начале нынешнего столетия», «Провинциальные сцены», «Записки губернского чиновника», «Быт русского дворянина в разных эпохах и обстоятельствах его

жизни»).

…Воронежским губернатором в 40-ые годы был Николай Иванович Кривцов (1791 1843). Московские страницы его биографии весьма поучительны и увлекательны. Ранение под Бородиным. В 1813-ом он потерял ногу под Кульмом. Слушал лекции в лучших университетах Франции и Германии. В беседах с А.С. Пушкиным он рассказывал потом о знакомстве с Шатобрианом, Бенжаменом Констаном, аббатом Грегуаром, Талейраном, Контом, Сисмонди, мадам де Сталь.

Из мемуаров пушкинской эпохи – характеристика близкого приятеля А.С. Пушкина – Н.И. Кривцова: «Экс-фаворит императора, экс-губернатор трех губерний, экс-богач, посещавший все дворы Европы и не последний в первых ее обществах, имеющий блистательные и основательные надежды, бывший в родственных связях и отношениях с первыми домами и лицами империи, с гордым повелительным характером…».

Это ему адресует Александр Сергеевич письмо за неделю до женитьбы на первой красавице Москвы: «Все, что бы ты мог сказать мне в пользу холостой жизни и противу женитьбы, все уже мною передумано. Я хладнокровно взвесил выгоды и невыгоды состояния, мною избираемого. Молодость моя прошла шумно и бесплодно. До сих пор я жил иначе как обыкновенно живут. Счастья мне не было… Мне за 30. В тридцать лет люди обыкновенно женятся – я поступаю как люди и вероятно не буду в том раскаиваться. К тому же я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей.Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностью. …Прерываю письмо мое, чтоб тебе не передать моей тоски. Пиши мне на Арбат…».

Николая Кривцова знали, доверительно общались с ним Н.М. Карамзин, П.А. Вяземский, В.А. Жуковский, И.И. Дмитриев, братья Александр и Николай Тургеневы. Значится он и на заседаниях «от липецкого потопа» полемически-знаменитого «Арзамаса». С А.С. Пушкиным сблизился он еще с 1817 года. В стихотворении 1819 г. «Кривцову» Пушкин, называя своего адресата «милым другом», с иронией предсказывает будущее жизнелюбов и озорников («Мы ж утратим юность нашу Вместе с жизнью дорогой»; «Смертный миг наш будет светел»). Уезжающему в Англию другу Пушкин подарил карманное издание «Орлеанской девственницы» Вольтера; в сопроводительном стихотворном послании Кривцов именуется «эпикурейцем моим», устремившимся в «мрачный Альбион». Осенью 1823 года Александр Сергеевич писал возвратившемуся на родину Кривцову: «Милый мой Кривцов, помнишь Пушкина?.. …не забывай демократических друзей 1818 года. Все мы разбрелись. Все мы переменились. А дружба, дружба…».

В библиотеке Кривцова – книги с автографами Пушкина, Вяземского, Дельвига, Карамзина, Батюшкова, Баратынского, мадам де Сталь, Бенжамена Констана. Посылая Кривцову экземпляр «Бориса Годунова», А.С. Пушкин с признательностью заметил: «Ты некогда баловал первые мои опыты».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x