Авторский блог Юрий Юрьев 03:00 30 ноября 1998

ВЕРА И ЦЕРКОВЬ

0
ВЕРА И ЦЕРКОВЬ
48(261)
Date: 01-12-98
Мы часто слышим от разных людей ставшее модным: “Я как православный человек...” или “Мы, люди православные...” Что содержит в себе понятие “православный”, что понимается под ним? Может быть, это большой, тяжелый, лучше если старообрядческий, крест на груди, отпущенная борода, подчеркнутое соблюдение поста, популярные разговоры об архитектуре строимых ныне церковных зданий и письме современных икон, патриотические рассуждения о тех или иных политических событиях?
Да, все перечисленное может быть свойственно православному человеку, но может и не быть. Главное — в ином. Из уяснения понятия о людях, именуемых православными, вытекает понятие и о самой Православной Церкви, того, для чего она нужна (как ни странно звучит последнее).
Человек, желающий быть православным, стремится к Богу. Я сознательно не употребляю слов “должен веровать”, потому что огромное большинство наших соотечественников говорит: “Я в душе в Бога верю, а в церковь-то зачем ходить?” Если мы называем себя православными, то никаких заслуг перед Лицем Бога мы положить не можем. Мы можем положить только стремление к Нему. Это стремление выражается в желании выполнять Его Волю, которую мы узнаем из Богодухновенных Писаний (то есть Писаний от Духа Святого): Ветхого и Нового Завета. За это стремление человек награждается Верой, которая суть Дар Божий, и приобщением к Таинствам Церкви, оставленным нам Самим Господом нашим Иисусом Христом. Наиглавнейшее среди них — таинство Причастия. “Рече же им Иисус: Аминь, Аминь глаголю вам аще не снесте плоти Сына Человеческого, не пиете крове его живота (жизни) не имате в себе. Иадый мою плоть и пияй мою кровь имать живот вечный: и аз воскрешу его в последний день”.
При этом таинстве хлеб и вино предложения претворяются в Тело и Кровь Христовы, а чтобы мы могли их потребить, подаются нам Богом в виде хлеба и вина. В церковной практике известны случаи, когда люди, подходящие к Причастию без Веры или с какими-либо кощунственными мыслями, ощущают у себя во рту вкус крови и плоти и не могут их проглотить. В православном служебнике есть даже указания для священника, что он должен делать в этом случае. У монахов одного из католических орденов уже несколько столетий хранится как святыня собранная кровь и часть сердечной мышечной ткани, в которую обратился хлеб в руках священнослужителя во время Таинства, когда он в мыслях своих усомнился в истинном претворении Даров.
Если ты хочешь называть себя православным, то должен не менее четырех раз в год (во время постов) и один раз в День Ангела причащаться Святых Таин. Подчеркнем, что это лишь необходимый минимум, дабы человек сам не отлучил себя от Бога. Чтобы подойти ко Причастию, нужно пройти Таинство Исповеди или Покаяния. Исповедоваться нужно по возможности чаще. По совершении серьезных грехов нужно стремиться исповедаться сразу же, ибо — “В чем застану — в том и сужу”. Никто же не знает, где ожидает нас смерть.
Хочешь быть православным — стремись освятить свой брак Таинством Венчания. Детишек православные через Таинство Крещения подводят под Божий Покров, посвящая во младенчестве во Христовы Воины. Умерших своих близких и родственников они отпевают в Церкви, а умерших в безбожные годы отпевают заочно, если они были крещены и не покончили жизнь самоубийством. Нужно это для того, чтобы Церковь при поминовениях, домашних молитвах и милостынях могла отмолить из ада усопших близких и сродников, наших дедов и прадедов. Это одна из прижизненных задач человека, именующего себя православным. Нужно поминать так же и живых.
Православный человек старается молиться Богу, мало-помалу совершенствуя свое молитвенное правило. В жизни своей при совершении поступков он старается руководствоваться не мыслью: “Как мне лучше?”, а мыслью: “Чего от меня хочет Бог?” Понятие об этом приходит постепенно, по мере чтения Евангелия и других Священных книг. Ежедневное, например вечернее, чтение этих книг и является для нас, грешных, беседой с Богом.
Давно подмечено учителями Церкви, да и я, неофит, могу свидетельствовать, что, бывает, мечешься с иной житейской проблемой или духовным вопросом весь день, а вечером сядешь читать очередную главу из Евангелия (причем по порядку, который сам когда-то для себя установил) — и вычитываешь прямой ответ на этот вопрос.
Желающий быть православным внимателен к таким маленьким чудесам, он следит за своей внутренней духовной жизнью, скрытой от посторонних глаз, помнит о том, чего он просит у Господа, и отмечает посылаемое ему в ответ на те или иные его молитвы и дела. Это, конечно, далеко не все, а лишь некое начало, чтобы можно было себя назвать человеком воцерковленным, при этом звание Православный Христианин остается для нас неким идеалом и почетным именем, подтвердить которое мы можем не менее, как терпением страданий за Веру и готовностью к смерти за Христа.
Устремленность воцерковленного человека к Жизни вечной, по сравнению с которой наше нынешнее существование — лишь краткое мгновение, не означает индифферентности к окружающему миру. Ведь он окружен родными и близкими, своим народом, по отношению к которому у него есть установленные Богом обязанности. За вывеской экономических и политических проблем Отечества своего он отчетливо видит войну, развязанную против последнего оплота земной Веры сатаной, усматривает его явных и тайных служителей. Необходимость защиты Христианского Отечества, нашего сжимающегося Мира, в котором все еще возможно спасение душ человеческих, воспринимается им острее и болезненнее, чем человеком, видящим лишь социальную и политическую упаковку наших бед.
К примеру, за таким, как бы аграрным вопросом “О продаже земли” стоит вопрос: “А кто нам давал право распродавать Удел Божией Матери на Земле, торговать Землей Обетованной нашего народа, данной многим поколениям в прокормление и обеспечение всем необходимым для нашего, если потребуется, автономного существования? Кто нам дал право торговать этим Даром Бога народу, несшему Свет Истинной Веры?
За вопросами “информационной политики телевидения” просматривается принудительное отлучение от Бога огромного количества людей — и особенно молодежи — посредством приобщения их к греху, а растленная душа сама удаляет себя от Лица Бога. Это все не только слабости человеческие или продажность отдельных личностей, а осмысленная работа служителей дьявола по приобщению людей к аду. Утопленники тянут на дно все новые и новые жертвы. Так же и с вопросом об армии, о экономике, о чем угодно.
После необходимо поверхностных, ограниченных размерами статьи рассуждений о православном человеке перейдем к словам о нашей Православной Церкви. Обычно нынешнее общественное сознание понимает под этим словом Патриархию, Епископов и Священство. На деле, ее составляют все христиане: бывшие, настоящие и даже будущие. Одним своим существованием в Мире они активно воздействуют на мир. “Вы есть соль земли”. Вся система координат, если можно так выразиться, в которой существует человечество, включая и некрещеную его часть,— христианская. Летоисчисление, недельные циклы, международ- ное право, юриспруденция и многое другое. К великому горю, чем далее человечество уходит от Бога, тем сильнее размывается эта система, тем ближе приход Зверя.
Часто стал слышен упрек: “Почему Церковь не призовет к восстанию?” Глупый упрек. Но ответим. Потому что не Ельцин, Березовский, Чубайс и Гусинский с Лебедем сойдутся в рукопашной на Красной Площади, а русские крещеные, но не разумные мужики в милицейской и армейской форме, иные и без формы. Да и было уже восстание. Герои, за Отечество живот свой положившие, спят в земле сырой, и Церковь молится за них, а лукавые вожди кровопролития спят мертвым сном своих душ в правительственных и неправительственных кожаных креслах, а должны бы проводить дни свои в слезообильном покаянии. Церковь никогда не призовет к гражданской войне, но к стоянию за Веру, за Божий порядок жизни она призовет. А призыв этот должен быть обращен к верующим людям. Внутренне мертвые люди на распятие за Отечество не пойдут.
Главный же подвиг Церкви — не от Мира сего. Он в том, что сквозь преследования и кровь Таинства Божии донесены до нашего страшного времени. Без Них человек не может попасть в Царствие Божие. Ныне мы уподоблены Ветхозаветному народу израильскому. Ведь немцы распрощались с Благодатью Таинств при утверждении лютеранства, англичане — протестантства, американцы никогда и не знали Ее, так как Америка — баптистская страна от века. Католики же, признавая чин Литургии Иоанна Златоустого, Василия Великого и брата Христа Апостола Иакова, по которым совершают богослужение православные, так исказили и сократили свою Литургию к настоящему времени, что трудно говорить о совершении у них главного Таинства. А ведь если бы попущено было предтечам нынешних служителей тьмы перебить Православное духовенство в 20-30-е годы и прервалось бы Таинство Хиротонии — Рукоположения нашего духовенства, уходящего непрерывной цепью к Апостолам Христовым — мы были бы лишены возможности спасения. И если был такой Божий Промысел — значит, надежда на нас еще есть. Каждый воскресный и праздничный день Церковь взывает: “Приидите и ядите...” На что “новый православный” отвечает: “Да нет, я в душе верю”. А ведь за эту возможность пролиты не только моря крови исповедников христианских, но и Бесценная Кровь самого Спасителя.
Юрий ЮРЬЕВ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x